Информационное
агентство России
2°C
21 октября, 06:23

Неофит в законе

Rinat
Неофит в законе

Муса Сергей Баранов – общественный деятель, посвятивший свою жизнь помощи единоверцам за решеткой. Созданный при его участии Союз мусульман Волгоградской области недавно подписал соглашение с УФСИН для проведения совместной работы по переформатированию сознания заключенных, попавших под влияние радикальных проповедников. Предлагаемый вашему вниманию рассказ Мусы поможет получить представление о жизненном пути автора, который не понаслышке знаком с так называемыми «воровскими понятиями».

Хвала Всевышнему, я стал мусульманином! Время пролетело как ветер, сдув с меня шелуху заблуждений и ложных идеалов. Шелест сорванных хрустов уже не притягивает мое очищенное сердце. А уху моему приятны совсем другие звуки – протяжное звучание Корана завораживает так сильно, что утробное урчание при дележе навара вспоминается с отвращением. Был непростой путь жесткой борьбы со своими страстями и с низменными призывами нафса свести все поклонение к лицемерной форме. Глупо думать, что путь этот преодолен, и победа в этой борьбе уже достигнута. Покуда человек жив, а сердце его устремляется к Аллаху – эта война не прекращается никогда! Именно поэтому Всевышний Аллах определил духовную битву как высшее проявление джихада (большой джихад), по сравнению с которой реальное сражение с оружием в руках кажется детской забавой.

В какой-то момент я осознал, что быть на гребне этой духовной стихии – это значит направлять всю мощь своего гнева, какую только способен, на свою духовную леность и апатию. А достигнуть максимального накала праведного гнева можно только тогда, когда оказываешь помощь в решении проблем духовного толка другим людям. Как-то так получилось, что по милости и воле Аллаха у меня стало получаться при чтении определенных сур и аятов Корана, и зикра, помогать людям, подвергшихся магической обработке, избавляться от губительных последствий воздействия колдовства. После мучительных сомнений и терзаний пришло ясное понимание, что практика истинного мусульманского целительства может быть мною применима, несмотря на то, что я заурядный раб Аллаха, ничем особо не отличающийся от множества других правоверных. Но раз милость Аллаха позволяет прийти в равновесие человеку, после моего прочтения зикра, значит такова воля Всевышнего и его благодать. Человек же, обретший утраченное ранее равновесие тела и духа, влегкую сам избавляется от колдовских чар. Что же касается моей особы, насколько понимаю, то я сродни куску медного провода. Пока он сам по себе, то мало какого толку можно из него извлечь. Но стоит его подключить к источнику энергии, как токи, которые будут двигаться по нему, могут быть использованы с немалой пользой. Хвала Милостивому Аллаху, который дал мне функции проводника!

Как только я приступил к реализации своих навыков в этой области, то хлынул поток людей с разными степенями воздействия магической агрессии. Вся проблема многих была в том, что они были практически лишены защиты от такого воздействия. Защита же от колдовства одна – это искреннее поклонение Аллаху как положено по шариату. Больше всего времени мне приходилось тратить на то, чтобы объяснить: происходящее – это не чудо, исходящее от меня, а знак, данный Милосердным о чрезвычайной важности поклонения и следованию шариату. И несмотря на то, что мне посильную помощь оказывала моя последняя, точнее сказать единственная мусульманская жена, усталость не покидала моего натруженного сердца. Но это была благословенная усталость приближения к довольству Аллаха, то чего я всеми своими помыслами действиями добиваюсь. Из-за моей необычайной загруженности все бытовые заботы и проблемы легли на плечи жены. И вот однажды, когда я закончил чтение по мобиле, ноги мои буквально подкосились. Рухнув на диван, я мгновенно отключился. Жена в это время находилась в своей героической вылазке за продуктами. Проснувшись, в вечернем полумраке перед собой я увидел фигуру. Но это явно была не жена. Мое затуманенное полусонное сознание никаких реальных вариантов не определило.

– Ты, уважаемый, поторопись чуток, мухой оденься, возьми паспорт и лишних вопросов не задавай, целее будешь, – сказано все это было абсолютно спокойным, но каким-то надтреснутым голосом, тоном человека, не привыкшего к непониманию. Кипишивать было не с руки, да и в комнате обнаружилось еще два накаченных тела, не склонных к дискуссиям. Понятно, что лучше всего надо было поспешить всю эту шатию-братию вывести из квартиры до прихода жены и, полностью положиться на волю Милостивого Аллаха. Что собственно я и сделал. В машине, куда мы всем скопом поместились, что особого труда не составило, в такой классический бандоский джип можно еще два раза по столько затолкать, я сумел, наконец, унять мандраж в коленях.

Читая, зикр, я совсем не проявлял никакого интереса ни к тому, что происходит, ни к тому, куда меня везут. Сказать, что в тот момент я не испытывал страха, значит проявить явную нескромность – но все же страха не было. Не потому что я какой-то там отмороженный полудурок с претензией на геройство, сумевший мощным усилием воли взять себя в руки, а просто сила зикра такова, что может успокоить любое встревоженное сердце. Кроме того опыт моей прошлой полукриминальной жизни не помог во всем этом чумовом нежданчике разглядеть какую-нибудь реальную угрозу. Все предопределено, все прописано и, что должно случиться – случится без вариантов, так, что удивляться и потеть по поводу невероятных вывертов судьбы бесперспективное занятие. И все же удивлению моему не было предела, когда миновав несколько кордонных шлюзов, мы оказались в комнате для встреч с адвокатом, одной из известных крыток (тюрем) нашего города. Дальше – больше! Пяток минут ожидания и в комнату, с уверенностью хозяина вошел человек, не узнать которого я не мог, хотя с момента нашей последней встречи прошло немало насыщенных событиями лет. Годы тюремной жизни не пощадили Рыжего Алмаза, сменив окрас его волос с соломенного на снежный.

Когда мы с ним встретились впервые, он был уже немолод, но это совсем не бросалось в глаза. Да и не до того мне было, чтобы пытаться определить его возраст. Пересеклись мы тогда тоже не на воле, при обстоятельствах, расклад которых был для меня без вариантов конченным. Приняли с серьезным подгоном наличных на руках. Деньги плыли в клюв нужному пингвину при делах на таможне. Смазать жиром эту птицу надо было по тихому, вот я и решил, что безопасней все будет сделать самому, не привлекая «безопасность». В теме за мою поездку в деталях не было ни кого кроме меня. Но где-то все же просочилось, и меня спеленали крепко и глухо. Настолько глухо, что даже пузыри на поверхность было не пустить. Предлог был прост – запрос Украины на розыск, по теме невозвращенного кредита, начисто мной позабытого. Но то лишь предлог, причина же была банальна – наличный фарш моего баула. Мне и сейчас не понятно, почему группа захвата не произвела ампутацию этой части моего тела при задержании. Тогда же, как только все завертелось в ритме оперативного мероприятия, мне было ясно, что танго это закончится для меня вечным покоем. Вот потому то, после составления подробнейшего протокола с описанием всех номеров изъятых банкнот, когда я оказался в полупустой «хате», у меня ничего не сжималось ниже пояса. Напрасно, именно в этой камере мне суждено было познакомиться с незабываемым ощущением непередаваемого ужаса средневековых аргументов. Эта милая воспитательная процедура имела тяжелое определение – «пресс-хата», как мне потом объяснили знающие люди.

Муса БарановМуса Баранов

Там меня прессовали не по-детски. Вначале вообще без комментариев, потом стали воздействовать на тот участок моего мозга, где хранилась память о суммарной составляющей протокола задержания. Пытались объяснить мне только одно, что это только разминка, и не в моих интересах переходить к основным номерам обширнейшей программы. Понятно, чем бы все это закончилось, если бы один из моих задушевных собеседников, без какой-либо видимой причины не грохнулся оземь, и не завыл арию оборотня в момент перевоплощения. Как выяснилось этому «доброму человеку» в свое время какие-то шутники исполнили тяжелый рок на его почках, из-за чего его с регулярной частотой сворачивало в спираль от непереносимой боли. Как потом выяснилось, этот болящий возглавлял пыточную команду, работавшую над моим покаянием. Выл и катался душегубец так отчаянно, что я даже отвлекся от своих страданий. И в этот момент мне вдруг вспомнилось, как в ранней юности наложением рук снимал зубную боль у своих близких и друзей. Решение попытаться помочь своему мучителю пришло абсолютно спонтанно. Когда я спросил, что с ним и получил ответ, то не теряя времени даром перевернул скрюченную тушку на живот и стал манипулировать руками в районе поясницы. Я полностью сосредотолся на ощущениях в своих руках, не обращал внимания на то, что происходит вокруг меня. Можно только представить, как вытянулись физиономии устоящих надо мной, когда их центровой затих, а конвульсии в теле его прекратились. Понятное дело, что на какое-то время я получил передышку. Время исчезло – пришло забытье.

Мне совали в руки то воду, то хлеб, то сигарету. Но все это не выводило меня из сумрака. Пока мне буквально насильно не влили какого-то варева с терпким вкусом и плотностью жидкой резины. Это был настоящий зековский чифирь – жуткое пойло для оживления покойников. А как только у меня в голове что-то щелкнуло и прояснилось – я понял, что за мной пришли. Так я оказался на приеме у Рыжего Алмаза, смотрящего за крыткой. Точнее сказать на приеме у меня был он, потому что от меня требовалось снять боль с его распухших коленей. Как ни странно и эта манипуляция прошла успешно. С этого момента в моих раскладах все сложилось в елочку. Без выкупа и контрибуции меня прямо-таки катапультировали с этой юдоли тоски и печали, прибежища разрушенных надежд. Более того всю наличность мне вернули чуть ли не с извинениями.

И вот передо мной стоит Алмаз, а в первую встречу, он, как мне помниться, лежал без всякой надежды подняться. В голове пронеслась мысль о расчете за ту приобретенную свободу. Но все оказалась хуже, чем можно было предположить. На меня накатили.

– Мне как вору поровну, кто какой веры. Но я за тебя подписался. Заметь, чисто в порыве благородства, оно не чуждо моему авторитету – люди знают. Как знают и то, что я за фуфло не вписываюсь. А как можно оценить того, кто в легкую оставляет веру своих предков и натягивает на себя чурекский халат, – Алмаз все прямо-таки выпалил на выдохе. При этом всем он был абсолютно спокоен. Это как-то не вязалась с формой и подачей предъявы. – Ты считаешь, что вероубеждение это сугубо личное дело. Может быть оно и так, но тебя это мало касается. Потому, что ты должен мне.

– Я предложил тогда рассчитаться по факту, но ты отказался, – раздражение сменило страх. Что вообще этот зек себе вообразил. Полосатая инквизиция – это что-то новое в истории религий.

– Так, слушай сюда. За тебя меня никто не спросит. Но считать, что я скосячил по закону, может теперь любой задрот. Но и это не главное – важно, что я сам думаю обо всем этом. Значит так – ты обосновываешь свой выбор – и мы расходимся краями. Не сумеешь обосновать, я тебя сливаю.

– Ты хочешь спросить меня за мою веру! Прекрасно. А сможешь? Это не правилово устраивать барыгам, – дело принимало не шуточный оборот. Я сделал паузу, мысленно прочитал дуа и положился на волю и милость Всевышнего Аллаха. – Собственно держать ответ за веру моего сердца я готов в любой момент. Спрашивай!

– Кто твой Бог?

– Мой Господь – Аллах, нет никого и ничего, что было бы достойно поклонения. – Создатель всех творений.

– Если хочешь, можешь отвечать более подробно, если есть подробности. Знай только, что от качества ответов зависит твоя дальнейшая судьба.

– Моя судьба, как и всего сущего во всех мирах, зависит только от Аллаха.

– Ну ладно, отвечай, как знаешь. И не парся, пойму ли я тебя или нет – что надо, то пойму. И кто же твой пророк?

– Мой Пророк – Мухаммад (мир и милость ему Аллаха) из племени Курайш, рода Хашима, рожденный в Мекке и там же получивший откровение, переселившийся в Медину и похороненный там же.

– И какова все же религия твоя?
– Религия моя Ислам – проявление полной покорности Всевышнему Аллаху.

– Что же является твоим руководством в твоих поступках и намерениях?

– Моим руководящим направлением является достижение довольства Аллаха, а руководством в достижении этого являются Священный Коран и Сунна Пророка (мир и милость ему Аллаха)

– Что такое Сунна.

– Сунна – это путь, указанный Пророком Мухаммадом (мир и милость ему Аллаха).
– Какая основа твоей религии.
– У религии три основы: Иман, Ислам и Сунна.
– Что такое иман.
– Иман – это подтверждение сердцем истинности того, что пришло от Пророка Мухаммада (мир и милость ему Аллаха).
– Из каких частей состоит иман.
– У имана шесть частей (аркан): вера в Аллаха; вера в Его ангелов; вера в Его книги; вера в Его пророков; вера в Судный день; вера в судьбу, в то, что и хорошее и плохое происходит по воле Аллаха, – трудно было поверить, что все эти вопросы задавал человек, который большую часть своей жизни провел за решеткой. Но страннее всего было то, что он понимал смысл мох ответов, и услышанное, ему было не в новинку.

– Из каких основных частей состоит сам ислам.

– У ислам пять основ: произнесение двух свидетельств с соответствующим убеждением; совершение пяти намазов ежедневно; выплата заката (ежегодного отката с определенного количества прибыли); соблюдение поста в месяц рамадан (время начала ниспослания Священного Корана); совершение хаджа (паломничества) при наличии такой возможности.

– Чем христианство отличается от ислама.

– Прежде всего тем, что христиане не признают, что Священный Коран был ниспослан Аллахом Всевышним и был взят Им под охрану, и что Иисус (мир ему) был посланником Аллаха, а отнюдь не Его сыном. Наличие троицы опровергается Аллахом, т. е. самим Богом. Отличий еще много, но прежде всего надо знать, что ислам признает Иисуса (мир ему), как посланника Всевышнего Аллаха, через которого людям был ниспослан Инджил (Евангелие), истинное содержание которого, к сожалению, не сохранилось, а именно в нем было пророчески предсказано явление миру печати пророков – Пророка Ахмата (одно из имен Мухаммада мир и милость ему от Аллаха).

Неожиданно Алмаз тормознул с вопросами. Его обжигающий взгляд буравил мне переносицу. Ожидаемого эффекта этой многозначительной паузой он не достигнул. Я был спокоен как никогда. Моя судьба была вверена мной единственно надежному хранителю – Аллаху. Беспокойство вещь не уместная при таком раскладе. Вдруг произошло то, что я не мог ожидать – Алмаз положил на стол передо мной пистолет и, показав на него, взглядом сказал.

– Хочешь уйти красиво, без мучений – у тебя пять минут и один патрон в стволе – нет, узнаешь все то, что тебя ожидало, если бы я тогда за тебя тогда не вписался.

Так вот, пять минут прошло, и в комнате передо мной опять нарисовался Алмаз, который только улыбнулся после того, как я громко произнес шахаду. Дальше больше, он протянул мне свою руку, и после того как в ответ я протянул ему свою, сжал ее в крепком рукопожатии. Потом, глядя мне прямо в глаза, сказал.

– Я хочу принять ислам! – после того, как я научил его, как надо говорить два необходимых свидетельства, он с чувством полной убежденности их произнес. Хвала Аллаху – всю меру чудес Его наше убогое сознание измерить не в состоянии. Короче, после того как я оказался за воротами тюрьмы, реальность еще долго не возвращалась ко мне в своем обыкновенном качестве. Я пришел в себя лишь после того, как со мной заговорил молодой парнишка, который незаметно появился рядом. Так вот – это был сын Рыжего Алмаза. Как выяснилось, что совсем недавно он принял ислам и добивался всеми устремлениями своей юной души того же от отца. Он не до конца осознавал всю глубину обстоятельств, в которых варился его отец. Кстати то, что у Алмаза есть сын, для воровского сообщества, до поры, по понятным причинам было секретом. Не удивительно, что спустя совсем немного времени я со скорбью узнал о гибели Рыжего Алмаза. Но сильнее скорби была радость за моего мусульманского брата, ставшего шахидом. Валид (имя, которое взял Алмаз) отказался от своего воровского бытия и ему этого не простили. Зато он всем своим сердцем обратился к Милости Аллаха и к его Милосердию. Дай Аллах ему это!

Да не убоимся и мы, ради довольства Всевышнего Аллаха, дать бой своим низменным страстям и преступным (по шариату) устремлениям.

АМИН!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. Ахмад 21.06.2014 0:48

    ма ша Аллах,читается очень легко,хороший слог с юморком и,главное,хороший даават.

    • S-S M21.06.2014 17:56

      Мне тоже очень понравилось.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: