Информационное
агентство России
1°C
21 октября, 07:41

Политический ислам против терроризма, за великую Россию. Часть II

muh
Политический ислам против терроризма, за великую Россию. Часть II
Руководство Турции и Ливии на первом ряду в намазе

Начало

Об «экстремистских материалах»

С 2004 года на основании стекающихся в Минюст России копий вступивших в законную силу решений судов данное учреждение публикует «Федеральный список экстремистских материалов», и всё это время известные мусульмане возмущаются как самими «приговорами» исламским книгам, не находя во многих из них каких-либо компрометирующих признаков, так и тем, что исламская составляющая списка зашкаливает, сильно отдавая, по их мнению, государственной исламофобией.

Под запрет попадает довольно много переводной литературы, не считающейся экстремистской в странах, где оригинальные тексты были изначально созданы, о чем с недоумением и вполне убедительно говорят представители местного духовенства. Как такое возможно?

Причин три. Прежде всего речь должна идти о дилетантизме тех, кто берется за издание религиозной литературы в нашей стране. Сколь угодно хорошую книгу можно искалечить в процессе перевода, когда переводчик или плохо понимает язык оригинала, или не владеет в должной мере русским литературным языком, или — что встречается чаще всего — не знает в должной мере ни того и ни другого. Переводчиков богословских текстов в нашей стране никто не готовит. Исламская литература стала во множестве выпускаться в регионах, где никогда не было серьезной книгоиздательской деятельности и, соответственно, отсутствуют профессионалы — прежде всего опытные литературные и научные редакторы, корректоры и дизайнеры-верстальщики, имеющие профильное образование. К сожалению, исламский издательский процесс в России можно охарактеризовать сегодня одним словом — самодеятельность.

Другая причина обусловлена тем, что перевод осуществляется вне знания историко-культурных реалий, в которых создавался тот или иной текст. В результате высказывания, имеющие исторически обусловленный контекст, вырываются из него и абсолютизируются, приобретая несвойственные им смыслы и оттенки.
Третья причина вызвана тем, что исламская литература, как и книги представителей других конфессий, как правило, остро полемична, а это предполагает расстановку автором определенных акцентов, учитывающих специфику аудитории, которой книга адресована. Если эту книгу предложить вниманию читателей, живущих в иной системе культурных координат, можно получить эффект, прямо противоположный ожидаемому ее автором.

Поэтому столь осторожно надо относиться к выбору для перевода на русский язык популяризаторских изданий даже самых известных ученых. Правильная позиция состоит в том, чтобы первым делом перевести на русский язык первоисточники ислама, причем издать их строго научно с фундаментальными статьей и комментарием, а написание массовой литературы предоставить национальным авторам (но исключительно тем, кто превосходно знает первоисточники и труды классиков), сразу на родном языке (которым необходимо отменно владеть). Обращаться же к практике переводов изданий, рассчитанных на широчайшую аудиторию, следует лишь в исключительных случаях.

Если следовать предложенному пути, исламские книги перестанут пополнять злополучный список. Но первым шагом должно стать изгнание дилетантов из религиозного книгоиздания.

За всё в ответе чекисты?!

Подводя итоги противостояния терроризму за последние пять лет, член Экспертного совета Комитета Государственной Думы ФС РФ по безопасности Валерий Журавель пишет: «В стране в последние годы на основе анализа сложившейся террологической ситуации и поиска путей ее оптимизации, быстрого реагирования на проявления терроризма, выработана единая, целостная, комплексная, стратегически ориентированная государственная концепция, учитывающая международные правовые акты и реалии государственного и общественного устройства страны. В нее входят решения Президента и Правительства России, Совета Безопасности Российской Федерации, Национального антитеррористического комитета, антитеррористических комиссий субъектов РФ. В настоящее время они стали носить в большей мере упреждающий характер… Больше стало уделяться внимания противодействию идеологии терроризма». Те немногие эксперты, кто знают ситуацию изнутри, вряд ли согласятся со столь благообразной картиной.

Так, весьма характерно, что В. Журавель, оперируя изобильными данными, опускает примеры удачного «противодействия идеологии терроризма». На наш взгляд, немногословность автора в данном случае легко объяснима — таких примеров просто-напросто нет, а соответственно, нет и оснований всерьез говорить о том, что кто-то и в самом деле занят противодействием радикальным взглядам и несет за это прямую ответственность (мы, разумеется, подразумеваем контрпропагандистский аспект, а не практику «глушения» всеми подручными силовикам средствами «вражьих голосов»). В своем обзоре В. Журавель ссылается на докторскую диссертацию Асият Боташевой (ныне профессор Карачаево-Черкесского филиала Российского государственного социального университета) 2009 года «Терроризм как фактор современных политических процессов: детерминация, проявления, стратегия противодействия». Эксперт воспроизводит, в частности, составленный А. Боташевой перечень «основных внутренних условий, влияющих на активность международного терроризма на Юге России», и, судя по всему, не ставит под сомнение полноту данного перечня. Воспроизведем его:

• «целенаправленное внедрение идеологии экстремизма и терроризма на территории Северного Кавказа;
• отсутствие опыта демократической конкуренции партий и движений;
• распространение идей этнической исключительности и превосходства;
• требования независимости; противоречия между центром и регионами;
• коррупция в органах государственной власти;
• отчужденность между властью и населением;
• чрезмерно неравномерное распределение доходов;
• рост безработицы; инфляционные процессы;
• криминализация экономики; рост преступности;
• отсутствие эффективной системы социальных гарантий населению;
• низкая эффективность взаимодействия государства с конфессиями;
• резкое снижение социальной защищенности населения;
• крайне недостаточное использование потенциала СМИ и средств массовой коммуникации для пропаганды патриотизма и толерантности;
• использование СМИ для завуалированной пропаганды этнофобии, расизма, насилия;
• снижение образовательного, культурного и правового уровня населения;
• слабость традиционных конфессий в идеологическом противостоянии религиозно-политическому экстремизму» (Журавель Валерий. 2008—2012 годы: состояние и тенденции борьбы с терроризмом в России).

Как видим, проблема религиозного невежества в этом перечне явным образом не поставлена, хотя является одной из главнейших, если не самой главной (дело не а «слабости… в идеологическом противостоянии», а в том, что жреческая корпорация, за редчайшими исключениями, не заинтересована в приобретении необходимых знаний — чтобы убедиться в этом, достаточно послушать вопросы, затрагиваемые духовенством на встречах с президентом; а ведь именно неискаженный ислам обладает отличным инструментарием, с помощью которого можно эффективно вычистить среду, питающую экстремизм).

Взглянем под этим же углом на «Концепцию противодействия терроризму в Российской Федерации» — опорный документ в интересующем нас срезе. Выделим значимые для нашей проблематики ключевые положения: «Основными внутренними факторами, обусловливающими возникновение и распространение терроризма в Российской Федерации либо способствующими ему причинами и условиями, являются: (а) межэтнические, межконфессиональные и иные социальные противоречия; (б) наличие условий для деятельности экстремистски настроенных лиц и объединений; (в) недостаточная эффективность правоохранительных, административно-правовых и иных мер по противодействию терроризму; (г) ненадлежащий контроль за распространением идей радикализма, пропагандой насилия и жестокости в едином информационном пространстве Российской Федерации; (д) недостаточно эффективная борьба с организованной преступностью и коррупцией, незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ». Как видим, о необходимости противостояния на «духовном поле брани» нет ни слова, и можно сделать вывод, что «причины и условия», благоприятствующие появлению террористов, лежат вне теологической сферы. Более того, вся реальная практика действий власть предержащих — а документ подписан президентом в 2009 году — свидетельствует, что духовное пространство не воспринимается как место, где необходимо что-либо «выявлять и устранять» (изъятие экстремистской литературы, изгнание/изоляцию сомнительных проповедников мы квалифицируем как упомянутое выше «глушение», относящееся к принудительным мерам воздействия, но не способное что-либо в корне изменить).

«Противодействие терроризму в Российской Федерации, — говорится далее в Концепции, — осуществляется по следующим направлениям: (а) предупреждение (профилактика) терроризма» (остальные направления опускаем как не относящиеся к предмету нашего исследования), что «предполагает решение следующих задач: (а) разработка мер и осуществление мероприятий по устранению причин и условий, способствующих возникновению и распространению терроризма». Налицо — формальный повтор того, что сказано выше, без какой-либо детализации.

«К основным мерам по предупреждению (профилактике) терроризма относятся: (г) информационные (разъяснение сущности терроризма и его общественной опасности, формирование стойкого неприятия обществом идеологии насилия, а также привлечение граждан к участию в противодействии терроризму); (д) культурно-образовательные (пропаганда социально значимых ценностей и создание условий для мирного межнационального и межконфессионального диалога)» (далее опять же опускаем всё, что не касается нашей темы). Вновь нет того, что, на наш взгляд, непременно должно было бы быть прописано.
«Научное обеспечение противодействия терроризму включает в себя: (а) разработку теоретических и методологических основ противодействия терроризму, рекомендаций для решения практических задач по конкретным направлениям деятельности в области противодействия терроризму; (б) проведение научно-прикладных исследований для принятия политических, правовых, организационных и управленческих решений в области противодействия терроризму на разных уровнях; (в) изучение международного опыта борьбы с терроризмом, внесение предложений Президенту Российской Федерации по совершенствованию стратегии и системы мер противодействия терроризму».

Хотя за сказанным здесь и можно узреть сферу духовности, но, как мы уже говорили выше, реальных фактов, свидетельствующих о распространении на нее указанных мер «научного обеспечения», нет. Более того, никто, похоже, всерьез этого и не добивается (если ислам воспринимается как затаившийся враг, то от него, кроме неприятностей, и ожидать нечего, не говоря о научном обосновании чего-то положительного). Честно говоря, трудно отделаться от ощущения, что данная Концепция (да и остальные документы из «антитеррористического пакета») писалась представителями силовых структур для самих же силовых структур. Но какой с них может быть спрос по части высших материй? И почему им уготовано бесконечное «расхлебывание кровавых следствий», а за искоренение «причин» последних никто никакой ответственности не несет?

14 февраля 2013 года Владимир Путин выступил на расширенном заседании коллегии ФСБ, посвященном итогам работы службы в 2012 году: «До мельчайших деталей, до автоматизма прошу отработать систему превентивных действий при возрастании угрозы террористической опасности. Главное здесь — защита жизни людей. Нужно обеспечить надежное антитеррористическое прикрытие социальных и промышленных объектов, инфраструктуры, транспорта, энергетики и, конечно, крупных общественных, международных мероприятий, которые в ближайшее время должны пройти в нашей стране. Важнейшее направление работы — это предупреждение, профилактика терроризма. Надо оградить людей, молодежь от втягивания в террористические группы и бандподполья. Прямая связь экстремистских и террористических группировок очевидна. Поэтому при нейтрализации разного рода экстремистских структур нужно действовать максимально решительно, блокировать попытки радикалов использовать для своей пропаганды возможности современных информационных технологий, ресурсы интернета, социальных сетей».

Выходит, что на федеральных и местных силовиков переложено практически всё — и то, чем они должны заниматься, и то, чем не должны, а остальные «господа-товарищи с чалмами и без» заняли известную позицию «моя хата с краю».

«В последнее время, — констатирует уже упоминавшийся М. Логвинов, — обнаружилась сомнительная тенденция: федеральная власть стремится переложить ответственность за просчеты правоохранительного блока по противодействию терроризму на бизнес или глав северокавказских республик различного уровня, которые-де не в состоянии консолидировать общество и противодействовать угрозе на местах. В то же время, именно федеральная власть самоустранилась из сферы противодействия терроризму, передав ее находящимся «в пылу борьбы» спецслужбам» (Логвинов Михаил. «Борьба с терроризмом» как катализатор террористической угрозы в России?).

Весь этот «перекос в ответственности» оборачивается тем, что в случае совершения очередного теракта государство поступает так, как поступает МЧС по предотвращению последствий стихийного бедствия: задействуются огромные силы, экстренно выделяются зарезервированные финансы, депутаты Госдумы требуют нарастить армию осведомителей. Меж тем ни с кого персонально, кроме сотрудников ФСБ (заложников ситуации) и губернаторов, спроса за происшедшее нет. Но ведь теракт — это не стихийное бедствие, а значит, мы имеем дело с инструментальной проблемой, предполагающей ее гарантированное пошаговое решение в соответствии с определенным алгоритмом, что осуществимо лишь при адекватном понимании природы явления. И, наконец, главное: инструментальность проблемы означает правомочность введения персональной ответственности за то, как она решается. Федеральные же чиновники (речь не о силовиках) последнего ой как не хотели бы.

О мусульманах-мигрантах

У многих на памяти погромы и поджоги автомобилей, нападения на церкви и синагоги в иммигрантских кварталах Парижа и ряде других городов Франции, Бельгии и Германии, полторы недели державшие в 2005 году европейцев в страхе. Аналитиками было отмечено, что основную массу хулиганов составляли дети мигрантов-мусульман, т. е. те, кто уже родились на европейской территории и имели все права гражданства стран, ставших их родиной. 31 августа 2010 года Тило Саррацин, бывший берлинский сенатор, а затем член совета директоров Бундесбанка, презентовал в Берлине свою книгу «Германия — самоликвидация, или Как мы ставим на кон свою страну» («Deutschland schafft sich ab»; ), чем вызвал в Европе форменный скандал, напророчив своей стране, увлеченной многолетней политикой мультикультурализма, скорый крах в связи с тем, что сердце Евросоюза «вот-вот поглотит поток необразованных, агрессивных и фанатичных мигрантов-мусульман». «Краткое содержание книги: немецкая социальная система разрушает Германию, так как умные немцы не рожают детей, а глупые безработные немцы сидят дома и рожают, причем за счет работающих умных. Мусульманские мигранты тоже не работают и активно рожают, причем тоже глупых детей, потому что мусульманские мигранты биологически глупые, а от глупых рождаются только глупые. Поскольку же умные не рожают (см. изначальный тезис), нация глупеет и вскоре погибнет. Если раньше не погибнет под гнетом террористов, в которых перерождаются глупые мигранты» (Сумленный С. Саррацин разбушевался). Не прошло и нескольких месяцев с момента, когда канцлер Германии Ангела Меркель резко осудила книгу, как во время конференции молодежной организации Христианско-демократической партии в Потсдаме она заявила: «В начале 1960-х наша страна пригласила иностранных рабочих в Германию, и сейчас они здесь живут. Некоторое время мы сами себя обманывали и говорили себе: «Они у нас не останутся, когда-нибудь они уедут», но так не произошло. И конечно же наш подход состоял в мультикультурализме, в том что мы будем жить рядом и ценить друг друга. Этот подход провалился, совершенно провалился» (. Курсив наш. — Ю.М.; подробнее см.: Малахов В. Мультикультурализм в Западной Европе: по ту сторону риторики).

Во всех этих событиях для нас важно одно наблюдение: адаптация к иной культурной среде значительной части детей исламского исповедания, родители которых приехали в нашу страну из-за пределов Российской Федерации, прежде всего азиатских государств, — дело не одного поколения, и привитием знания начатков русского языка (на что направлен Федеральный закон от 12 ноября 2012 г. № 185-ФЗ и на что многие уповают как на манну небесную) здесь не обойдешься. Единственная реальная сила, способная исключить эксцессы вроде парижских, это ислам. Причем следует иметь ввиду, что проблемы с его правильным пониманием характерны не только для России, а потому столь важно, чтобы в нашем государстве появились подлинные знатоки этого вероучения и авторитетные лидеры, настолько авторитетные и харизматичные, чтобы они могли держать ситуацию под контролем.

Об освещении в российских СМИ событий в Египте, Сирии и Мали

Каждый день федеральные СМИ обрушивают на нас новости, подчас кошмарные, из этих терзаемых внутренним конфликтом стран. Всё, связанное с исламом (точнее — исламизмом, как принято называть политический ислам), имеет в этих сообщениях выраженно негативный оттенок — бесчеловечности придано мусульманское лицо (телезрителю как бы хотят подсказать: вот она, подлинная суть ислама!). Поскольку означенные информационные ресурсы находятся «под колпаком» у Кремля, неужели там никто не сознает, что данный негатив есть прямой вклад в усиление межрелигиозного и межэтнического раскола в России? Чему вы попустительствуете, господа-товарищи? И почему вы удивляетесь событиям в Ставропольском крае? Проснитесь же наконец!

Так что же делать?

Двух мнений, как сейчас (друг или враг?), быть не может. Ислам в России должен быть превращен из фактора дестабилизации, оказывающего всё более ощутимое влияние, в одну из главнейших опор стабильности и ускоренного развития страны.

Правильный подход по отношению к правоверным состоит не в том, чтобы прилагать максимум усилий к жесткой нейтрализации и силовому подавлению религиозно мотивированного активизма (а это остов проводимой ныне внутренней политики), но в том, чтобы поставить его на службу государству. Следствием ошибочности действий российских властей является постоянная регенерация радикализма в исламской среде, который в России XXI века окончательно приобрел ярко выраженный внутриполитический генезис.

Если говорить о стратегии, то усилия необходимо направить на решения следующих основных задач:
• создание национальной школы исламского богословия и права (без подмены действующих мáзхабов, через русификацию ядра исламского богословия и юриспруденции, т. е. через научно-комментированный перевод на русский язык комплекса ключевых вероучительных текстов и последующее формально-логическое описание основных богословско-правовых толков с помощью аппарата неклассических логик, их алгоритмизацию, всё это — с целью необходимого пророссийского расширения);
• построение на основе отечественной теологической школы системы независимого религиозного среднего и высшего образования, в частности открытие Высших исламских курсов; поскольку принцип непротиворечивого сочетания богооткровенных истин с современным научным знанием является для вероучения пророка Мухаммада системообразующим, целесообразным представляется переподчинение религиозных вузов государственным федеральным университетам, с приданием этим вузам статуса факультетов теологии, что отвечало бы структуре классических европейских университетов, таких, например, как Марбургский и Тюбингенский, и позволило бы наладить относительный контроль за уровнем знаний, преподаваемых на указанных факультетах;
• выработка полномасштабной социальной доктрины ислама для нашей многоконфессиональной страны, обладающей уникальным историческим наследием добрососедства религий.
• налаживание систематической селекции кадров, с выявлением из числа молодых людей потенциальных лидеров-харизматиков.

В конечном счете должна быть наголову разбита точка зрения, согласно которой истово верующий человек вправе действовать от имени Аллаха, рассматривая этот мир как малоценное сырье — своего рода лом-брак-шлак-дефект Божьего творения — для построения «здесь и сейчас» общества абсолютной справедливости, а потому наделять себя правом карать смертью «язычников», «лицемеров» и «неверных», разрушать «идольские капища» с «дьявольскими стойбищами», т. е. «продавшихся Шайтану» граждан, «разложившееся» духовенство, госслужащих-«подручных Сатаны», прежде всего из силовых ведомств, а также учреждения органов власти. В умах мусульман должно прочно утвердиться представление, что истинному правоверию отвечает лишь добросовестный труд на благо семьи, близких и государства, что все болезненные вопросы необходимо разрешать через демократические процедуры и конструктивный диалог, направленный на углубленное взаимопонимание и сотрудничество сторон, что ислам — религия умеренности и полноценной жизни, социального оптимизма и здравого смысла.
Чтобы исламский активизм перестал быть всесокрушающей стихией на территории Российской Федерации и превратился в силу, способную сплотить общество и мобилизовать его на решение задач ускорения социально-экономического развития с опорой на инновации и модернизацию, необходимо разработать и провести в жизнь программу полномасштабной социализации религиозной личности (в пику программам асоциализации, последовательно навязываемым радикалами), при этом произойдет понижение градуса радикализации и одновременное усиление чувства гражданственности. В набожном человеке, «угоднике Божием с пламенеющим сердцем», т. е. социально неинертном верующем, такое осуществимо только в случае, если в основе его гражданской ответственности будет лежать ответственность перед Богом за судьбу Его творения (мусульманин, по определению, — раб/слуга и одновременно наместник Всевышнего, тем самым, с одной стороны, он абсолютно несвободен перед Творцом, а с другой — ничем земным в земном мире не связан), что предполагает гармонизацию и благоустроение отношений в социуме, осознание уникальности и бесценности каждого человека на планете и всяческое содействие соотечественникам во всемерном раскрытии ими своих талантов (даре Создателя). А последнее, в свою очередь, предполагает полномасштабную поддержку материнства и детства, института семьи, обеспечение процветания страны путем культивирования высокой духовности, нравственности, справедливости и патриотизма, совершенствования системы образования и иных форм просвещения, всемерного поддержания многонациональной культуры, заботливого отношения к окружающей среде и внедрения на пользу людям новейших достижений науки и техники (см. также об исламе как двигателе постоянного модернизационного обновления общества на научных основаниях: Михайлов Ю. Ислам — религия интеллектуального выбора. М.: Ладомир, 2010).

В России должна появиться подлинная исламская элита, стоящая на защите интересов страны и не воспринимаемая обществом как инородная. Ислам, при его правильном истолковании и доброжелательно-заинтересованном к нему отношении, призван стать одной из главнейших опор нашей державы, причем не только в плане духовности и гражданственности, но и в таком важнейшем начинании как модернизация.

В перспективе ислам в России должен получить политические права не в меньшей степени, чем сейчас фактически имеет Русская Православная Церковь. Политический ислам (а другим подлинное правоверие, хотим мы того или нет, и быть не может, поскольку, как уже говорилось, ислам есть образ жизни, и единственным признанным в цивилизованном мире инструментом выражения социальных чаяний является политическая самоорганизация общества) — это ответственный ислам; деполитизированный же, аполитичный ислам (якобы ислам) — это ислам безответственный, что мы и наблюдаем в повседневной действительности (кстати, не следует путать политический ислам с политиканствующим исламизмом, рвущимся к власти в отсутствие внятной политической программы для XXI века, которая бы обеспечивала ускоренное экономическое развитие общества на принципах гармонизации в нем этноконфессиональных отношений). И в этом плане смешно читать панегирики политическому исламу, изобильно наполнившие многие СМИ в связи с трагическими событиями в Египте. Те катаклизмы, что потрясают сегодня эту страну, неспособность местных религиозных деятелей оказать позитивное влияние на развитие ситуации на своей родине, есть очевидное свидетельство многовекового застоя в исламской общественно-политической мысли и практике (далеко не в лучшем свете предстает нынешняя профессура прославленного исламского университета Аль-Азхар). И ничего более. Очевидно, что наступает эпоха, когда всякий государственный деятель, упрямо продолжающий придерживаться позиций игнорирования сущностной политизированности ислама, будет пожинать горькие плоды всё более грозных социальных потрясений.

Заключение

Россия стоит перед историческим выбором: или ислам будет взят нашей страной в фактические союзники, что подразумевает уделение самого пристального внимания его социальной доктрине в контексте задач, стоящих перед страной, — а такой ислам неизбежно становится политическим, — или контртеррористическими операциями будет постепенно покрыта вся страна.

Правильный подход по отношению к правоверным состоит не в том, чтобы прилагать максимум усилий к жесткой нейтрализации и силовому подавлению религиозно мотивированного активизма (а это остов проводимой ныне внутренней политики), но в том, чтобы поставить его на службу государству. Последнее же возможно только в случае создания национальной школы исламского богословия и права, организации профессионального религиозного образования и грамотной кадровой политики, как в плане госслужащих, так и в отношении духовенства. Русский язык должен стать основным языком межрелигиозного и внутриконфессионального общения на постсоветском пространстве.

В последние годы отчетливо обозначилась общемировая тенденция — постепенный выход на передовые рубежи реформированного (возрожденного), очнувшегося от многовековой спячки ислама, решительным действием выражающего свое отношение к правящим режимам с их вестернизированными элитами. Волны арабских революций — это только начало тех тектонических сдвигов, которые определят лицо грядущего. Исламская солидарность, безусловно, не оставит равнодушными многие миллионы россиян, которые, без всякого сомнения, не будут сторониться тех процессов, которые начнут развиваются у братьев по вере. В создавшихся условиях, с учетом того, что волна мигрантов-мусульман в Россию только нарастает, задача выработки новых подходов в отношении исламской общины страны становится не делом свободного выбора, а делом жесткой необходимости. Важно, чтобы происходящие перемены не только не погрузили нашу страну в хаос, но, напротив, серьезно укрепили ее позиции в мировом сообществе.

У России есть все шансы предложить Исламскому миру образец ускоренной модернизации страны, мотивированной исламским активизмом, и, продемонстрировав бурный экономический рост, стать признанным лидером Исламского мира, при сохранении ведущих позиций в мире христианском.

Россия или окажется центром мира (во всех смыслах), ядром вселенского притяжения как для христиан, так и для мусульман, оплотом мировой духовности, властителем дум для интеллектуалов на всех континентах, глобальной экономической сверхдержавой, или будет отброшена на обочину мировой цивилизации. Иного не дано!


Михайлов Юрий Анатольевич,
главный редактор Научно-издательского центра «Ладомир»

Р S Доклад был подготовлен в феврале этого года по просьбе одной из влиятельных российских организаций

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. Зам-Зам02.09.2013 18:16

    «В России должна появиться исламская элита»…

    Хорошо сказал. Верно и в самую точку.

    • S-S M02.09.2013 23:31

      Поддерживаю! Именно, НЕ ПАРТИЯ, а ЭЛИТА!

  2. R***ullah07.09.2013 16:41

    Что то мне подсказывает что эти слова останутся словами или получится какой нибудь не жизнеспособный уродец .Кто этим должен заниматься российское государство или сами мусульмане без давления сверху .Если государство тогда эта идея пустая и вредная для мусулман .

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: