Информационное
агентство России
2°C
18 ноября, 05:32

Исламский мир между Западом и Востоком

Стратегическая игра: исламский фактор

muh
Исламский мир между Западом и Востоком
Москва обладает мощным козырем в этой долгосрочной стратегической игре на Большом Ближнем Востоке

Пульс мировой политики всё более аритмично стучится на Большом Ближнем Востоке. Ожесточенная, «без правил», гражданская война в Сирии — возможно, наиболее показательный пример. Внутренние причины сирийского кризиса постепенно отходят на задний план перед циничными глобальными и региональными расчетами. Президент Б. Асад очень точно заявил, что Сирия превратилась в точку ожесточенного регионального и глобального противостояния.

Если же посмотреть на события шире, то волей-неволей приходится признать, что здесь, в этом регионе, фактически начинается (или уже началась?) новая глобальная война. Слишком уж бросаются в глаза исторические параллели: нынешние сирийские события все больше и больше напоминают гражданскую войну в Испании (1936-39 гг.), ставшей кровавым предзнаменованием Второй мировой.

Говоря о возможной взаимосвязи нынешних ближневосточных событий с приближающейся Третьей мировой, следует упомянуть, по крайней мере, два принципиальных момента.

Во-первых, сегодня на Большом Ближнем Востоке идет отработка изощренных, специфических технологий и приемов будущей большой войны. Речь идет об использовании различных модификаций «умного оружия», в том числе и «рефлексивного организационного моделирования» в кризисах различной интенсивности. Апробируются сценарии системного манипулирования большими массами населения при помощи методов психологической и информационной войн. Применяется целенаправленная организация «волн слухов» в сочетании с попытками раскола элиты противника и многое-многое другое.

Во-вторых, любой более или менее внимательный наблюдатель может заметить, что именно в этом регионе за последние два года резко активизировалось формирование двух больших, глобальных, противостоящих друг другу военно-политические альянсов. То же самое, кстати, происходило и накануне Первой и Второй мировых войн.

Если условно представить иерархию основных мировых геополитических центров, используя системные независимые индикаторы совокупной мощи игроков, то раскладка будет следующей. На первом месте по уровню потенциального глобального воздействия идут Соединенные Штаты, на втором — Китай, далее — постепенно скатывающийся в кризис Европейский Союз, на четвертом — Россия, и на пятом месте — Исламский мир.

Но, если использовать индикаторы, значение которых в ближайшие годы может существенно увеличиться, то картина изменится. Например, по объему контролируемых энергоресурсов и пассионарности своих социумов Исламский мир значительно опережает остальные мировые центры. Только здесь есть миллионы, а, возможно, — и десятки миллионов людей, которые готовы искренне пожертвовать своей жизнью за религиозные и идеологические идеалы.

На фоне сирийского кризиса произошла очень быстро кристаллизация двух глобальных альянсов: США—ЕС против России и Китая. Или наоборот. Тогда становится понятным, что в обозримом будущем геополитический баланс сил решающим образом будет зависеть от того, за кем и в каком соотношении пойдет Исламский мир.

Фактически на наших глазах происходит драматический раскол Исламского мира между двумя этими формирующимися глобальными альянсами. И такой разрыв постепенно приобретает и институциональные очертания. С одной стороны, постепенно формируется негласная региональная коалиция в составе Турции, Саудовской Аравии и Катара. И она противостоит гораздо более интегри- рованному союзу: Иран—Ирак—Сирия.

Причем сразу надо отметить, что растущая конфронтация на региональном уровне определяется в первую очередь не религиозными, а стратегическими, геополитическими факторами. Другими словами, усиливающаяся политическая конкуренция, например, между Исламской Республикой Иран и Саудовской Аравией обуславливается не тем, что большинство населения в ИРИ — шииты, а в Саудовском королевстве — сунниты, а тем, что геополитические интересы этих стран объективно входят в клинч. И чем дальше, тем больше. Религиозная же составляющая (шиитско-суннитские противоречия) носит подчиненную роль, выполняя функцию идеологического обрамления развивающегося регионального конфликта.

А между тем, и внутри самого Исламского мира происходят драматические изменения. С одной стороны, идёт существенное ослабление политико-идеологических сил светской ориентации. Теряют свои позиции прозападные либеральные группы, левые (социалисты, коммунисты) и наиболее влиятельный в последние десятилетия светский национализм — прежде всего, в лице военных или квазивоенных режимов.

С другой стороны, постепенно усиливающаяся в последние десятилетия тенденция углубления исламизации этих стран привела к кардинальному усилению фундаменталистских сил. Что, в общем, и продемонстрировали первые итоги начавшейся арабской революции. Наиболее показательны успехи умеренных фундаменталистов («Братья-мусульмане»), которые либо формируют новые режимы власти (Египет), либо в той или иной форме вошли или входят в новые правительственные альянсы (Тунис, Марокко, Иордания). Но одновременно усиливаются позиции и влияние жестких фундаменталистов (ортодоксальных салафитов и джихадистов), а также крайних фундаменталистов экстремистского толка (такфиристы).

Особо примечательно, что сегодня на Большом Ближнем Востоке Вашингтон делает ставку не на либералов, не на светских прозападников, а на умеренных фундаменталистов. И это при том, что для тех же «Братьев» Соединенные Штаты исторически представляют основного и идеологического, и геополитического противника.

Есть, по крайней мере, четыре фактора, которые объясняют такое, на первый взгляд, странное поведение американской элиты.

Во-первых, чисто американский политический прагматизм: стратегические расчеты надо строить исходя не из субъективных идеологических предпочтений, а на основе объективных тенденций. Именно «Братья-мусульмане» являются на сегодняшний день наиболее яркими выразителями тренда усиления и углубления исламизации в этом регионе. Кроме того, «Братья» обладают развитой и отработанной оргструктурой и на страновом, и на региональном уровне. Они сформировали собственную, достаточно консолидированную и разветвленную элиту. У них — мощная социальная поддержка и опыт длительной политической борьбы.

Во-вторых, американцы стремятся в стратегическом плане именно при помощи «Братьев» остановить дальнейшую радикализацию «исламского возрождения», не допустить в рамках разворачивающейся революционной спирали прихода к власти крайних салафитов, джихадистов и такфиристов.

В-третьих, американские стратеги делают ставку на возможность использования потенциала «Братьев-мусульман» для противодействия расширению регионального влияния Исламской Республики Иран. Причем нынешний режим в Тегеране также является умеренно-фундаменталистским.

Наконец, в-четвертых, страны, где «Братья» приходят к власти, тесно привязаны к глобальной системе, созданной и руководимой США. Поэтому американцы обладают механизмами и возможностями соответствующего влияния.

Что касается России, то её отношение к усиливающемуся влиянию «Братьев» в регионе достаточно странное, и, скорее всего, отражает некую подспудную борьбу между кремлевскими группировками.

С одной стороны, Москва должна реагировать на появление и усиление новой мощной политической региональной силы. С другой стороны, странным образом «Братья-мусульмане» присутствуют в официальном российском списке террористических организаций. То есть международное движение, которое поддерживают во всем мире сотни миллионов человек и которое имеет своих представителей в парламентах 87 стран, в России считают террористическим. И, что самое «странное и чудовищное», — российская бюрократия не спешит исправить ошибку. Как однажды сказал Амброз Бирс: «Ошибки — один из видов моих поступков, в отличие от ваших, имя которым — преступление».

Поэтому теоретически, если в Москву приедет верховный муршид (наставник) египетских «Братьев-мусульман», представитель которых стал новым президентом Египта, то его могут здесь и арестовать. Конечно, на самом деле так не произойдёт. У нас законы исполняются достаточно избирательно. Тот же Реджеп Эрдоган, например, — выходец из структур, прямо связанных с «Братьями», но у него очень доверительные и теплые отношения с В.Путиным.

Но, всё же главное — в другом. Судя по всему, у Москвы по-прежнему нет четкого стратегического видения того, что необходимо налаживать долгосрочные, стратегические взаимосвязи с «Братьями». Нет ответа на вопрос, почему жизненно необходимы такие отношения в контексте ухудшающейся ситуации на Северном Кавказе и с учетом потенциального большого взрыва в Средней Азии. Ведь, несмотря на существующие противоречия, иногда предельно острые, «Братья» в той или иной форме обладают связями и контактами практически со всеми политическими течениями и направлениями в Исламском мире.

Ну, и, наконец, зачем давать возможность стратегическому противнику (США) усиливать свой внешнеполитический коалиционный потенциал в таком важном регионе?

Между тем, Москва обладает мощным козырем в этой долгосрочной стратегической игре на Большом Ближнем Востоке. Из всех глобальных игроков только Россия обладает действительно привилегированными отношениями с ХАМАС, который фактически является палестинской организацией «Братьев». Более того, «Братья-мусульмане» во всем мире с особым трепетом и любовью относятся к ХАМАС (Движению исламского сопротивления), поскольку освобождение Палестины — одна из важнейших задач «Братьев».

Шамиль Султанов
Президент Центра стратегических исследований «Россия – Исламский мир»

Газета «Завтра»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. impuls15.09.2012 0:14

    Россие нужно скорее создать альянс с Исламским миром, как это умело сделали американцы и европейцы, они уже давным давно вычеркнули «Братьев Мусульман» из списка террористов, и вписали в списки почетных гостей, чего нельзя сказать про Россию. Сегодня России нужно показать всему Исламскому миру, через строительство десятка и сотни мечетей городе Москве и в Питере, как это сделали прогматичные англичане в Лондоне и американцы в Нью-Йорке, и этим самым доказать, что Россия рада дружить и сотрудничать Исламским миром, ведь к сердцу мусульман лежит через уважение их религии, что нельзя сказать, сегодняшним положением проведения религиозных предписаний в городе Москве и в г.Питере. Этот шаг послужил бы хорошим толчком сближения отношений и инвестирования мусульманского капитала в российскую экономику.

  2. Абу Зарр15.09.2012 14:31

    На фоне сирийского кризиса произошла очень быстро кристаллизация двух глобальных альянсов: США—ЕС против России и Китая. Или наоборот. Тогда становится понятным, что в обозримом будущем геополитический баланс сил решающим образом будет зависеть от того, за кем и в каком соотношении пойдет Исламский мир — конец цитаты.
    Исламский мир не нуждается в этих альянсах, т.к. имеет решение проблем человека и всего человечества т.е. идеологию от Создателя в отличии от других которые следуют лишь предположениям и страстям людей. Капитализм(в т.ч. демократия) и коммунизм (в т.ч. социализм)- вымышленные идеологии приведшие людей в положение несчастья и несправедливости в силу своей ошибочности, неразумности и несоответствия природе человека.
    Исламский мир а в скором Халифат будет ведущей сверхдержавой ин ша Аллах.

    • Shield17.09.2012 16:32

      Какой ещё альянс в мусульманском мире? между шиитами и суннитами?

      • Абу Зарр17.09.2012 18:00

        Внимательно прочтите! Сначала идет цитата из статьи, потом мнение основанное на Шариате, которого я придерживаюсь! Ислам не нуждается в альянсах. Те кто свидетельствует, что нет бога кроме Аллаха и свидетельствует ,что Мухаммад Его раб и посланник обязаны объединиться для полного претворения Шариата под знаменами Халифата по методу пророчества!

  3. Абу Зарр15.09.2012 14:38

    А между тем, и внутри самого Исламского мира происходят драматические изменения. С одной стороны, идёт существенное ослабление политико-идеологических сил светской ориентации. Теряют свои позиции прозападные либеральные группы, левые (социалисты, коммунисты) и наиболее влиятельный в последние десятилетия светский национализм — прежде всего, в лице военных или квазивоенных режимов — конец цитаты.
    Почему драматические изменения? Ведь народ населяющий этот регион был угнетенным и униженным Западом посредством марионеточных военных правительств которые силой уничтожали и продолжают уничтожать инакомыслящих.

  4. Абу Зарр15.09.2012 14:42

    Особо примечательно, что сегодня на Большом Ближнем Востоке Вашингтон делает ставку не на либералов, не на светских прозападников, а на умеренных фундаменталистов. И это при том, что для тех же «Братьев» Соединенные Штаты исторически представляют основного и идеологического, и геополитического противника — конец цитаты.
    Запад преподносит капитализм в «исламском камуфляже» что бы отвратить мусульман от истины и полного претворения законов Аллаха!

  5. Абу Зарр15.09.2012 14:48

    Разделяй и властвуй — это девиз Запада. Разделяя на умеренных и фундаменталистов в недавнем прошлом, они при новой опасности со стороны Ислама делят уже фундаменталистов на две группы, желая внедрить своих агентов в эти движения и разлагая их изнутри!
    Будьте бдительны о мусульмане!

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: