Информационное
агентство России
27°C
20 августа, 12:42

«В окружении Махмуда Аббаса есть люди, не заинтересованные в преодолении раскола между палестинцами»

art_dev
«В окружении Махмуда Аббаса есть люди, не заинтересованные в преодолении раскола между палестинцами»
Председатель политбюро движения ХАМАС Халед Машааль

60 лет назад Ближневосточный регион прочно стал зоной центрального мирового конфликта. С тех пор боевой накал там не утихал, и все ведущие мировые державы оказались вовлечены в это противостояние. 20 лет назад на арену вышло движение ХАМАС. США и Израиль считают ХАМАС террористической группировкой, Россия и представители европейских стран проводили встречи с лидерами этого движения. Джимми Картер, бывший президент США и один из наиболее успешных в истории переговорщиков по Ближнему Востоку, недавно встречался с Машаалем, а в своей книге и серии интервью подчеркивал, что без участия ХАМАС урегулирование в регионе невозможно. Того же мнения придерживается и один из ведущих американских экспертов Збигнев Бжезинский. Позицию ХАМАС по ключевым вопросам изложил в интервью корреспонденту «Газеты» Надежде Кеворковой глава политбюро движения ХАМАС Халед Машааль.

Ближневосточному противостоянию уже 60 лет. Несколько поколений палестинцев родилось и выросло в изгнании. Территория кризиса и войны все расширяется, условия жизни в самой Палестине тяжелейшие. Не устали ли люди?

У арабов есть странная особенность: если с ними мягко обращаться, они могут обмануться, но если бросить им вызов, они находят силы, чтобы противостоять этому давлению. Посмотрите, как сражается Ирак.

Эта земля видела много конфликтов, здесь Бог создал таких людей, которые могут соответствовать испытаниям.

В наших сердцах есть тоска о Господе — этот дух арабы носят в себе. Спросите любого палестинца, как он видит будущее: никто не скажет, что Израиль победит. У нашего народа долгосрочное дыхание, мы готовы сражаться и 100, и 200 лет, хоть весь мир будет против нас.

Что вы считаете победой для палестинцев? В чем цель этой борьбы?

Конец агрессии и оккупации. Победа для палестинцев — право жить в своем государстве, как и другие народы.

А что будет с побежденными?

Мы живем в настоящем времени. Палестинцы договорились между собой, что мы согласны на государство в границах 1967 года. Мы не считаем это справедливым и окончательным, но мы считаем это приемлемым для нас сегодня. Это должно быть государство, обладающее полным суверенитетом, с правом возвращения беженцев, со столицей в Иерусалиме, без поселений чужого государства на его территории.

Значит ли это, что движение ХАМАС готово признать и государство Израиль в границах 1967 года? Говоря об Иерусалиме, вы имеете в виду Восточный Иерусалим?

Есть только один Иерусалим. Израиль в 1948 году оккупировал часть города и назвал его вместе с некоторыми пристроенными поселениями Западным Иерусалимом. Международное право не признает этого, у Иерусалима сохраняется особый статус, и он относится к ведению именно международного права. Это весьма чувствительный момент. Поэтому все государства мира отказываются переносить сюда свои посольства. Отсюда и неуступчивость израильтян в переговорах с Махмудом Аббасом.

Что касается первой части вопроса. Мы согласны на государство Палестина в тех условиях, о которых я сказал. Но это не означает, что мы признаем Израиль. Мы предлагаем им перемирие на определенное время. Это означает, что после того, как будет воссоздано государство Палестина, оно решит, как дальше будет обстоять дело.

Неуместно давить на палестинцев сейчас, чтобы мы отвечали, что будет, когда у нас будет государство. Снимите блокаду, уберите оккупацию, дайте право на самоопределение, дайте жить, как всем народам мира позволено жить. Потом можно и начинать говорить о том, какое будущее во взаимоотношениях с другими странами. Не все международные отношения строятся на взаимном признании друг друга.

Кто нуждается в признании — тот, кого обокрали, или тот, кто украл?

Признание Израиля является первым требованием всех переговорщиков. Ясир Арафат признал Израиль. Почему не пойти на уступки?

Время от времени западные политики заставляют палестинских политиков под давлением признавать Израиль. Может быть, им это нравится. Но какая в этом польза? Вынужденные признания не поддерживаются народом и не имеют будущего.

Ясир Арафат признал Израиль и подписал с ним договоры. Но началась интифада, и все это кончилось. Сейчас давят на Махмуда Аббаса. Если он пойдет на уступки во всех вопросах, то в чем ценность его позиции для палестинского народа?

Не стоит давить на ХАМАС в этом отношении — это давление не имеет никакого реального смысла. Народ отвернется от любого политика, который не выражает его мнения. Созидают мир народы, а не бумаги, которые подписывают политики.

Джордж Буш объявил, что не позднее окончания его президентского срока палестинское государство будет создано, а урегулирование достигнуто. Вы сомневаетесь в этом?

Американская администрация хочет получить соглашение между палестинцами и израильтянами — неважно, действенное или нет. Поэтому они все чаще говорят о рамочном соглашении (то есть о декларации хотя бы общих принципов), поскольку не добились никаких результатов.

Эта администрация хочет любой ценой достичь соглашения ради улучшения образа Америки в мире и ради успеха на выборах. Ведь других международных успехов у них пока нет — ни в Ираке, ни в Афганистане, ни с иранцами, ни с сирийцами, ни с Китаем, ни даже с Россией.

Ради этого они надеются не допустить соглашения между палестинцами, поддерживать блокаду Газы и изолировать ХАМАС.

Вы ждете каких-то изменений от того, кто придет к власти в Белом доме на ближайших выборах?

Приходят различные администрации, но их отношение к арабо-израильскому конфликту не меняется. Их позиция почти одинаковая, палестинцы не очень надеются на них.

Раскол в палестинских силах — свершившийся факт. Что вы можете предложить для его преодоления?

Это ненормальная ситуация. Она ослабляет позицию палестинцев перед израильтянами. Палестинцы и ХАМАС хотят покончить с этим расколом, и некоторые братья внутри ФАТХ хотят покончить с этим расколом. Большинство палестинских организаций хотят покончить с расколом.

Но есть и те, кто не хочет преодоления раскола. Это Израиль, США и группа людей в палестинской администрации, которая отказывается идти к миру. Это группа людей вокруг Махмуда Аббаса. Их личные интересы направлены против преодоления раскола. Мы приняли все призывы по урегулированию — Египта, Саудовской Аравии, Судана, Йемена, Катара, Сирии. «Декларация Саны» была подписана представителями ФАТХ и ХАМАС, но Аббас снял подпись своей стороны. Израиль предупредил его: или он вступает в соглашение с ХАМАС, или имеет поддержку Израиля. Он выбрал Израиль. К сожалению, межпалестинское согласие сегодня зависит от американцев, а не от самих палестинцев.

Существует ли напряжение между палестинцами-христианами, православными палестинцами и палестинцами- мусульманами?

Это очень важный вопрос. Мы воспринимаем палестинцев как единый народ, невзирая на их вероисповедание. Это наше естественное отношение, поскольку толерантность и терпимость — наследие истории нашего региона. Мы верим в пророка Иисуса и в пророка Моисея. Мы уважаем право всех христиан верить и защищаем их права, как и права мусульман. Наши отношения с православными очень хорошие. На последних выборах в парламент от нас в Газе баллотировался православный Хасан ат-Тауиль, и, несмотря на то что христиан в Газе всего 3 тысячи, он получил 60 тысяч голосов. Большинство христианских округов выбрали именно ХАМАС. Православные Палестины принимают самое активное участие в интифаде. Одним из главных героев еще первой интифады 1987 года был православный христианин из рода ат-Тарази, которого израильтяне убили еще в начале интифады. Он стал одним из символов нашей борьбы. Я сам родом с Западного берега, и вокруг моей деревни всегда было очень много христианских селений. Мы, палестинцы, вообще лишены религиозного экстремизма. Не может быть, чтобы та земля, которая дала место истинной религии, была разделена экстремизмом. Даже иудеи в арабской истории жили мирно с мусульманами, никто их не преследовал и не изгонял. Когда их гнали в Европе, они бежали к нам.

ХАМАС держит в плену израильского военнослужащего Шалида. Почему его не обменивают? Какова его судьба?

Он жив. С ним хорошо обращаются. Мы разрешаем ему писать письма. Его родственники знают о его состоянии. Но посмотрите, какая разница по сравнению с тем, что происходит с нашими людьми. Сотни палестинцев в тюрьмах Махмуда Аббаса, 10,5 тысяч человек с Западного берега и около 1 тысячи из Газы в тюрьмах Израиля. С ними обращаются не так.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: