Информационное
агентство России
2°C
22 октября, 18:25

Правоохранителей заинтересовала новая «Крепость мусульманина»

ulka_cat
Правоохранителей заинтересовала новая «Крепость мусульманина»

Тот факт, что исламское книгоиздательство в России сегодня дело весьма рискованное, давно ни для кого не секрет. В прошлом году, как все помнят, судили Коран в переводе Кулиева. Интерес обывателя к такого рода литературе тоже нередко карается. В принципе, заинтересовать правоохранителей могут все: сама литература, издатели, читатели и, как выясняется, простые продавцы.

К владельцам исламского магазина Сальсабил в Москве беда подкралась незаметно. Как рассказала IN хозяйка магазина в торговом центре на Таганке, москвичка Елена (Асма), все началось с того, что в их магазин зачастил некий гражданин, который интересовался некоторыми книжками.

«Этот явно подосланный кем-то товарищ 27 мая купил у нас «Крепость мусульманина», 4-е совершенно легальное издание, которое не находится в списках запрещенной литературы. А 4 июня в первой половине дня к нам пришли товарищи из органов — два молодых человека, с участковым и с двумя понятыми, осмотрели оба помещения, заглядывали, проверяли литературу. Я была растеряна и даже не помню, показали ли они удостоверение. Но я никогда в такие ситуации не попадала — самое противозаконное, что я делала, списывала давным-давно в институте. Никогда с органами не сталкивалась. Проверили всю литературу, вызвали моего брата (по вере православного), на которого оформлен магазин, к себе в отдел, стали запугивать его и штрафами, и сроками. Чем только его не пугали. Даже поинтересовались, делает ли он переводы по карточкам (но все держатели карточек их для того и заводят, чтобы ими расплачиваться и переводить деньги). Намекали, что он спонсирует всякие нелегальные мусульманские формирования. Мы еле-еле выживаем в этом магазине, у нас самые торговые месяцы – с апреля по июль, потом торговля весь год стоит. Наших доходов хватает лишь на то, чтобы оплачивать себе съемную квартиру и пропитание. Как он может еще кого-то спонсировать?! Но в отделе по борьбе с экстремизмом начали его к этому подводить, чтобы он в этом еще и сознался», — рассказала девушка.

В итоге запрещенных книг в магазине не нашли, но «Крепость мусульманина» унесли на экспертизу. «Я им дала показания, что книги, которые находятся под запретом, издательство сразу снимает с продажи и предупреждает своих покупателей, чтобы те тоже сняли их с продажи. У нас таких ситуаций ранее не возникало. К тому моменту, когда какие-то книги запрещали, у нас в магазине их уже не было. Похожие книги и издания были, мы закупали их у издательства и продавали. А те, которые под запретом – нет. Может, они и были у нас до запрета, но сейчас, когда запрет наступает, издательство само их не продает, мы их не смогли бы даже купить. Кстати, генеральный директор издательского дома «УММА» Асламбек Эжаев, где мы закупаем книги, сказал: «даже если экспертиза что-то найдет, что им не понравится, они не имеют права предъявлять вам какие-либо претензии, это дело уже издательства – оно же занимается распространением, а вы только покупаете то, что вам предлагают».

Самое обидное, по словам собеседницы агентства, то, что ее брат даже не мусульманин, страдает не понятно за что и с трудом представляет, о каких книгах вообще идет речь. «Брат просто помогает мне с юридической стороны, потому что я в этом особо не разбираюсь. Он на себя открыл ИП и все оформил. Дал мне деньги, помог с юридическим оформлением, а дальше я сама работала. А сегодня приходят и говорят: вы что, запретными книгами торгуете? Продавец говорит – нет, не торгуем. И спрашивает: «вы что, хотите меня посадить за «Крепость мусульманина»?» Они говорят – нет, посадить они хотят моего брата. Открыто так и сказали, что хотят посадить. И вот теперь он должен за все это отвечать, хотя он даже толком не знает, что это за книги и вообще не в теме этого всего. Брат растерян. Он понимает, что все это притянуто за уши, но сил сопротивляться этому давлению у него нет. Поэтому мы сейчас будем связываться с адвокатами», — пояснила Асма.

Версию с «наездом» конкурентов собеседница агентства даже не хочет рассматривать – не думает, что кто-то до такого мог бы докатиться. Но тот факт, что «зависть к чужим продажам в торговле есть всегда», не отрицает.

«По общению с ребятами из отдела у меня создалось впечатление, что они просто хотят выслужиться. Не важно, какими методами. Один все время звонил кому-то, с кем-то советовался. Сказал, что книг из списка не нашел. Но, тем не менее, не найдя книг, они почему-то стали развивать эту тему. Забрали у нас записи продаж», — рассказала собеседница IN.

Связаться с таинственным В.И. Лазаревым, имя и контактные данные которого указаны на документе, оставленном 4 июня Асме (по этой бумаге ее брата вызвали в УВД), IN в понедельник не удалось. Однако как пояснил другой сотрудник столичных правоохранительных органов, пожелавший остаться неназванным и не знакомый с данной конкретной ситуацией, «данный адрес, по которому расположен магазин, может фигурировать в материалах оперативной разработки, и речь может идти либо о рядовой оперативной проверке – в рамках борьбы с экстремизмом, либо о реакции правоохранителей на некое оперативное сообщение (— т.е. донос – прим.ред)».

«У нас в стране активно борются с экстремизмом, а речь, видимо, идет о религиозной литературе. Экспертиза книжки, первоначальная проверка проводятся в течение 30 дней. Примерно в это же время – от 10 до 30 дней – решается вопрос о возбуждении или не возбуждении уголовного дела. Если все нормально, волноваться гражданам не о чем и в панику впадать не стоит: гражданину ведь еще ничего не предъявили. Он имеет право защищать свои права, если считает, что где-то их ущемляют. Пускай спокойно нанимают адвоката, который будет представлять их интересы. Но просто так не приходят. Если поступает некий сигнал от граждан, сотрудники обязаны реагировать и проверять любое сообщение. Лицо, которое является владельцем, несет полную ответственность за происходящее внутри его заведения. И что значит, «обещали посадить»? Во-первых, «обещать не значит жениться». Во-вторых, скорее всего, ему объяснили меру ответственности. Например, за распространение литературы экстремистского содержания предусмотрена уголовная ответственность, однозначно», — отметил сотрудник.

Предположить, кто мог бы навести на магазин Салсабил правоохранителей, собеседник IN затруднился: «если проводятся оперативные мероприятия, их суть вам никто не раскроет до тех пор, пока они не будут завершены», — отметил он.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. APos10.06.2014 23:40

    Дополню от лица участницы данного пошлого фарса: в туалет отпустили только 'под конвоем' видимо опасались, что я смогу телепортироваться или того, что я пытаюсь вынести под юбкой тонну запрещённой литературы, которой так и не нашли, ибо у нас и не имелось оной никогда.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: