Информационное
агентство России
31°C
20 августа, 16:17

От Косово до Северного Кипра

art_dev
От Косово до Северного Кипра
Книга Фуада Гаджиева «Независимость де-факто. Турецкая Республика Северного Кипра». Regnum, 2008

Отвечая недавно на вопросы журналистов в связи с провозглашением независимости Косово, Владимир Путин справедливо напомнил им о существовании Северного Кипра – непризнанного мировым сообществом государства, являющегося фактически независимым уже в течение нескольких десятилетий.

Как бы в подтверждение этих слов российского президента, буквально на днях в Москве было опубликовано уникальное во многих отношениях исследование политолога Фуада Гаджиева «Независимость де-факто. Турецкая Республика Северного Кипра» (Regnum, 2008). Суть необычности этой книги, пожалуй, лучше всего объясняет сам автор: «настоящее исследование в значительной мере нарушает тенденцию к защите греческой и греко-кипрской точки зрения на события, имевшую место в большинстве исследований кипрской проблемы советскими и российскими авторами. Подобная тенденция являлась отражением советской и до определенной степени российской политики в регионе Балкан и Восточного Средиземноморья. Данное исследование уделяет значительную долю внимания турецкой и турко-кипрской трактовке событий, что имеет своей целью способствовать лучшему пониманию положения ТРСК для оптимальной реализации российских интересов в указанных регионах, а также на постсоветском пространстве. Это перекликается с мнением ряда ведущих российских дипломатов и международных экспертов, настаивающих на необходимости присутствия России с обеих сторон кипрского конфликта».

Очевидно, что кипрская проблема возникла прежде всего из-за того, что на этом острове живут два народа (греки и турки), которые никогда не ощущали единой гражданской идентичности. В то же время Конституция Республики Кипр, возникшей в 1960 году, основывалась на двухобщинности и предоставляла равные права обоим народам. Однако, как отмечает Ф. Гаджиев, «греческое большинство острова, составлявшее 82 процента населения, было несогласно с несправедливым, по его мнению, наделением турецкого меньшинства (18 процентов от общего количества населения) равными с греками правами. Со своей стороны турки не желали довольствоваться статусом меньшинства и ратовали за выполнение условий кипрской Конституции».

В 1963 году греческое большинство предприняло попытку лишить турок прав, предоставленных им Конституцией. Турки были вооруженным путем удалены из государственных структур управления. При этом турецкое меньшинство было изгнано из большинства населенных пунктов, лишено собственности и загнано в небольшие анклавы, занимавшие 3 процента от общей территории острова.

В 1974 году «черные полковники», правившие тогда Грецией, попытались присоединить Кипр к себе. В связи с достигнутыми ранее соглашениями, запрещавшими объединение острова с каким-либо государством, Турция ввела на него свои войска. В результате чего примерно 35 процентов северной части Республики Кипр оказалось под контролем турецких вооруженных сил. Эта акция Анкары привела к падению военного режима в Афинах. После чего, однако, Турция отказалась вывести свои войска с Кипра, объясняя это необходимостью защиты прав турецкого населения.

В связи с этим большинство турок перебралось на север острова, а почти все греки переселились на юг. Эта ситуация сохраняется и по сей день.

Что происходило в дальнейшем, и каково положение сейчас? Об этом Ф. Гаджиев сообщает в своей работе, в частности, следующее: «В ходе переговоров по урегулированию, начавшихся после 1974 г., стороны прояснили свои позиции и даже достигли компромисса по будущему устройству единого Кипрского государства. Оно должно быть федеративным, двухобщинным и двухзональным. Однако разное видение кипрской федерации не позволило сторонам прийти к соглашению. Греки видят ее как государство с общей территорией и прозрачными границами между двумя частями, турки – как конфедерацию двух самостоятельных государств. Противоречия между общинами по этому вопросу привели к провозглашению турецкой общиной в 1983 г. независимой Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК) — первого в послевоенной Европе непризнанного государства. Образование ТРСК было отрицательно воспринято мировым сообществом. Совет Безопасности ООН принял резолюции 541 и 550, призывающие мировое сообщество не признавать республику и не устанавливать с ней никаких политических, экономических и культурных контактов. Вместе с тем ТРСК была признана Турцией в качестве независимого государства. Она пользуется всесторонней дипломатической, экономической и военной поддержкой этого государства.

Переговоры по урегулированию кипрской проблемы ведутся в рамках миссии добрых услуг Генерального секретаря ООН, созданной согласно резолюции 186 Совета Безопасности ООН. Однако прогресса на переговорах практически нет… (…)

Изменение геополитической ситуации в результате распада СССР привело к большей самостоятельности на международной арене Евросоюза, что было в полной мере использовано Грецией и Республикой Кипр, вступившей в ЕС в качестве полноправного члена. В этой связи следует отметить смену руководства ТРСК, чему в немалой степени способствовали США, Великобритания и Турция. Новое руководство ТРСК, пришедшее к власти на волне борьбы за объединение острова в соответствии с планом урегулирования ООН (планом Аннана), провозгласило своей целью объединение острова, а не его раздел…

Провал референдума по плану Аннана в греческой части острова и его успех в турецкой привели к изменению отношения мирового сообщества к ТРСК и перехвату Турцией и ТРСК инициативы в сфере международных отношений. Международно признанная Республика Кипр в настоящий момент расценивается на международной арене как сила, препятствующая объединению острова. Это и прочие обстоятельства геополитического характера дали старт процессу фактического признания ТРСК со стороны мирового сообщества. США, Великобритания, Франция, некоторые страны ОИК стали признавать паспорта ТРСК. Эти же страны имеют в северной части острова представительства, частично выполняющие дипломатические функции. В 17 странах мира действует 22 дипломатических, торговых и почетных представительства ТРСК. Расширяются двусторонние контакты ТРСК с ЕС, Советом Европы, ОИК; лидеры и официальные лица этого непризнанного государства принимаются на высоком государственном уровне в США, Великобритании, Пакистане, Саудовской Аравии и других странах мира. Подобная ситуация стала результатом не только усилий по достижению признания ТРСК, прилагающихся турко-кипрской стороной, ее союзниками и симпатизантами. Это является свидетельством серьезного тренда в международных отношениях в сторону определенных форм признания непризнанных государственных образований».

Напрашивается естественный вопрос: если Соединенные Штаты и основные страны ЕС считают законным признание независимости Косово, то почему же упорствовать в признании ТРСК, являющейся независимой де-факто уже почти четверть века?! Откровенно слабы аргументы тех, кто твердит об уникальности «косовского прецедента». Главный из них заключается в том, что «сербы виноваты как народ». Эту откровенно расистскую и антисербскую формулу, между прочим, изобрел и публично отстаивал не кто иной, как специальный представитель ООН по Косово Марти Ахтисаари. Но ведь наверняка может найтись какой-нибудь турецкий киприот, который, зная о преступлениях и зверствах греков-киприотов в отношении его соплеменников с 1963 по 1974 гг., объявит — «греки виноваты как народ». Очевидно, что пользоваться такого рода аргументами в ХХI веке недопустимо и даже позорно кому бы то ни было, тем более политикам, обладающим властью, авторитетом и соответствующими полномочиями.

Признание «независимого Косово» стало возможным только потому, что США, решив, что они победили в «холодной войне», уверовали в собственную непогрешимость, посчитав, что только их политическая система имеет право на существование. Потому любое несогласие с позицией Вашингтона незамедлительно объявляется «попранием свободы и демократии».

В реальности же, конечно, в подобном поведении нет ни свободы, ни демократии. События вокруг Косово стали ярчайшим олицетворением данного стиля поведения, основанного на принципе «что хочу, то и ворочу». Глядя на происходящее сегодня в мировой политике, нельзя, вероятно, не вспомнить известное народное выражение: сила есть, ума не надо…

В то же время американскому президенту, предопределившему еще в июне 2007 г., что «независимость Косово неизбежна», и всем тем, кто его поддержал, ради элементарной объективности и справедливости следовало бы признать и независимость ТРСК. Для этого, несомненно, имеются ничуть не меньшие и куда более весомые и реальные аргументы, чем для признания Косово, столь милого сердцу Джорджа Буша и его недальновидных союзников по ЕС, не отдающих себе отчета в том, что они собственными же руками заложили мину замедленного действия под весь континент. Иными словами — под самих себя. Как любил говаривать Горбачев: «процесс пошел».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: