Информационное
агентство России
-2°C
24 октября, 06:52

Мохаммад Джавад Зариф – лицо новой иранской дипломатии?

ismail
Мохаммад Джавад Зариф – лицо новой иранской дипломатии?
Мохаммад Джавад Зариф и Генеральный Секретарь ООН Пан Ги Мун

Новоизбранный президент Ирана Хассан Роухани представил кандидатуру на один из ключевых постов в своем правительстве – главы министерства иностранных дел. Им стал 53-летний Мохаммад Джавад Зариф.

На следующей неделе ему, как и другим кандидатам на министерские посты в Иране, предстоит пройти утверждение парламентом, где возможно будут более четко и основательно представлены программы и планы будущих министров. Но одну декларацию, довольно рельефно высвечивающую будущий внешнеполитический курс Ирана, Зариф уже сделал.

«Мы ни на йоту не поступимся правами иранской нации, но также будем расширять круг наших дружеских связей за рубежом. При этом мы будем готовы к тому, чтобы вынудить и других игроков на международной арене превратить свою нынешнюю жесткую линию поведения в дружественные связи с Ираном, на основе взаимовыгодного сотрудничества», – заявил Зариф.

Думается, что полный и широкий смысл этого первого действия новой дипломатии Ирана, лучше понять, обратившись к биографии этого, пока еще, кандидата в министры.

Зариф родился в 1960 г. в Тегеране. Довольно знаковым в его биографии выглядит то, что в условиях жесткого и бескомпромиссного антиамериканизма исламского Ирана Зариф оканчивает Школу международных отношений имени Йосефа Корбел при Денверском университете в США (кстати,Йосеф Корбел, в честь которого она названа – отец небезызвестной Мадлен Олбрайт), получает степень доктора философии в Сан-Францисском университете. Практически всю свою карьеру он делает в сфере многосторонних международных отношений, долгое занимая в 1992-2002 гг. пост заместителя министра иностранных дел, а также преподает международное право в Тегеранском университете, некоторое время (2010-2012) занимает пост проректора по международным связям исламского университета Азад.

Пиком его прежней карьеры стало представительство Ирана в ООН, начавшейся в 2002 г. На этой должности он фактически исполнял роль неформального контактера с Вашингтоном, ведя активные приватные переговоры по смягчению санкций против Ирана. Эта деятельность продолжалась до 2007 г.

Известно, что Зариф был близок к единственному президенту в истории Исламской Республики Иран, получившего устойчивое «реноме» реформатора – Мохаммаду Хатами.

В общем, новый министр – фигура такого поста в иранской политике нетипичная. Внешняя политика исламской республики всегда строилась на достаточно жесткой и заидеологизированной основе. Сначала это был «экспорт исламской революции» как фактор международного самоутверждения Тегерана (70-80 гг, нужно помнить, что это время, когда еще был жив имама Хомейни), затем в 90-е годы последовала некая невнятность, закончившаяся внешнеполитическим прорывом, сделанным президентом Мухаммадом Хатами и его призывом к «диалогу цивилизации». Однако это был прорыв, скорее в культурно-гуманитарной, чем политической дипломатии. И, по иронии судьбы, ООН, по инициативе Ирана, объявила 2001 год с его 11-м сентября «годом диалога цивилизаций».

В годы президентства Ахмадинеджада внешняя политика страны приобрела еще более,чем когда ни было идеологический характер . Более того, Ахмадинеджад, воевавший в 1980-88 г. на иракском фронте в составе добровольческих формирований «басидж», привел за собою много бывших «басиджей», не всегда отличающихся компетентностью, в политику, внутреннюю и внешнюю. И посему, усилившиеся жесткость и заидеологизированность (например, со «стиранием Израиля с карты» и отрицанием Холокоста в публичном пространстве был явный перебор, хотя антисионизм является фундаментальным принципом политики страны, и его придерживался даже «реформатор» Хатами), не способствовали, а порой даже мешали решению многих задач, например, по той же ядерной программе, поскольку дипломатии Ахмадинеджада не всегда была свойственна последовательность и выдержанность.

Опыт прежних лет сегодня привел иранской руководство, видимо, к выводу, что национальной дипломатии не хватает некоторой широты взгляда и технократического подхода, основы на принципе защиты не той или иной идеи (часто, экстравагантной), а интересов Ирана, как единого целого , как региональной державы. И новый глава МИД ИРИ Мохаммад Джавад Зариф может стать лицом такого подхода и сигналом миру о переменах в дипломатии Тегерана.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: