Информационное
агентство России
1°C
17 ноября, 20:45

"Нашим спонсорам не понравится, если мы будем помогать ингушу"

art_dev
"Нашим спонсорам не понравится, если мы будем помогать ингушу"

О сильном и волевом парне из Ингушетии Вахе Бузуртанове, попавшем в беду и ставшем инвалидом-спинальником, IslamNews уже рассказывал в рубрике «Благо творите!». «Новая газета» сегодня публикует статью о Вахе и попытках его близких обратиться в российские благотворительные фонды за помощью. Мы публикуем целиком данный материал, который описывает особенности благотворительной помощи по национальному признаку в нашей стране.

«Благотворительность не может быть принудительной, это — аксиома. Люди помогают только тогда, когда хотят и кому хотят. Распространяются ли эти принципы на организации, объявившие себя благотворительными фондами? Мне лично казалось, что нет — если есть средства, и человек, нуждающийся в помощи, подходит по профилю, на котором этот самый фонд специализируется, — обязаны помочь. Это, как выяснилось, мое личное заблуждение. Я ввела в него и волонтеров из Ингушетии.

Так уходило бесценное время: волонтеры звонили по моим подсказкам в московские фонды — и всюду получали отказ. Я им давала новые номера телефонов, будучи уверенной: здесь-то уж точно не откажут, люди порядочные, я сама о них когда-то рассказывала в газете. Инвалиду нужна срочная помощь на реабилитацию!

Отказ…

Может быть, история какая-то нечистая? Можно было бы подумать и так. Но я, намеренно забегая вперед, скажу сейчас же: в «черном ящике» этого явления фильтрация по национальному принципу. По крайней мере один из «наци-благотворителей» озвучил мне это без эвфемизмов, к которым прибегали остальные. «Нашим спонсорам, — сказал он, — не понравится, если мы станем помогать ингушу».

Остальные говорили «красивее»: неперспективный диагноз, неподходящий возраст, или вот еще фраза: «Мы иногородним не помогаем…» Дотошные ингушские волонтеры на сайтах этих самых фондов нашли массу примеров — и иногородним, и ровесникам инвалида, за которого они хлопочут, и людям с теми же диагнозами эти организации помогали…

Я намеренно говорю об этом в самом начале: речь о 29-летнем человеке, иногороднем человеке, нерусском человеке, о человеке, у которого есть удостоверение инвалида I группы.

Речь о человеке в беде. Ваха Бузуртанов сейчас находится в московской городской клинической больнице № 19. Слово «выписка» звучит для него и его мамы, как смертельный приговор. Вахе было 24, когда он — молодой специалист, только-только получивший диплом инженера, попал в автокатастрофу. У него нет никого, кроме мамы, она в своем селе Сурхахи (в 20 минутах езды от Назрани) соглашалась на любую работу — маляром, уборщицей, — бралась за все, лишь бы помочь сыну выучиться, «встать на ноги».

Злее пародии на осуществившуюся мечту и представить себе невозможно: Ваха выучился — «встал на ноги», но перестал их чувствовать, — диагноз «компрессионный перелом позвонков шейного отдела». Руки тоже повисли, перестали двигаться. Вот сидел недавно в своей коляске, думал, что рука его на столе, а она упиралась локтем в кипящий чайник. Так бы и продолжал сидеть — не было ему больно, не чувствовал ничего. Мать вовремя подскочила.

— Но я и не мог мечтать о том, что буду вот так сидеть, — говорит мне Ваха.

Я принимаю это как горькое его сетование на судьбу, молча киваю. Но через секунду понимаю, что все неправильно оцениваю:

— Думал, останусь вообще неподвижным, никогда не смогу сесть… Сейчас могу сидя наклоняться — это все Саша сделал…

Саша — один из методистов 19-й больницы, уверяет Ваху: «Будешь заниматься — встанешь на костыли».

Ваха мечтает о костылях — тоже ведь странно звучит, если вытащить фразу из контекста. Но контекст реален. Ваха занимается самозабвенно и ночью, и днем. Прошло четыре года и восемь месяцев со дня автокатастрофы. Семь тяжелых операций и тысячи болезненных процедур. Буквально на днях он сделал первые шаги — сначала 2, потом 4, рекорд — 12. Без тутора — специального технического устройства, к которому крепятся ноги, и без брусьев, он пока не может встать… Но встанет обязательно, — в этом просто убеждены все в больнице: «Есть, — говорят, — у парня воля и характер. А главное, он маму очень жалеет, она же сейчас — его конечности, он не может пока без нее обходиться…»

Почему их обоих так пугает выписка из больницы? Дело в том, что для того, чтобы оплатить все операции и дороги к ним, они продали жилье. Дожидаться положенных талонов на проезд было просто невозможно, мать обивала все пороги, за которыми возможно было, не теряя нажитого, спасти сына. Но болезнь прогрессировала, счет шел не на часы. Итак, они сильно опоздали: по словам врачей, можно было бы добиться куда больших результатов, если бы Ваха попал к ним раньше.

Если сложить деньги, которые получает сейчас эта совершенно беззащитная семья: инвалид первой группы и мать пенсионерка — получается 6 тысяч 200 рублей. В месяц.

В селе, в котором они жили, у мамы Вахи есть взрослый племянник. У него семья, но он все-таки выделил маленькую комнатку тете с сыном

— Там заниматься будет невозможно. А если я не буду заниматься, то меня отбросит назад с бешеной скоростью, — говорит Ваха, — там мне останется только медленно угасать…

Метраж комнаты 4,5 кв. метра. Кровать и тахта. Коляска не встанет. А если и встанет, то не развернется… Там Ваха не встанет никогда… Ко всему прочему комната находится на втором этаже. Ваху нужно будет на руках нести вниз, Ваха этого снова переносить не хочет: он столько сил положил для того, чтобы двигаться самому.

В Ингушетии нет специально обученных инструкторов-методистов ЛФК, массажистов для инвалидов, нет реабилитационных центров. Но есть Министерство труда и социального развития, которое за подписью господина Дзейтова прислало Вахе на его отчаянное письмо отписку. Из официальной этой бумаги не ясно, в какой очереди на жилье состоит инвалид, каким по счету, когда конкретно решится вопрос малоимущего, больного человека. Ясно только, что не завтра: «В дальнейшем, — пишет министр республики, — при наличии жилищного фонда или при финансировании федерального бюджета… Ваш вопрос будет рассмотрен в установленном порядке…».

Со дня на день Ваху могут выписать из больницы — у них с мамой нет денег на массаж, на занятия ЛФК. У них вообще нет денег. Пока он в Москве, — к нему можно прийти с помощью, 19-я больница находится неподалеку от станции метро «Улица 1905 года», в Предтеченском переулке, дом 15. Палата № 321. Можно отправить деньги:

Банк получателя «Северо-Кавказский банк СБ РФ г. Ставрополь.
Корр. счет 30101810100000000644
БИК 040707644.
Получатель ИНН 7707083893 Ингушское ОСБ номер 8633 Северо-Кавказского банка СБ РФ г. Назрань.
Р. сч. 30301810660000606035
Личный счет 42307810360350033598 Бузуртанову Вахе Хамзатовичу»

Галина Мурсалиева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: