Информационное
агентство России
16°C
24 сентября, 17:03

Зеленые знамена ислама в Сибирской армии Колчака

muh
Зеленые знамена ислама в Сибирской армии Колчака
Зеленое знамя добровольческого движения в Сибири

В кинофильме «Адмирал», повествующей о жизни Верховного правителя России (по версии белого движения) Александра Колчака, главный герой принимает присягу на фоне российского триколора и флагов Америки, Франции, Великобритании. Действие, согласно сюжету, происходит в ноябре 1918 года в заснеженной Сибири. Далее в строю воинства Колчака режиссер показывает еще две знамени — синего и зеленого цветов.

— Неужто автор сценария учел и флаги колчаковских мусульманских дружин «Зеленого знамени»?! – подумалось мне первым делом. Прокрутил фильм на несколько кадров назад и сделал вывод: нет, все-таки символика на зеленом знамени в картине режиссера Андрея Кравчука иная, чем была на стягах мусульманских добровольцев. Режиссер не ошибся, ибо дружины «Зеленого знамени» стали формироваться в сибирских городах осенью 1919 года, и их флаги не могли присутствовать на церемонии принятия присяги адмиралом Колчаком в Омске в ноябре восемнадцатого.

Инициатором создания дружин Святого Креста и Зеленого Знамени называют генерала Михаила Дитерихса, религиозного офицера, монархиста по убеждению, возглавившего Восточный фронт белой гвардии в самое тяжелое для нее время. Общее руководство добровольческим подразделением было возложено на генерал-лейтенанта В.Голицына и профессора Д.Болдырева.

Формирование отрядов происходило практически одновременно в Омске, Томске и Новониколаевске (Новосибирске).

Первое сообщение о записи добровольцев-мусульман в Омске официальная военная газета правительства Колчака «Русская армия» опубликовала 4 сентября 1919 года. Издание информировало, что 31 августа в Омске под председательством беженца из д. Осы М. Вахитова состоялось собрание мусульманского духовенства и мирян — беженцев и местных лиц, для обсуждения вопросов по организации особых отрядов и обслуживанию нужд фронта. Выступили мусульмане: Вахитов, Сафа-Хазрет, Юсупов, Адугов. Они призвали единоверцев встать на защиту веры и отечества от большевизма. Во время собрания была начата запись добровольцев.

По всей видимости, упомянутый выше М.Вахитов был из села Оса Иркутской области. Осинский район – место компактного проживания татар, кроме того, в Иркутске в тот период находилось Центральное мусульманское управления, признания которого добивались мусульмане Сибири от правительства Колчака.

К тому времени в Омске уже формировались христианские добровольческие отряды, получившие название дружин «Святого Креста». Их представители присутствовали на собрании мусульман Омска.
«Дитерихс провозглашал Крестовый поход против большевизма (добровольцы-крестоносцы нашивали на грудь белые кресты), — пишет в своей книге «Генерал Дитерихс» В.Цветков. — Клятва, которую добровольцы приносили на Святом Кресте и Евангелии, становилась символом их самоотречения. Примечательны слова песни добровольцев-крестоносцев на известный мотив («…Довольно быть беженкой – в поход собирайся, довольно быть неженкой – на бой поднимайся. Смело мы в бой пойдем в Святой Дружине и Кровь свою прольем во Славу России….»). И отнюдь не случайно, что вместе с воинами-крестоносцами в дружины записывались мусульмане (7 сентября 1919 г. в мечетях Омска, Иркутска и Ново-Николаевска был провозглашен Газават против большевизма). Так Вера сражалась против безверия, безбожия».

Газета «Русское дело» 26 октября писала: «Поднимаются мусульманские дружины Зеленого знамени, одушевляемые теми же великими идеалами религии, государственности и национальности, которые светят нам на путях нашего возрождения. Зеленое знамя пророка поднято против красного флага большевиков, который всюду несет с собой разрушение права и государства, безрелигиозный нигилизм и разгром национальной культуры».
В этот же день 26 октября 1919 года, выступая в городском театре Омска на торжественном собрании, организованном православными иерархами, адмирал Колчак в своей речи коснулся и христианско-мусульманских отрядов, сказав следующее: «Мы переживаем небывалое, поистине историческое событие: враждовавшие прежде Крест Христов и Полумесяц теперь соединились, чтобы вместе ринуться на борьбу с атеизмом большевизма. И Крест, и Полумесяц победят. Я приветствую добровольцев, которые идут восстановлять нашу Родину». (Цитируется по материалу В.Цветкова «Идеология «национальной Российской государственности» в политических программах Белого движения в России в 1918–1922 гг.»)

Томская газета «Сибирская жизнь» 6 сентября информировала: «Третьего дня наступил большой праздник «Гайда-Курбан»… Воинские чины мусульманского вероисповедания, служащие в томских воинских гарнизонах, по приказанию начальника гарнизона освобождены на дни праздника от занятий и служебных нарядов. Вечером 4 сентября по поручению начальника осведомительного отдела штаба верховного главнокомандующего муллой Абдул Насыр-Абдул Газметовым в Первой томской мечети… было устроено общее собрание проживающих в Томске мусульман для обсуждения вопросов текущего момента».

Призывы вступать в дружины зеленого знамени публиковались в газетах «Юл», «Халк сюзи», «Том сюзи», «Чулпан», журнале Национального управления мусульман Внутренней России и Сибири «Мухтарият» (Автономия ). Газета «Русь» сообщала о том, что мусульмане Томска собрали для армии Колчака 100 тысяч рублей.

Вслед за объявлением газавата в мечетях городов в «Сибирской жизни» от 26 сентября последовала поправка от общественного деятеля, главы Томского мусульманского бюро Нуруллы Карпова. Он пояснил, что: «По своему смыслу священная война – «газават» – это война против всех немусульманских религий, против иноверцев, безразлично, будь то православный, иудей или язычник, и право объявить священную войну принадлежит только шейхуль-исламу и халифу… Возбуждать в мусульманском населении движение в пользу объявления священной войны опасно, ибо может привести к весьма печальным результатам, имея в виду, что мусульманское население очень религиозно и фанатично».

В Томск из Омска для организации добровольческого отряда приехали князь Голицын и некий генерал из академии генштаба. Мусульманам Томска не составило труда объединиться в дружину, поскольку у них уже были тайные отряда самообороны. Еще 25 ноября 1917 года в Томске с целью создания мусульманских полков созывался 1-й Сибирский мусульманский военный съезд. Надо полагать, костях отрядов самообороны составили люди, организованные в группы по постановлению данного съезда. В период бегства красных из Томска, эти отряды препятствовали большевикам перебираться через реку Томь.

Кадр из фильма «Адмирал»: Колчак принимает присягу на фоне флагов четырех державКадр из фильма «Адмирал»: Колчак принимает присягу на фоне флагов четырех держав

«Оставив всякие разговоры о самоопределении, учитывая опасность момента они, не колеблясь, встают в ряды отважных бойцов и с оружием в руках готовы пойти навстречу надвигающимся полчищам самозванцев… Крест объединился с полумесяцем», — писала газета «Русский голос».

Другое томское издание «Народный вестник» опубликовало положение о правах добровольцев-мусульман: «Получают право не только получать установленное жалованье и обмундирование, но и квартирные деньги и пособия при поступлении на службу (в размере 1000 руб.) и через определенные промежутки во время ее… Семьи добровольцев пользуются всякими льготами, предоставляемыми государством – наделом землею, рассрочке платежа при покупке сельскохозяйственных орудий, лечением на курортах, бесплатным обучением детей».

В Новониколаевск к христианам приехал один из идеологов и руководителей добровольческого движения профессор Болдырев. Бывший преподаватель Пермского университета выступил в местном храме, назвал большевизм силой «диавола», которую можно одолеть силой креста. К мусульманам прибыл из столицы Колчака представитель военного комитета по вербовке добровольцев Абдул-Кадыр Курбанов. По его инициативе 14 сентября было созвано общее собрание мусульман Новониколаевска.

Как известно, главной заботой мусульман России, в том числе Сибири, в период гражданской войны было получение автономии. Поэтому участники собрания выдвинули условием присоединения к Колчаку признание автономии мусульман Внутренней России и Сибири и ее Центрального национального управления в Иркутске. Собрание постановило:

“Находя, что решение вопросов, касающихся мусульманского населения, по инициативе отдельных личностей и групп, не имеющих авторитета среди мусульман, может ввести правительство в заблуждение; собрание находит, что вопросы, имеющие общегосударственное значение, как вопрос о создании отдельной добровольческой дружины, могут получить правильное разрешение лишь в том случае, если настоящий вопрос будет разрешаться совместно с Центральным национальным управлением тюрко-татар Внутренней России и Сибири, авторитетным в глазах мусульманского народа учреждением. Благоприятное разрешение таких вопросов… собрание находит возможным лишь при условии признания национально-культурной автономии тюрко-татар Внутренней России и Сибири правительством, как это было объявлено в Казани на объединенном съезде мусульман (военных и духовенства) 20 июля 1917 года.

Исходя из этих положений, собрание мусульман вынесло следующую резолюцию, осуществление которой может обеспечить правильное разрешение поднятых докладчиками вопросов:
1. Признание Российским правительством культурно-национальной автономии мусульман Внутренней России и Сибири и Центрального национального управления как ее органа.
2. Освобождение членов Центрального управления мусульман от несения военной службы.
3. Передача назначения военных имамов, хатыбов и мулл духовному ведомству при Центральном национальном управлении мусульман.
4. Разрешение вопросов агитационного характера при участии Национального управления мусульман.
5. Сформирование отдельных мусульманских рот, полков и так далее”.

Газета «Русь», информируя о ситуации в Новониколаевске, 9 октября 1919 г. писала: “В присутствии представителя от агитационно-вербовочной комиссии при штабе добровольческих формирований в городе Новониколаевске собрание беженцев-мусульман решило просить правительство приступить к формированию добровольческих мусульманских отрядов и полков, дабы впоследствии свести их в армии.
Кроме того, собрание решило указать правительству на необходимость признания Центрального управления мусульман, дабы дать право ему ведать духовными делами мусульман и назначать полковых мулл, что в настоящее время находится в ведении главного военного муллы по назначению”.

Колчак не торопился признавать автономию мусульман и Центральное управление в Иркутске, ратуя за единую и неделимую Россию. Это в свою очередь сказывалось на вербовке добровольцев. Между тем на Восточном фронте становилось все жарче.

В октябре из Барнаула в Омск телеграфировали в адрес колчаковского министра внутренних дел Пепеляева о необходимости признания Центрального национального управления мусульман в Иркутске: «Мусульмане Новониколаевска и Барнаула заявляют, что без признания центрального мусульманского правления в Иркутске немыслима вербовка добровольцев мусульман, и все желающие ждут благоприятного разрешения вопроса. Ссылаясь на свою первую телеграмму,* * прошу поддержать ходатайство мусульман. При признании возможно немедленно сорганизовать дивизию добровольцев мусульман в одном Омском районе. Все местные мусульмане против башкирского совета, представляющего собою незначительную группу. Мусульмане требуют привлечь к воинской повинности мусульман, освобожденных от нее. Необходимо возбудить и этот вопрос. При переговорах с турецкими военнопленными Барнаульского лагеря выяснилась возможность вербовать добровольцев. Мусульманские отряды среди турок…* * * необходимо, чтобы правительство разрешило это. Татары намереваются переговорить по этому вопросу с местными турецкими военачальниками, работающими в Барнауле.
Приказ начштаверха частям, чтобы все солдаты, желающие поступить в дружину Святого креста и мусульманские отряды, не задерживались бы частями.

Подпоручик Васильев».

Кадры из фильма «Адмирал»: зеленое знамя воинства Колчака непонятной принадлежностиКадры из фильма «Адмирал»: зеленое знамя воинства Колчака непонятной принадлежности

Из текста телеграммы следует, что в Барнауле рассматривалась возможность участия в антисоветской коалиции турецких солдат, попавших в плен в период первой мировой войны. В телеграмме также идет речь о башкирском совете. В данном случае, вероятно, идет речь о представителях башкирских отрядов, воевавших в составе армии Колчака на Урале, и затем отступивших в Сибирь под натиском красноармейцев. В составе Сибирской армии были также казахские отряды, называвшиеся «киргизскими дружинами».

Профессор Болдырев, рассказывая газете «Русское дело» об итогах поездки в Томск и Новониколаевск, сообщал, что хотя добровольческое движение там только началось, оно принесло уже результаты: «В Новониколаевске записалось в несколько дней 400 человек, в Томске — около тысячи. По-прежнему главным возбудителем добровольческого движения служит подъем религиозного чувства с лозунгом борьбы за веру… Прекрасно идет дело у мусульман. Правда, в мусульманской среде Новониколаевска и Томска были некоторые попытки связать добровольческое религиозное движение с узко-национальными политическими целями, но эти попытки были решительно преодолены государственным разумом мусульман, патриотизмом и верностью Исламу. В результате, вместо национальной армии, о которой уже поднималась речь, мусульмане Новониколаевска и Томска решили формировать отдельные мусульманские дружины зеленого знамени… Волна добровольческого движения растет. Мы присутствуем только при зарождении этой волны, полем которой должна служить вся Сибирь. Целые слои населения и области Сибири еще не успели вовлечься в нее, но есть серьезные данные, позволяющие думать, что удастся поднять добровольческое движение, также под лозунгом за веру, и среди киргизов Акмолинской области, и даже ламаитского населения Забайкалья. Это расширение добровольческого движения является ближайшей задачей его руководителей».

Отряды Креста и Полумесяца формировались также в городах Иркутск, Петропавловск, Ишим, Тобольск, Семипалатинск. «Религиозные формирования» имели свои отличительные знаки. На шинелях и мундирах православные воинов нашивался крест, мусульмане носили зеленую нарукавную нашивку с белым полумесяцем.

В.Цветков пишет, что дружины отправлялись на фронт без предварительной боевой подготовки в тылу. Каждая из них целиком включалась в батальоны, полки и дивизии. По различным источникам, численность дружин колебалась от нескольких десятков до нескольких сот добровольцев. Их общая численность достигала 6 тысяч человек. «К сожалению, в большинстве случаев боевая ценность дружин оказывалась невелика, — отмечает исследователь. — Не имея необходимой военной подготовки (они состояли преимущественно из гражданских беженцев, отступавших вместе с белыми армиями от Поволжья и Урала), дружины несли в боях тяжелые потери…».

Форма дружин Святого полумесяца и Зеленого знамени. Реконструкция А.Лебедевой.Форма дружин Святого полумесяца и Зеленого знамени. Реконструкция А.Лебедевой.

«О, эти крестоносцы, эти дружины Зеленого знамени, давшие значительные части, в общем, до 6000 человек вполне надежных бойцов. Что с ними сделали! — писал впоследствии очевидец событий. — Конечно, вышла история с одеждой и снаряжением. Винтовки им были выданы новые – американские, те самые, у которых затвор переставал действовать после десятка выстрелов, а в виде теплой одежды им пожалованы были китайские широчайшие, стеганые синие штаны без прорех». (Цит.: Иванов Вс.. В Гражданской войне: из записок омского журналиста. Харбин, 1921. С.26).

В канун заката знамени Колчака газета «Русское дело» с восхищением писала о мусульманах: «Наше революционное лихолетье, развалившее Великую Россию на множество «самоопределяющихся» племен и народов, имеет ту хорошую сторону, что оно дало нам возможность узнать не только наших врагов, но и друзей.
Среди этих друзей одно из первых, если не первое, место по праву принадлежит русским мусульманам. Мусульманские народы России, с первых же дней великой войны 1914 года проявившие глубокую патриотическую преданность России, с редкой доблестью сражавшиеся в рядах русского войска, в дни последующей революционной разрухи не поддались на провокационные нашептывания о «самостийности» и до конца остались рыцарски верными идее единого отечества — Великой России. Мусульманская конница, небольшая горсть храбрецов, прикрывала собою покинутого всеми, подло преданного, великого русского патриота генерала Корнилова. Верные текинцы вырвали его из большевицкого плена и вынесли на вольную Кубань.

Северное мусульманство — поволжские и приуральские татары — дольше всех боролись против разлагающего влияния большевизма. Уступая внешней силе, покоряясь неизбежности, они все же сумели и в рабской атмосфере совдепии сохранить свою самостоятельность и известную независимость. Создавшиеся в больших городах (Казань, Уфа, Пермь) мусульманские комиссариалы стойко боролись против попыток советского вмешательства во внутреннюю жизнь мусульман… Крепкий семейный уклад, устойчивые навыки национальной общественности и глубокая религиозность мусульманства выделили русских мусульман в дни нашей разрухи, как надежную опору порядка и государственности.

Газета «Русская армия», издававшаяся в Омске в 1918-1919 гг.Газета «Русская армия», издававшаяся в Омске в 1918-1919 гг.

Еще в первые дни большевицкого мятежа, когда по России покатилась волна пьяных погромов, мусульманские роты сплошь и рядом оказывались единственными защитниками разгромляемых городов. В последний период, когда начался уже организованный и принципиальный грабеж большевиками православных церквей и монастырей, зачастую мусульмане выступали защитниками христианской святыни и отстаивали ее неприкосновенность. Мусульманское духовенство не раз активно вмешивалось в те зверские расправы, которые чинили большевики над православным духовенством, и спасало жизнь христианским священникам.

Словом, в несчастья, когда познаются истинные друзья, мы узнали, что в лице русских мусульман Россия имеет таких друзей, преданных защитников ее государственности. Остаются верными себе русские мусульмане и в те дни, когда возрождающаяся Россия зовет к оружию всех, кому дороги заветы ее исторического бытия.

Рядом с христианскими дружинами крестоносцев поднимаются мусульманские дружины Зеленого Знамени, одушевляемые теми же великими идеями религии, государственности и национальности, которые светят нам на путях нашего возрождения.

Зеленое Знамя Пророка поднято против красного флага большевиков, который всюду несет с собою разрушение права и государства, безрелигиозный нигилизм и разгром национальной культуры.
Среди сил, борющихся за возрождение России, видное место принадлежит русскому мусульманству, и неувядаемый венок рыцарской верности и доблести — его передовому воинству, дружинам Зеленого Знамени Пророка».

Отметим, что не меньше мусульман воевало и на стороне красных, их части также назвались мусульманскими. Один из них – 21-й Мусульманский стрелковый полк 51-й дивизии принимал участие в боях в Сибири. Командир дивизии В. Блюхер освобождал красноармейцев-мусульман от несения караульной службы в дни религиозных праздников.

Колчак в ОмскеКолчак в Омске

По-разному сложились судьбы бойцов дружин с падением власти Колчака. Томский добровольческий батальон перешел на сторону красных, один из его руководителей, Зариф Гайсин стал председателем Новосибирского губернского совета по делам нацменьшинств, но это не спасло его в тридцать седьмом в разгар репрессий. Гайсин на пике своей карьеры был обвинен в организации контрреволюционной повстанческой мусульманской организации «Гаскери Уешма» и расстрелян. Одни дружинники ушли с отступающими частями белой гвардии в Китай, другие из оставшихся в живых пытались легализоваться в новой стране под властью советов, о чем впоследствии в 30-е годы, надо полагать, сильно пожалели. В книгах памяти расстрелянных, изданных в последние годы в городах Сибири, немало мусульман, обвиненных в сотрудничестве с Колчаком.

Автор благодарит докторов исторических наук А.Яркова (Тюмень) и В.Кокоуллина (Новосибирск) за любезно предоставленные архивные материалы по дружинам зеленого знамени.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. Rasul A16.10.2012 14:34

    В это же время на Кавказе Узун-Хаджи произнёс свою знаменитую фразу: «Какая разница красная свинья или белая?»

  2. nursafar16.10.2012 21:20

    страницы забытой истории залитые кровью и несправедливостью. Нынче модно о них вспоминать, писать книги, делать фильмы. НО мы-мусульмане, не должны подныривать под эту волну. У нас свое прошлое и будущее. И красные, и белые, и все остальные — у них свое, у нас свое.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: