Информационное
агентство России
0°C
19 ноября, 08:11

Дестабилизационный пакет Российской империи

Rustam
Дестабилизационный пакет Российской империи
Экономическое процветание России вело бы ее к политическому могущества, если бы не одно но...

С чего вдруг «зубатовщина»?

Ярко высветившийся нефтяной фон экономического развития и геополитического продвижения России в мировом масштабе с конца 1890-х гг. практически одновременно стал сопровождаться революционным движением.

Это сыграло значительнейшую роль в истории России, отразившись на всех сферах общественной жизни империи.

Господствующим ответвлением революционных настроений в России того периода большинство источников называют социал-демократию, проявившую себя через организацию кружков, издание нелегальных листков и т.д.

В 1897 г. I (Учредительный) съезд представителей групп еврейских социал-демократов основал «Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России» (Бунд); спустя год была создана «Российская социал-демократическая рабочая партия» (РСДРП). Эта структура практически изначально фокусировала внимание как на политических (всеобщее избирательное право, свобода слова, совести, печати, собраний, полное равноправие всех граждан, независимо от национальности и т.д.), так и экономических (8-часовой рабочий день, улучшение экономического, жилищного положения рабочих и др.) требованиях.

В первый год ХХ в. на авансцене России появились эсеры (партия социалистов-революционеров), наряду с политическими пунктами программы, акцентировавшими внимание на вопросе социализации земли и предпочитавшие видеть в качестве главной движущей силы революции крестьянство, но наряду с пролетариатом и «демократической» интеллигенцией.

Параллельно в социал-демократической среде высветилось т.н. экономическое течение, отрицавшее политическую сторону борьбы рабочих. Борьба с этими взглядами велась посредством газеты «Искра», прежде всего, одним из основателей русского марксизма Георгием Плехановым, Владимиром Ленином и др.

Вскоре, как бы в унисон экономизму, все же несшего, в немалой степени, революционный дух, на российской политической арене появился своего рода феномен, нередко называемый «полицейским социализмом»(1).

С начала 1900-х гг. в центральных городах России стали возникать легальными рабочими союз, которые по мнению будущего главы Временного правительства России (в 1917 г.) адвоката-эсера Александра Керенского, изначально были созданны начальником Московского охранного отделения полковником Сергеем Зубатовым (2).

По инициативе С.Зубатова возникла Еврейская независимая рабочая партия, внешне основанная группой бывших членов Бунда, «Совет рабочих механического производства г. Москвы» и др. организации. (3).

Данное «коллективное детище» полиции образно окрестили «зубатовщина».

Вот как сам Зубатов описывал причины создания подконтрольных рабочих организаций:»В 1896 г. в Москве обнаружилось массовое рабочее движение, поднятое революционерами. За арестами «главарей, в помещение охранного отделения потянулись массы рабочих»(4).

По словам полклвника, будучи разъярен социалистической пропагандой и революционной агитацией в направлении уничтожения существующего государственного и общественного строя, конгломерат рабочих неминуемо мог оказаться серьезнейшей угрозой для существующего порядка вещей (строя)».

«А ведь, как резонно замечал Зубатов, «вся техника страны обреталась в руках рабочего класса, объединяемого «самым процессом производства», опиравшегося «внизу» на крестьянство, «вверху же» необходимо соприкасаясь с интеллигенцией (в лице отдельной прослойки социал-демократов).

Революционеры «настаивали» на политическом характере рабочего движения, а ведь могло иметь место формирование его буржуазного формата — «союзно-профессионального». Поэтому, в целях пресечения провокаций «со стороны революционеров» (забастовки, сходки), «столичной власти пришлось» войти в «рабочие дела». Было пролоббировано образование в Москве «центрального рабочего бюро», должного разбирать «все претензии рабочих через их же собственных выборных». Постепенно «рабочая масса» привыкла к к «бюро по оказанию помощи путем товарищеских советов».

С переездом в Санкт-Петербург, после получения в 1902 г. назначения на должность главы Особого отдела Департамента полиции, С. Зубатов, «через подручных» ему московских деятелей, приступил к организации там «легального рабочего движения».

При этом, определение его, как полицейский социализм «лишено всякого смысла», т.к. оно боролось с социализмом, защищая принципы частной собственности, а его экономической программой был «прогрессирующий капитализм, осуществляющийся в формах все более культурных и демократических». В перспективе все проблемное «умиротворялось [бы] само собой, без внешнего принуждения». Допуская же «в виде опыта выступление рабочих на путь самопомощи, самодеятельности и самоопределения в фабрично-заводских делах», администрация имела в виду внести «успокоение в рабочую среду в отношении социалистической пропаганды, отнюдь не предполагая наносить тем какой-либо урон интересам предпринимателя»(5).

Не нуждающийся в особом представлении священник Георгий Гапон (поп Гапон) приводил слова С. Зубатова об агитации интеллигенцией «только в пользу своих политических целей». Поэтому интеллигенты «нуждаются» в рабочих исключительно «как в орудии для приобретения политической силы себе». В связи с чем, соответствующие властные структуры должны «бороться против такого эгоизма и обмана простого народа»(6). (В скобках отметим, что С. Зубатов признавал ввод Г. Гапона «в среду рабочих через единомышленных мне лиц», будучи рекомендованным «петербургским градоначальством, как состоявший на самом лучшем счету»(7)).

В свете «зубатовщины» один из авторитетных революционеров Лев Троцкий с сарказмом констатировал, что поступающий из департамента полиции «патент» на «чисто русский дух» включает в себе «три составные части: полицейское самодержавие, полицейское православие и полицейскую народность». В этом контексте «агенты г. Зубатова» будут говорить рабочим «не о смирении и покорности», а о «сословной самодеятельности и взаимной помощи». К зубатовским агентам примкнет «несколько предателей и несколько глупцов», и «разрешение» рабочего вопроса «в чисто русском духе» будет «на-мази». Л. Троцкий писал, что «зубатовцы» планировали на «легальных» рабочих собраниях «выслеживать» высказывающихся в «чисто-русском духе». Поэтому прения, рождающиеся на «легальной сходке» (с участием «агентов-подстрекателей в руках Зубатова»), кончатся «для рабочих-революционеров в Охранном Отделении»(8).

Говоря другими словами, российская власть в лице ведомого С. Зубатовым Департамента полиции попыталась перехватить инициативу у социал-демократов по воздействию на массы, с рассматриваемой перспективой аккуратного «отстранения» из революционного движения «не своих».

Потому, наряду с «экономическо-умиротворенным» решением проблемных рабочих вопросов, инициаторы рабочего движения «сверху» и способствовали возникновению курируемых ими групп и союзов. Структуры такого рода, нашпигованные С. Зубатовым «своими» людьми, фактически оказывались в авангарде протестной борьбы, стремясь лишить ее политической составляющей. Через лидеров этих организаций среди рабочих пропагандировалась идея, что их экономические интересы в корне несовместимы с интересами интеллигенции, а правительство готово идти им навстречу в случае отказа «от революционных заблуждений»(1).

Как художественно преломил эту ситуацию основатель и идеолог движения сионистов-ревизионистов, один из создателей Еврейского легиона, писатель и журналист Владимир (Зеев) Жаботинский, в соответствии с законом и традицией, забастовки рабочих считались в России государственным преступлением. Но Зубатов воскликнул: «Почему? Разве таким путем вы не делаете рабочих врагами государства? Напротив: экономическую забастовку мы разрешим и позволим, и даже организацию рабочих не распустим, но лишь с тем условием, что они не будут вмешиваться в вопросы политики»(9).

Российский министр внутренних дел и шеф отдельного корпуса жандармов в 1902-1904 гг. Вячеслав Плеве первоначально относился к зубатовскому начинанию очень сдержанно, но после получения в 1902 г. доклада академика Ивана Янжула (старший фабричный инспектор московского промышленного района), предлагавшего расширить рабочее движение в России, стал более благосклонным(10). По свидетельству генерал-майора Отдельного корпуса жандармов (с 1903 г. — начальник Киевского охранного отделения) Александра Спиридовича, заинтересовавшись «проектами» С.Зубатова, В. Плеве «признал его начинания полезными для государства», предоставив «согласие на их продолжение и развитие»(11).

Весной 1902 г. В. Плеве даже принял депутацию рабочих Москвы, предоставив устное добро на формирование профессиональных союзов в нескольких профессиях: текстильная, парфюмерная, табачная и ряд др. сфер(10).

А параллельно С. Зубатов предложил московским промышленникам создать на предприятиях (совместно с охранным отделением) рабочие комитеты для разрешения трудовых конфликтов(12). Он ознакомил их с полицейскими отчетами агентов, действующих на предприятиях. Согласно ним, рабочие говорили о хозяевах исключительно как об «ублюдках», «кровопийцах», «жуликах» и «дармоедах», посему С. Зубатов призвал хозяев предприятий «делиться»(13), но они, естественно, отказались. Здесь в дело и вступили «детища» С. Зубатова.

Тонкость же в том, что инициированное во властных кабинетах Российской империи рабочее движение оказалось активнейшим детонатором революционных настроений масс, готовых по первому зову сметать все и вся. Безусловно, опасность, прежде всего, просматривалось для нефтяной отрасли, но в начале ХХ в. Петербург продвигался и в других направлениях. Поэтому под колпаком революционной волны, молниеносными темпами легализуемой верхами, оказалось экономическое развитие России в целом.

Персидские миниатюры

На рассматриваемом этапе политико-экономическая заинтересованность России не ограничивалось только дальневосточным регионом(14).

Петербург пытался продвинуться и в восточном векторе. К первой половине 1890-х гг. России удалось потеснить Англию с персидского рынка. Если в 1883 г. общая торговля последней с Персией равнялась 75 млн. франков; спустя 10 лет она понизилась до 50 млн, в то время как Россия довела стоимость своего товарооборота до 125 млн. Главным продуктом русского ввоза являлись керосин, сахар, железо; в возе мануфактуры России принадлежало 40,5% и она заняла второе место после Англии (около 55,5%)(15).

На этом фоне, в 1901 г. проживавший в Австралии британский подданный, предприниматель и адвокат Уильям Нокс Д’Арси прислушался к экс-послу Великобритании в Персии Генри Вольфу, предложившего ему начать работы по разведке в стране запасов нефти. Д'Арси подписал с шахиншахом Музаффар-ад-Дином и его министром Мохассадом Голи Мадждом соглашение, согласно которому за 20 тыс. фунтов стерлингов и 10 % акций еще не основанной фирмы по разведке нефти он получал концессию на 60-летние исследования на территории, равной 75 % от всей площади Ирана.

После окончания этого срока все имущество фирмы должно было перейти в собственность Ирана.

Вследствие определенных финансовых затруднений, спустя пару лет он решил реализовать концессию семье Ротшильдов. Но не заинтересованное в утере английского контроля над концессией, в целях проработки вопроса о совместой работе с Д'Арси, британское Адмиралтейство задействовало шотландскую Burmah Oil . В ракурсе нежелания подпускать к Персии России фактор «русско-бакинского» Ротшильда это не было удивительным.

Вместе с тем, Петербург все еще рассматривал идею реализации родившегося в 1884 г. проекта строительства нефтепровода от Каспийского моря к Персидскому заливу. С другой стороны, «Русское общество пароходства и торговли» (РОПиТ) обеспечивало регулярное функционирование грузопассажирской линии Одесса — порты Персидского залива, использовавшей исключительно российские пароходы. Кроме того, с учетом подписанного в 1899 г. договора между Англией и кувейтским шейхом Мубараком, практически послуживший началом установления британского протектората над территорией Кувейта (номинально входившей в состав Османской державы), в 1899 г. тогдашний товарищ (заместитель) министра иностранных дел России Владимир Ламздорф в письме управляющему Морским министерством Павлу Тыртову актуализировал плавание в водах залива российских кораблей: «Появлением русского флага» Петербург продемонстрировал бы «англичанам, а равно и местным властям, что мы считаем» данный ареал «вполне доступным плаванию судов всех наций в противность стремлению великобританского правительства обратить их в закрытое море, входящее в сферу его исключительных интересов»(16).

Как следствие, в 1900 г. в Персидский залив «влилось» первое российское военное судно (канонерская лодка «Гиляк»), открыв путь к движению русских кораблей в регион, включая посещение залива по пути из Средиземного моря на Дальний Восток крейсера «Варяг».

В 1901 г. тот же В.Ламсдорф сообщал, что владения Османской державы «приобрели особенный интерес, главным образом» по причине германского проекта строительства Багдадской железной дороги, привлекшего усиленное внимание англичан, всегда готовых «считать Персидский залив входящим в сферу исключительного своего влияния»(17).

В данном ракурсе в письме управляющему генконсульством России в Бушире (Персия) Г.Овсеенко российский зоолог Николай Богоявленский писал, что «на Бахрейне» он «подолгу» беседовал «с шейхом Дарейна» Магометом-Абдул-Вахабом. Просившего «передать просьбу г. русскому генеральному консулу в Бушире о желательности» захода кораблей на Бахрейн. «Англичане здесь почти сто лет, их все знают, у них есть здесь и пушки, и военные суда, — говорил он, — других же европейцев здесь нет, которые бы помогли арабам, если бы последние не захотели делать так, как хотят англичане. Так вот, со слов М.А.Вахаба, в случае прихода «сюда» русских, «арабы мало-помалу совсем бы перестали бояться англичан». Вслед за чем Н.Богоявленский выводил, что «на арабском берегу существуют: большая симпатия или уважение к России и очевидное недовольство Англией, и всеобщим желанием является присутствие русской военной силы в виде военного судна в водах Персидского залива». «Обаяние России, как могучей державы» было «усилено прибытием» крейсера «Варяга», а шейх М.А.Вахаб «своим явным доброжелательством к русским становится в явно враждебные отношения к английским властям на Бахрейне и турецким в Эль-Катыфе», — заключал Н.Богоявленский(18).

Что касается внешне «чисто» нефтяных дел, и Лондон, и Петербург соблюдали правила игры по невмешательству в интересы друг друга. Даже концессия Д'Арси не распространялась на пять северных персидских провинций, граничащих с Россией. На фоне чего возглавлявший британскую миссию в Персии Артур Гардинг приложил массу усилий для неполучения Россией концессии на строительство трубопровода от Персидского залива к Каспийскому морю. Проект прокладки керосинопровода к 1902 г. был подготовлен, но британцам удалось не допустить его реализации.

А могло ли быть по-другому, если посредством Персидского залива для России открывалось прямое видение Индийского океана? Мало этого, по словам американского историка, заслуженного профессора истории Йельского университета Фируза Каземзаде, данный трубопровод позволял России укрепить позиции в различных направлениях. Речь шла не только об уменьшении трат на транспортировку нефти, но, например, о необходимости обеспечения охраны находившихся вокруг трубы насосных станций, ремонтных складов и т.д., что «оправдало бы размещение русских войск» по всей Персии(19).

Однако, и в этом случае главенствовали, прежде всего, нефтяные интересы, в особенности, в свете неимоверного роста российской нефтепромышленности.

Виток вверх российских нефтяных «цифр»

В целом, развитие промышленности, в т.ч. нефтяной (да и железнодорожное строительство «впридачу») стимулировала проведенная министром финансов Сергеем Витте денежная реформа 1895-97 гг. Как отмечают специалисты, экономическому росту способствовала смена бумажных ассигнаций на твердую валюту, укрепившая госфинансы. Т.к. российская валюта приобрела значительную устойчивость (посредством золотого обращения и свободного обмена кредитного рубля на золото).

В рассматриваемый период Россия заняла высшую позицию среди производителей нефти. Если в 1896 г. в России было выработано около 90 млн млн. пудов нефти, в 1900 — почти 120 млн(20). В 1898 г. объем добычи нефти в стране оказался на 15% больше, чем в США, на следующий год это превышение составило 19 %, в 1900 г. и 1901 гг. — 25 и 26% соответственно(21).

При этом ожидался значительный рост. Еще в 1899 г., в связи с констатацией сокращения срока службы скважин на «эксплоатирумых площадях», бакинские нефтяные магнаты ставили вопрос об изыскании «новых нефтяных районов». Причем с фиксацией необходимости быстрейшего пуска «в оборот» разведанных земель. ХIII съезд нефтепромышленников актуализировал осуществление разведочных мероприятий «новых нефтяных месторождений в самых широких размерах». Данная канва становилась настолько важной, что съезд возбудил ходатайство перед Министерством Земледелия и Государственных имуществ России об «ускорении открытия проектированного в Баку горного училища», с учреждением до реализации вопроса школы буровых мастеров(22).

К 1902 г. российские «нефтяные» цифры приняли следующие очертания: общее число заводов, «занимавшихся обработкой нефти и ее продуктов», составляло 91. Вывоз нефтепродуктов из России за рубеж на тот год составил 84 млн пудов нефти (против 58,3 млн в 1897 г.)(23) (в рамках этих цифр, конечно же, отдельным пунктом продолжал высвечиваться успешно развивающийся для России дальневосточный маршрут).
ХVI же съезд нефтепромышленников (Баку, декабрь 1901 — январь 1902 гг.) зафиксировал «полную возможность» бакинской нефтяной промышленности («при современном оборудовании промыслового и заводского районов») в «самое ближайшее время поставить на внутренние рынки России» жидкое топливо в количестве, могущим «заменить минеральное топливо, привозимое из-за границы». Предлагалось, в частности, проведение ж/д линии Астрахань-Царицын, улучшение судоходства по Волге, «устройство нефтепроводов до Москвы и Петербурга с распределительными складами в этих двух пунктах»(24).
Характерным к этому времени для Каспийского моря оказался и «рост парового наливного флота»: если к 1892 г. число судов равнялось 58, к 1903 г. оно достигло цифры – 127(25).

Возникновение русского пароходства на Дунае

С началом ХХ в. Россия приступила к реальному зондированию шаговпо «экономическому продвижению» также в юго-восточной Европе. Согласно информации российского журнала «Морской флот» за 1903 г., сообщение между черноморскими и дунайскими портами поддерживалось исключительно судами Черноморского Дунайского пароходства (ЧДП), вытеснившего «Австрийский Ллойд и разные частные пароходства»(26).
В свое время РОПиТ предложил образованному на акционерных началах ЧДП ссуду в 120 тыс. на постройку двух береговых резервуаров в Рени (небольшой городок недалеко от Одессы)(27), и вскоре член Российского Императорского общества судоходства Иван Лысковский фиксировал наличие в городке железных резервуаров, принимающих поступавший «наливными пароходами» РОПиТ из Батума керосин. Зарубежная линия по Дунаю была доведена до Железных Ворот, т.е. до пункта соединения австрийских и румынских ж/д, с включением в район действий ЧДП двух сербских портов, специально сооруженных барж и двух пароходов(28).

На лето 1903 г. планировался переход ЧДП «всецело в руки казны». Главным маршрутом нового государственного Русского пароходства на Дунае (РПД) виделся путь от Рени к Верхнему Дунаю и на Прут, что являлось основанием как для развития промышленности придунайской и припрутской Бессарабии, так и взаимоотношений с балканскими странами. Среди первичных задач находилось открытие 9 линий (5 — заграничных) путем охвата городов: Галац — Тулча — Исакча (молдавско-румынские города); Свистов, Варна, Бургас (Болгария), Кладово (Сербия) и др. Один из рейсов планировалось осуществлять по маршруту: Батуми-Галацкая линия с заходом в Ризе и Трапезунд (Османская империя). Значительная роль отводилась «хлебному» маршруту по р. Прут, в связи с чем готовилось открытие агентств в Кагуле, Фальче (молдавско-румынские города), Леово (Бессарабская губерния); строительству зернохранилищ и пакгаузов для товаров; выделялись финансовые средства для закупки новых, более совершенных судов(26).

Выгодность дунайской линии просматривалась вследствие удешевления транспортировки товаров судами РДП между Центральной Европой и Причерноморьем удешевлялась и открытием новых линий, связывающих Одессу и Николаев с придунайским регионом. Актуальность данного маршрута подтверждается и в сегодняшние дни. Так, в 1998 г. румынском Галаце представители Украины (Одесская область), Румынии (уезды Бреила, Галац и Тулча) и Молдовы (Вулканешты, Кагул и Кантемир) подписали соглашение о создании Еврорегиона «Нижний Дунай». По мнению специалистов, функционирование переправы между Украиной и Румынией приведет к увеличению грузопотока, уменьшению потерь автоперевозчиков, усовершенствованию автобусного сообщения и, как следствие, к улучшению отношений между жителями приграничных районов.

Заключение

Таким образом, как усматривается, с точки зрения увеличения возможностей по транспортировке нефте- и др.продуктов за пределы империи, в первые годы ХХ в. Россия уверенно двигалась в «дунайском» (европейском) направлении. Тем самым, наряду с прогнозируемым ростом добычи нефти на Абшероне (Баку) и ожидаемой эксплуатацией КВЖД (Дальний Восток), высветилось и третье звено в векторе обеспечения экономического процветания России, а, следовательно, ее политического могущества. Не зафиксировать этого мировые геополитические центры, конечно, не могли.

Наверняка, заинтересованные зарубежные силы, что вполне естественно для геополитической борьбы, просчитывали ходы, должные обеспечить не просто торможение России, а ее отбрасывание назад. Мировой исторический опыт однозначно свидетельствует: нюансы такого рода осуществляются исключительно посредством достижения внешним фактором (теми или иными ходами) дестабилизации внутри страны (безусловно, при максимальном задействовании «местных» проводников). Последовавшие на этом этапе события в России (и вокруг) вполне укладываются в данную картину. Это и назревавшая русско-японская война, и российская революционная канва 1903-05 гг. Причем последняя приняла различные очертания для регионов жизнеобеспечения Империи. Если в нефтеносном Баку дестабилизационный пакет на ближайшую перспективу формировался в межнациональном формате (армяно-азербайджанские столкновения), Кишинев (центр Бессарабской губернии) и портовые города Украины «готовились» к еврейским погромам.

Происшедшее в апреле 1903 г. в Кишиневе аккуратно уложилось в начальное звено цепи по созданию дестабилизационной ситуации в России. Неслучайность событий просматривается в их инициировании в преддверие приступления к функционированию РПД. Но это — тема отдельной статьи.

1.Россия. Революционное движение в России (дополнение к статье). Из энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона
http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/139737/%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F
2.Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте
http://stepanov01.narod.ru/library/kerensk/chapt03.htm
3.»Еврейская независимая рабочая партия». Статья из «Электронной еврейской энциклопедии».
http://www.eleven.co.il/article/11506
4.С.В. Зубатов. Письмо в «Вестник Европы»
http://www.hrono.ru/libris/lib_z/zubatov_vestnik.php
5.С.В. Зубатов. Зубатовщина
http://www.hrono.ru/libris/lib_z/zubatovschina.php
6.Георгий Гапон. История моей жизни
http://www.hrono.ru/libris/lib_g/gapon07.php
7.С.В. Зубатов. Письмо в «Вестник Европы»
http://www.hrono.ru/libris/lib_z/zubatov_vestnik.php
8.Л. Троцкий. Зубатовщина в Петербурге
http://magister.msk.ru/library/trotsky/trotl996.htm
9.Владимир (Зеев) Жаботинский. Повесть моих дней
http://gazeta.rjews.net/Lib/Jab/pov6.html
10.Дмитрий Поспеловский. На путях к рабочему праву
http://www.granik.org/archive/3/28
11.Александр Спиридович. Записки жандарма
http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/gendarme.htm
12.Александр Малахов. Профсоюзная жизнь по-царски.
http://www.kommersant.ru/k-money-old/story.asp?m_id=15324
13.Дмитрий Лобок. Интервью газете «Версия в Питере»
http://www.konkretno.ru/versia.php?article=3238
14.О продвижении России к Дальнему Востоку см. подр.: Теймур Атаев. Отражение мирового нефтяного столкновения в дальневосточном направлении на рубеже XIX-XX веков
http://islamsng.com/aze/pastfuture/5444
15.См. Борьба европейских держав за Персию
http://farsiiran.narod.ru/aboutiran/englrussian3.htm
16.Письмо В. Н. Ламздорфа П. П. Тыртову. 23 октября 1899 г.
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Persien/XIX/1880-1900/Voen_korabli/text.phtml?id=7776
17.Письмо В. Н. Ламздорфа П. П. Тыртову. 20 октября 1901 г.
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Persien/XIX/1880-1900/Voen_korabli/text.phtml?id=7776
18.Письмо Н. В. Богоявленского управляющему генеральным консульством России в Бушире (Персия) Г. В. Овсеенко. 16 июня 1902 г.
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Persien/XIX/1880-1900/Voen_korabli/text.phtml?id=7776
19.Фируз Казем-Заде. Борьба за влияние в Персии. Дипломатическое противостояние России и Англии
http://statehistory.ru/books/Firuz-Kazem-Zade_Borba-za-vliyanie-v-Persii—Diplomaticheskoe-protivostoyanie-Rossii-i-Anglii/7
20.Ахмед Ахмедов. Азербайджанские тюрки в революции 1905 г. Баку, 2003, с.84
21.Иван Садчиков. Экономика отрасли нефтяной и газовой промышленности
http://gendocs.ru/v2124/%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%86%D0%B8%D0%B8_-_%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%BE%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BB%D0%B8_%D0%BD%D0%B5%D1%84%D1%82%D1%8F%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%B8_%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%BC%D1%8B%D1%88%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8?
22.Труды ХIII очередного съезда нефтепромышленников в г.Баку с 3-го по 17-е мая 1899 г., Баку — 1899, с. 51-52, 171-172
23.»Обзор бакинской нефтяной промышленности за 1902 г. Часть I», Баку, 1903, с. 323, 465
24.Труды ХVI очередного съезда нефтепромышленников. Том II, Баку — 1902, с. 500-501
25.»Обзор бакинской нефтяной промышленности за 1902 г. Часть I», Баку, 1903, с. 469
26.Л.Краснобаева. Быть по сему
http://www.riverships.ru/danube/002-6.htm
27.»Нобель. Одесса. Рени». Статья на неофициальном сайте г.Рени
http://chaspast.h12.ru/news/00132/10.php
28.Цит.по: Н.Рашдауи. От Сулина до Железных ворот
http://www.riverships.ru/danube/002-5.htm

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. SamirAga03.10.2012 23:33

    А нам что до этого. Нужна была мусульманам, эта революция 1917 года, как корове пятая нога.

    • Alauddin Jalil04.10.2012 6:59

      Причем не помогающая, а наоборот препятствующая каждый раз…

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: