Информационное
агентство России
-5°C
24 ноября, 14:18

Фикх – это процесс. Тенденции в развитии мусульманского права

art_dev
Фикх – это процесс. Тенденции в развитии мусульманского права

Мусульманский фикх не может стоять на месте, поскольку это — не застывшая догма и не закостеневший свод мертвых законов. Шариатское право – это живая, постоянно развивающаяся и обогащающаяся правовая система. Лучшим тому подтверждением являются тенденции развития фикха в новых появляющихся исламских общинах, сталкивающихся с невероятно сложными для себя вызовами в окружении немусульманского общества.

Динамичность фикха

Британская ассоциация мусульманских социологов (AMSS UK) и Международный институт исламской мысли (IIIT), которые неоднократно проводили исследования по современному фикху, утверждают, что из всех исламских наук, фикх всегда был наиболее гибким, динамичным и изобретательным. Гибкость фикха заключается в постоянной необходимости обеспечения баланса между общим и частным, неизменным и переменным, в постоянной необходимости учитывать меняющиеся условия жизни мусульман в зависимости от времени и места проживания.

Целью фикха (в буквальном смысле — «понимание») всегда было понять, что представляют собой законы Шариата, и показать, каким образом они должны быть применены к реальной жизни и практическим проблемам исламского общества. При этом мусульманам должно быть очевидно, что фикх является не конечной и застывающей по мере достижения целью, а постоянным и безостановочным процессом развития мусульманского правопонимания и правоприменения.

Его динамичность и безостановочность обусловлена динамичностью и безостановочностью развития человеческого общества, на постоянно меняющиеся нужды которого фикх призван отвечать. Отсюда, фикх на каждом новом этапе своего развития предполагает не только необходимость давать правовые ответы с позиций Шариата на вновь возникающие ситуации, но и постоянную готовность пересмотра прежних форм или структур фикха.

Это вызвано необходимостью постоянного приведения фикха в соответствие с нуждами развивающегося общества, в противоположность смертельному для мусульманского права и общества застреванию на уровне развития фикха предыдущих поколений.

Новые вызовы фикху

За последние несколько десятилетий авангардом уммы, сталкивающейся с соврешенно новыми и незнакомыми прежде вызовами и проблемами в правовом поле, требующими скорейшего ответа с позиций исламского права, являлись именно мусульманские общины Запада. Жизнь в пострелигиозных обществах с обостренным чувством приверженности принципам секулярного фундаментализма ставила перед ними несметное количество совершенно новых и прежде абсолютно неизвестных проблем как в общественной, так и в частной жизни.

Таким образом, огромное количество мусульман, покинувших свои традиционные, продолжающие инерционное существование мусульманские общества на Востоке, в одночасье оказалось в ситуации, требующей ответа на постоянно возникающие неопределенности.

Фактически, мусульмане столкнулись с непредвиденными угрозами, начиная от возможности дробления шариатской правовой системы через появление нескольких, а то и десятков новых мазхабов, вплоть до скатывания некоторых мусульманских общин к вынужденному, но стихийному, хаотичному и не совсем легитимному с точки зрения Шариата самоиджтихаду.

Доктор Ихсан Йылмаз из Босфорского университета в Стамбуле отмечает, что многие молодые мусульмане на Западе, сталкиваясь с совершенно нетипичными для мусульманского общества проблемами, требующими мгновенного, сиюминутного решения, создают собственные адаптивные стратегии для самостоятельного поиска ответов. Не соблюдая никаких правил научного поиска и иджтихада, они совершенно эклектичным образом выбирают удобные для себя ответы из совершенно произвольно отобранных источников.

Через самодеятельный хаотичный «иджтихад» молодой мусульманин как бы становится «сам себе муфтием», или «сам себе муджтахидом». Очевидно, что в конечном итоге такой подход приведет к формированию каждым мусульманином своего собственного «микромазхаба», подогнанного под его личные нужды, пристрастия, уровень знания и понимания Ислама.

Это в конечном итоге может привести к постмодернистской раздробленности исламской правовой системы на миллионы микромазхабов в головах и практиках западных мусульман. Ведущий турецкий эксперт по фикху, профессор Хайреттин Караман, указывает на то, что в ситуации отсутствия у мусульман четких ответов на современные вопросы велика вероятность того, что они последуют за своими искаженными представлениями об Исламе и роли мусульманина в западном обществе.

Таким образом, вызовы, с которыми столкнулись западные мусульмане, были столь серьезными, что существовала возможность глубокого правового раскола между западными и восточными мусульманами, и даже выхода некоторых исламских общин за пределы правового поля, очерченного Шариатом.

Западный авангард фикха

Отсюда и первоочередная задача, вставшая перед уммой, особенно ее западным крылом. Эта задача заключалась в разработке правового механизма, могущего в рамках общемусульманского макрофикха обеспечить развитие его региональных приложений к нуждам западных мусульманских общин.

Мусульманская община остро нуждалась в появлении обновленного фикха, живой и динамичной системы правовых стратегий и инструментов, могущих быть обращенными и примененными к самым разнообразным ситуациям, с которыми мусульмане сталкиваются в неисламском мире.

Относительно того, что обновление мусульманской правовой системы должно обязательно идти в рамках единого макрофикха, высказывается доктор Заки Бадави, председатель Совета имамов и мечетей Великобритании, председатель Форума против исламофобии и расизма (FAIR).

Он утверждает, что «аль-К’аваид аль-Куллийя аль-Фикхийя», или «Универсальные основы фикха» – это фундамент шариатского права, их мусульманский юрист (факих) должен соблюдать при издании фетвы или иного правового положения.

Доктор Таха Джабир аль-Альвани, председатель Высшей школы исламских и социальных наук (GSISS) в США, бывший председатель Североамериканского совета по фикху, член Академии исламского фикха ОИК, утверждает, что фикх, развиваемый сегодня для нужд мусульманских меньшинств западного мира, являясь, по сути, микрофикхом, одновременно является неотъемлемой частью макрофикха, то есть общемусульманского фикха как такового.

При этом, со слов Шарля Ле Гай Этона, британского дипломата швейцарского происхождения, принявшего Ислам и занявшего после отставки с дипломатической службы должность консультанта Исламского культурного центра в Лондоне, мусульманские общины Запада, разивающие фикх меньшинств, одновременно стимулируют дальнейшее развитие общего макрофикха. В этом они, на его взгляд, являются, по сути, первопроходцами для всей остальной уммы, которая также сталкивается с неизбежными вызовами глобализации и вестернизации традиционных мусульманских обществ.

Проблемы интеграции и гражданства

Шейх Рашид Ганнуши, лидер тунисского движения «Ан-Нахда», член Европейского совета по фетвам и исследованиям утверждает, что мусульмане на Западе являются достаточно крупным меньшинством. Около 50 миллионов из них уже проживают в странах Запада, а Ислам там численно является второй религией после Христианства. Но даже при этом многие мусульмане, на его взгляд, продолжают чувствовать себя чужаками на Западе.

Причина в том, что преодоление мусульманами изоляции от западного общества, увеличение их вклада в развитие окружающего их общества еще требуют более убедительного правового обоснования и подкрепления с позициий исламского права. Данный аспект становится еще одним весомым аргументом в пользу развития фикха, применительно к нуждам западных мусульманских общин.

Доктор Мухаммад Местири, профессор Основ фикха и современной исламской мысли в парижском Институте исламских наук, директор Научно-исследовательского института Международного института исламской мысли во Франции, пишет о необходимости развития фикха гражданства. С его слов, мусульмане на Западе продолжают рассматривать себя в качестве «иммигрантского меньшинства», несмотря на полученное гражданство западных стран.

Он считает, что вся проблема в том, что в мусульманском правовом наследии прежних веков концепция гражданства мусульманина в неисламской стране практически не была разработана. Вообще, в исламском этическом и правовом наследии статус мусульман как меньшинств не был рассматриваем и достаточно осмыслен.

Ислам на протяжении тысячелетий был цивилизацией и культурой большинства. А концепция и статус меньшинства в правовом плане разрабатывался, в первую очередь, для интеграции немусульманских меньшинства в исламскую систему гражданства. При этом еще первая исламская конституция – Мединская – наглядно и недвусмысленно проиллюстрировала исламское восприятие меньшинства.

Она рассматривала немусульман не в качестве частных или маргинальных элементов, но как сограждан мусульман, наделенных неотъемлемыми правами и свободами. Именно подобной концепции гражданства, разработанной некогда мусульманами по отношению к немусульманским меньшинствам, со слов доктора Местири, сегодня катастрофически не достает мусульманам, но уже по отношению к себе. Пусть и как к меньшинствам, но все же полноценным членам немусульманского общества.

Разработка данной концепции гражданства в рамках макро-фикха требует иджтихада, современного осмысления концепции гражданства применительно к мусульманским меньшинствам Запада. Мусульманам необходим адекватный правовой ответ на современные вызовы западного общества, отпугивающего и отторгающего мусульман, опирающихся на старые правовые концепции.

Только подобный ответ позволит им избежать угрожающей им маргинализации и «геттоизации». При этом, при разработке фикха гражданства мусульманам стоит помнить, что концепция интеграции является в западной культуре более мощной, нежели концепция признания прав меньшинств. За исключением, пожалуй, американской общественной модели, основанной на многообразии культур.

Социальный, политический и правовой аспект

Доктор Абд уль-Маджид ан-Наджар, директор Центра по исследованиям в Европейском Институте исламских наук в Париже, член Европейского совета по фетвам и исследованиям, пишет о чрезмерной оренитированности унаследованного мусульманами фикха на проблемы отдельной личности в ущерб проблемам общины. Он подкрепляет свои утверждения многообразием научных работ по фикху, ориентированных на вопросы индивидуального поклонения мусульманина, в ущерб работам, посвященным социальному и политическому праву Ислама. Оттого доктор ан-Наджар высказывает надежду на то, что развиваемый сегодня в западных странах фикх меньшинств будет более ориентирован на проблемы современных мусульманских общин.

Поскольку сам статус мусульманских меньшинств в немусульманском окружении требует от них решения проблем скорее общинного, коллективного характера, нежели индивидуального. Среди этих проблем, в первую очередь, стоит отметить вопросы полноценного исламского образования, формирования мусульманской женской социальной инфраструктуры, политической социализации и участия мусульман и т. д.

Доктор Бустами Хир, научный сотрудник Департамента исламских и ближневосточных исследований Эдинбургского университета, старший преподаватель исламских исследований Университета Бирмингема, пишет об актуализации для западных мусульман концепции «виляйяту ль-‘уляма». Не давая ей оценки, отметим, что данная концепция, которая переводится как «правление улемов», предполагает делегирование мусульманами политической и правовой власти мусульманским ученым в отсутствие исламского правления.

Он, ссылаясь на исторический пример применения этой концепции мусульманскими меньшинствами Испании, выводит ее актуальность применительно к современным меньшинствам Запада, исповедующим Ислам. Первоочередными областями, в которых мусульмане нуждаются в применении данной концепции, на его взгляд, являются области семейного, гражданского и коммерческого права.

Ахмад Томсон, практикующий королевский адвокат, заместитель председателя Ассоциации мусульманских юристов Великобритании, заявляет о неминуемом включении мусульманского частного права во внутреннее законодательство Британии, в том числе юридическое признание мусульманских браков, разводов и наследования. Это неизбежно потребует, на его взгляд, создания гражданских Шариатских судов, чьи решения будут признаваться в британских гражданских судах. Об этом же, кстати, говорят многие видные деятели страны.

Несомненно, многие правовые и политические инициативы, выдвигаемые западным мусульманским интеллектуальным сообществом, могут быть спорными и еще должны пройти проверку временем. Однако уже сейчас очевидно, что те процессы и тенденции, которые стремительно развиваются внутри западных мусульманских общин, задают дальнейшему развитию шариатского правопонимания и правоприменения такой импульс, что это может привести к тектоническим сдвигам не только в исламской, но и в западной правовой системах.

Руслан Курбанов, научный сотрудник Института востоковедения РАН

islam.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: