Информационное
агентство России
8°C
20 сентября, 05:14

Израильский писатель о войне в секторе Газа: «Убей сотню турков и отдохни»

art_dev
Израильский писатель о войне в секторе Газа: «Убей сотню турков и отдохни»
Известный писатель, журналист и активист движения за мир "Лагерь Мира" Ури Авнери

На этой неделе мне напомнили старый еврейский анекдот, в котором еврейская мама провожает сына, призванного в царскую армию на войну с турками. «Не рвись сильно, — внушает она ему. — Убей турка, и отдохни, убей другого и опять отдохни…». «Но мама! — восклицает сын. — А что, если турок убьет меня?». «Убьет тебя?! — восклицает мать. — Зачем? Что ты ему сделал?».

Это не шутка (на этой неделе не до шуток). Это урок по психологии. Мне это пришло в голову, когда я читал заявление Эхуда Ольмерта, где он говорит, что особенно его вывели из себя мероприятия в Газе, которые имели место после убийства 8 студентов иудейской религиозной школы в Иерусалиме.

До этого, в прошлые выходные, израильская армия убила 120 палестинцев в секторе Газа, половина из них были мирными жителями, среди которых — несколько дюжин детей. Это не было «убей турка, и отдохни», скорее «убей сотню турок и отдохни». Но Ольмерт этого не понимает.

Пятидневная война в Газе — не более чем еще один эпизод в долгой истории палестино-израильского конфликта. Это кровавое чудовище никогда не насыщается. Напротив, его аппетит только растет.

События начались с «целенаправленной ликвидации пяти командиров боевиков» внутри сектора Газа. В «ответ» прогремели залпы ракет, на этот раз нацеленных не только на Сдерот, но также Ашкелон и Невиот. «Ответом» на «ответ» явилось вторжение израильской армии [на палестинскую территорию] и бесконтрольная бойня.

Формальной целью израильтян было, как обычно, объявлено предотвращение пусков ракет, что означает: убить максимум палестинцев, чтобы «преподать им урок». Решение было основано на традиционном израильском принципе: непрерывно наносить удары по мирному населению до тех пор, пока оно не сбросит своих лидеров. Этот метод испробовали сотню раз, и всякий раз он проваливался.

Как будто для иллюстрации пороков приверженцев этого принципа, бывший генерал Матан Вильнаи заявил по телевизору, что палестинцы сами навлекли на себя «шоах» (в переводе с иврита — уничтожение. — прим. ред.). Еврейское слово «шоах» известно во всем мире, где имеет одно ясное значение: Холокост, уничтожение нацистами евреев. Эта фраза Вильнаи распространилась, словно лесной пожар по всему арабскому миру, и вызвала волну возмущения. Я тоже получил множество сообщений по электронной почте и ответил на массу телефонных звонков. Как убедить людей в том, что в обычном значении слово «шоах» означает «всего-навсего» большую беду, и что генерал Вильнаи, бывший кандидат на пост начальника генерального штаба, не самый умный из людей?

Несколько лет назад президент Буш призвал к «крестовому походу» против терроризма. Он даже и не подумал, что для миллионов арабов «крестовый поход» ассоциируется с одним из величайших преступлений в человеческой истории, отвратительной бойней мусульман (и евреев), устроенной крестоносцами на улицах Иерусалима. Да, в соревновании умов между Бушем и Вильнаи результат трудно предсказуем.

Вильнаи не понимает, что слово «шоах» означает для остальных, как Ольмерт не понимает, почему радуются в Газе после атаки на иудейскую школу в Иерусалиме. Вот такие «мудрецы» контролируют публичное мнение через средства массовой информации. Что их объединяет, так это притупленное понимание чувств любого нееврея и неизраильтянина. Из этого проистекает их неспособность понимать психологию другой стороны, и, следовательно, последствия собственных действий.

Это так же хорошо иллюстрирует неспособность понять, почему ХАМАС объявил себя победителем в пятидневной войне. Какая такая победа? В конце концов, погибли только один мирный житель и два израильских солдата, в то время как было убито 120 палестинцев, боевиков и гражданских лиц.

Однако битва была между одной из сильнейших армий в мире, экипированной самым современным оружием и парой тысяч ополченцев с примитивным оружием. Если сражение закончилось ничьей, — а сражения такого рода всегда заканчиваются вничью, — это становится большой победой слабой стороны. Так было во второй Ливанской войне и в нынешней войне в Газе. (Бенджамин Нетаньяху сделал одно из самых дурацких заявлений этой недели, призвав израильскую армию отказаться от войны на истощение в пользу решительных действий. Как будто в такой войне в принципе возможны решительные действия).

Реальные последствия таких операций невозможно измерить материально: столько-то убитых, столько-то раненых и столько-то уничтожено. Результаты скорее психологического рода. Их невозможно измерить, следовательно, они за пределом понимания генералов: насколько усилилась ненависть, сколько людей поклялось отомстить…

Теперь политическое и военное руководство еврейского государства заседает и решает, что делать, как «ответить». Никаких новых идей не появилось и не появится, поскольку ни один из этих политиков и генералов не способен дать новую идею. Единственное, на что они способны, это повторить одну из сотни старых вещей, которые они уже сотни раз делали, но которые так и не сработали.

Первый шаг на пути избавления от этого безумия — это готовность подвергнуть сомнению принципы и методы последних 60 лет и начать думать по-новому, с самого начала. Это всегда тяжело. Это еще тяжелее нам, поскольку наше руководство не обладает свободой мысли — его мышление тесно связано с мышлением американского руководства.

На этой неделе был опубликован шокирующий документ: статья Дэвида Роуза в Vanity Fair, в которой рассказывается, как каждый шаг палестинского руководства в последние годы вплоть до мельчайших деталей был продиктован американскими официальными лицами. Несмотря на то, что статья не касается американо-израильских отношений (что само по себе удивительно), по умолчанию очевидно, что американский курс был до мельчайших деталей скоординирован с израильским правительством.

Почему это шокирует? Все эти вещи уже главным образом известны. В этом смысле в статье нет никаких сюрпризов:

— Американцы приказали Махмуду Аббасу провести парламентские выборы, чтобы представить Буша проводником демократии на Ближнем Востоке;

— ХАМАС неожиданно выиграл выборы;

— Американцы устроили палестинцам бойкот, чтобы отменить результаты голосования;

— Аббас временно отошел от навязанной ему политики и под эгидой (и давлением) Саудовской Аравии заключил с ХАМАСом договор;

— Американцы покончили с этим и заставили Аббаса передать силы безопасности под руководство Мохаммеда Дахлана, которого они выбрали на роль «сильной руки» Палестины;

— Американцы дали Дахлану массу денег и оружия, обучили его людей, и приказали ему провести военный переворот против ХАМАС в секторе Газа;

— Победившее на выборах правительство ХАМАС предусмотрело этот ход и само устроило контр-переворот.

Все это уже и раньше было известно. Что нового в этой смеси новостей, сплетен и догадок, так это то, что они выкристаллизовались в цельный меморандум, созданный на основе официальных документов США. Это очередное свидетельство американского невежества в вопросе палестинской внутренней политики, которое превосходит даже израильское невежество.

Джордж Буш, Кондолиза Райс, сионист и неокон Элиот Абрамс, а также представители американского генералитета, не обремененные никакими знаниями по вопросу, здесь соревнуются с Эхудом Ольмертом, Ципи Ливни, Эхудом Бараком и их собственными генералами, чьи горизонты мысли не простираются дальше стволов их танков.

Тем временем американцы «уничтожили» Дахлана тем, что публично признали его своим агентом, действуя по принципу «он сукин сын, но наш сукин сын». На этой неделе Кондолиза также нанесла смертельный удар Аббасу. Утром он заявил о временном прекращении (бессмысленных) мирных переговоров с израильтянами, что было тем минимумом, который он обязан был сделать в свете зверств в Газе.

Райс, получив эту новость за завтраком в теплой компании с Ливни, немедленно позвонила Аббасу и приказала ему аннулировать заявление. Аббас сдался, тем самым окончательно дискредитировав себя перед своим народом.

Логика не была дана народу израилеву на горе Синай, а ниспослана древним грекам с горы Олимп. Несмотря на этот явный недостаток, я все-таки постараюсь ее применить.

Чего наше правительство пытается добиться в Газе? Оно хочет покончить с правлением ХАМАС (и заодно также положить конец ракетным обстрелам «израильских территорий»).

Оно пыталось достичь этих целей с помощью тотальной блокады, надеясь, что население восстанет и само сбросит ХАМАС. Этого не случилось. Альтернативой может быть повторная оккупация всего сектора. Это будет стоить больших военных потерь, возможно больших, чем те, с которыми общество готово смириться. Кроме того, это и не поможет, поскольку ХАМАС вернется в тот самый момент, когда израильские войска покинут территорию Газы. (Согласно Мао Цзэдуну, первое правило партизанской войны гласит: «Когда враг наступает — отступай. Когда враг отступает – наступай»).

Единственным результатом пятидневной войны стало усиление ХАМАС и дальнейшее сплочение с ним народа, причем не только в секторе Газа, но и на Западном Берегу, и в Иерусалиме. Как же, есть смысл праздновать победу. Запуск ракет также не прекратился. Более того, их дальнобойность увеличилась.

Тем не менее, допустим, что такая политика достигла успеха, и ХАМАС свергнут. Что теперь? Аббас и Дахлан могут вернуться только на броне израильских танков, как субподрядчики оккупационного режима. Ни одна страховая компания не выдаст полиса на их жизни. А если они не вернутся, настанет такой хаос, из которого возникнут экстремистские силы, не поддающиеся воображению.

Вывод: ХАМАС существует. Его невозможно игнорировать. С ним необходимо договориться о прекращения огня, а не говорить «если они первыми прекратят стрелять, мы тоже прекратим». Настоящее прекращение огня, как танго, требует партнеров. Оно должно закончиться детальным соглашением, которое положит конец всем видам боевых действий на всех территориях.

Прекращение огня долго не продержится, если оно не будет дополнено долгосрочным перемирием и в конечном итоге — миром. Такие переговоры нельзя вести с ФАТХ. Следовательно, необходимо палестинское правительство, которое бы включало оба движения, в том числе таких людей, которым палестинский народ доверяет. Таким как, например, Марван Баргхути.

Но это было бы прямой противоположностью современной американо-израильской политике, согласно которой Аббасу запрещено даже разговаривать с ХАМАС. Ни среди израильского, ни среди американского руководство не найдется ни одного смельчака, который бы открыто назвал вещи своими именами. Таким образом, все так и будет, как оно сейчас идет.

Мы убьем сотню турков и отдохнем. Время от времени турок придет и убьет кое-кого из нас. Ну почему, Господи? Что мы им сделали?

По материалам ИноСМИ.Ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: