Информационное
агентство России
1°C
15 декабря, 07:41

Был ли голод в татаро-башкирских районах голодомором

В Казани презентовали книгу о голодающих Поволжья

Rinat
Был ли голод в татаро-башкирских районах голодомором

Вчера в Казани состоялась презентация книги «Помощь голодающему населению ТАССР советскими и иностранными организациями в 1921-1923 гг.» кандидата исторических наук, доцента кафедры историографии и источниковедения КФУ Натальи Федоровой и кандидата исторических наук, школьного учителя Анастасии Федотовой.

«Мы хотим показать, как в нечеловеческих условиях можно оставаться Человеком», — отмечают авторы.

Монография посвящена не столько ужасам голода, сколько тому, как в чрезвычайных условиях преодолевались политические, идеологические, социальные противоречия, как складывались отношения общества и власти, государственных и общественных организаций, как взаимодействовали российские и иностранные структуры в стремлении помочь людям, попавшим в беду.

В книге рассматриваются вопросы разрушения структур повседневности и изменения поведенческих стереотипов голодающего населения: массовое бегство населения с обжитых мест, распродажа накопленного за жизнь имущества, повышение уровня криминалитета, разрушение моральных норм; описывается рацион питания голодающих: в нем появляются суррогаты, падаль и человеческое мясо.

В вопросе преодоления голода начала 1920-х гг. авторы обращают внимание в первую очередь на соотношение власти и общества: в экстремальных условиях жизни страны государственная власть, выступая верховным распорядителем всех ресурсов, первой стала организовывать помощь населению, а российская и мировая общественность соответствующим образом отреагировала на ее призыв к участию в этой помощи.

Важной проблемой было сохранение общественного порядка, вселение в людей надежды на выживание, уверенности в том, что они не забыты. С этой целью власти проводили агитационно-пропагандистскую работу: организовывались митинги, концерты, проводись «разъяснительные беседы» о причинах голода, о политике советской власти, о международном положении. Обратной стороной этой активности властных структур было элементарное отсутствие средств, минимальные материальные ресурсы, попытка переложить часть своих обязанностей по организации помощи голодающим на общество.

Отдельно рассматриваются образцы визуальной пропаганды, такие как плакат Моора «Помоги» и трансформировавшийся плакат времен Гражданской войны «Ты помог голодающему Поволжью?»

Историю оказания помощи голодающим администрацией Соединенных Штатов можно отсчитывать с обращения к мировому сообществу с призывом о помощи Максима Горького от 13 июля 1921 года, которое 23 июля было опубликовано в американской прессе. Одним из первых на это обращение откликнулся Герберт Грувер, глава АРА и министр торговли США. Первоначально АРА обязалась кормить 1 млн. русских детей, однако уже через год питанием были обеспечены около 10 млн. жителей России. Ни одна другая организация не смогла достигнуть такого масштаба помощи голодающим России. 20 фото — американская организация помощи раздает пищу голодающим детям.

Визуальная агитация и пропаганда в основном была широко представлена плакатами. Мировую известность получил плакат Д. Моора «Помоги».

Так описывает свой плакат сам автор: «Это пустой, высохший, сломленный посередине колос, пронизывающий тело голодного крестьянина. В этом колосе я хотел представить и выжженные солнцем бесплодные степи, и вспухшие от голода животы, и слезы матерей, и испуганные глаза ребят, и «пищу» голодающих, напоминающую какие-то окаменелости, поэтому я дал белую фигуру крестьянина на глубоком черном фоне. Но цель моя не была бы достигнута, если, вызвав в зрителе сильные эмоции, я не дал бы им выхода, волевого разрешения. Этот выход был указан в лаконичной подписи под рисунком «Помоги» – призывом, который не мог остаться без ответа».

На улицах Казани на каждом шагу, на каждой улице и перекрестке встречались босые, оборванные, худые как скелетики дети, то группами, то в одиночку. «Дети смотрят на проходящих глазами, полными голода, тоски и страха, и протягивают свои костлявые ручонки, прося подаяние. То неотвязно-назойливые, то робко тянут детские голоса одно и тоже: подай, подай, подай…»

Одним из способов выживания голодающих стали нападения на ссыпные пункты, продовольственные амбары, мельницы, железнодорожные вагоны. Ярким примером такого поведения голодных людей является случай на железнодорожной станции Казань, произошедший в марте 1921 г. «Голодный люд положительно осаждал вагоны, пытаясь их вскрыть или просверлить отверстие с целью хищения. Здесь борьба с таким явлением была нелегкая, т.к. желающих достать таким способом хлеб было очень много. Среди них мы видели стариков, женщин и детей с изможденными от голода лицами, едва державшихся на ногах. Вид этих людей говорил о том, что никакие угрозы им не страшны, ибо они голодны. За 4 дня нашей стоянки в Казани было застрелено военной охраной 30 голодных, застигнутых на месте хищения, но эти суровые меры были бессильны, живой голодный переступал труп убитого собрата, пытаясь достать то, что не успел взять первый…».

Если обратиться к составу мясных продуктов, потребляемых населением в сельской местности, в данных статистических обследований фигурируют такие названия, как «мясо всякое», «птица, дичь и прочие мясные продукты», «свинина и жирная баранина», «прочее мясо». Начиная с октября 1921 г. по октябрь 1922 г., в данных Центрального статистического управления полностью исчезают категории «мясо всякое», «свинина и жирная баранина» и «птица, дичь и прочие мясные продукты», а фигурирует лишь «прочее мясо». Это наталкивает на мысль о том, что такое название было использовано с целью завуалировать неприглядный факт потребления различного рода падали. Но находились люди, чей психотип позволял им в борьбе за выживание выйти за границы обычных поведенческих норм и употреблять в пищу человеческое мясо. Как отмечает И.В. Нарский, поеданию человечины предшествовало длительное использование в пищу исключительно мяса. От этих кулинарных экспериментов до утоления голода себе подобными оставался один шаг. Зимой 1922 г. телеграммы и рапорты в ЦК Помгол ТАССР и кантональные Помголы пестрели сообщениями об убийстве родителями собственных детей, детьми – родителей или другими членами семей друг друга, соседей. Жертвами становились те, кто был слабее. Чаще всего это были дети и престарелые. Итоговой статистики каннибализма по ТАССР за весь период голода не обнаружено, однако только за февраль 1922 г. упоминается 6 случаев.

По воспоминаниям Михаила Осоргина в Казани «лучшим хлебом считался зеленый, приготовленный целиком из лебеды, менее хорошим – с примесью навоза, совсем плохим – навозный целиком».

В голодные 1921-1923 гг. широкое распространение получили суррогаты. О многообразии суррогатов, используемых голодающими для приготовления «хлеба» свидетельствуют следующие данные, собранные по горячим следам очевидцами:

1. Несъедобные части культурных растений: мякина различных хлебных злаков, льняные жмых и мякина;

2. Полевые и луговые травы: лебеда, семена свербиги, конский щавель, семена тамельчука, корни пестреца и куфелки, семена различных сорных трав, собираемых с хлебами;

3. Деревья и кустарники: ягоды черемухи, листья и древесина липы, дубовая кора и желуди, ильмовая кора, березовый цвет и кора, листья клена, цветы орешника.

4. Минералы: «съедобная глина».

«Голод – это не только отсутствие сбалансированного питания. Он сопровождается стремительным разрушением структур повседневности, изменением поведенческих стереотипов населения: массовым бегством населения с обжитых мест, распродажей накопленного за жизнь имущества, повышением уровня криминалитета, разрушением моральных норм и принципов. Ужас голода и в том, что он связан с эпидемиями, и, наконец, массовой гибелью людей».

Стоит отметить, что в 1921 году случается страшная трагедия. В 35 губерниях России, где на тот момент проживало 90 миллионов человек, свирепствует голод. По официальной статистике, 40 миллионов страдают от недоедания. В России не остается человека, которого не затронул бы голод, но самые страшные испытания выпадают на долю жителей Волго-Уральского региона. Обо всем говорят цифры: если население России уменьшилось на 5 миллионов человек, а смертность выросла в 5 раз, то в Самарской и Челябинской областях, а также в Башкортостане и Татарстане вымерло 20,6% населения. В 1922 году полтора миллиона детей, оставшись сиротами, странствуют по дорогам в поисках пропитания.

Над татарскими деревнями словно сама смерть пронеслась. Народ вымирал буквально толпами. Невозможно назвать точную цифру умерших голодной смертью татар, т.к. учет в те годы никто не вел. Практически во всех татарских деревнях умерших хоронили в общие могилы – у людей попросту не было сил копать отдельные. Голод 1921 года за исключением потерь, которые принесли мировые войны, стал величайшей катастрофой в истории Европы.

В России не осталось такого человека, которого не затронул бы голод. Однако смотрим на цифры и видим, что большинство погибших приходится на Башкортостан, Татарстан, Оренбургскую, Самарскую, Челябинскую области. Это всё территории, где проживает татаро-башкирское население. И в первую очередь, пострадали именно татарские деревни. В территорию Самарской губернии входила большая часть современного Татарстана: например, Бугульминский уезд. Это один из наиболее пострадавших от голода районов. По количеству погибших Бугульма стоит на третьем месте в республике. На первом месте – Тетюшский кантон, где умерло 63 тысячи человек. Это 35% от населения кантона. В 1921-22 годах погибло 23% населения Чистополя. Аналогичная ситуация в Спасском районе. Население Татарстана уменьшилось на 400 тысяч человек. Это официальная цифра. А точными данными не располагает никто. Неизвестно, сколько людей погибло в пути, пытаясь спастись от голода бегством в другие районы страны. По воспоминаниям людей становится ясно, что львиная доля тех, кто куда-то уехал, не вернулись – они умерли в дороге.

В 1930-х годах голод случился и на Украине и в Белоруссии. Правительство Украины в свое время дало свою оценку этим событиям, назвав их “голодомором”, специально организованным геноцидом. А вот голод, разразившийся в Поволжье в 1921 году, до сих пор не получил должной оценки. Почему, несмотря на то, что голодала вся Россия, массовая смерть затронула только татар и башкир? Проводилась ли политика уничтожения татарских районов целенаправленно? Или это случайные цифры? Все эти вопросы на сегодняшний день до сих пор остаются открытыми.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. Туран 03.07.2014 17:58

    Весь этот кошмар подробно описан в повести Г.Ибрагимова «Адәмнәр» (Люди). При желании можно было избежать таких жертв. По приказу тогдашнего главы Татарстана Султангалиева, позже расстрелянного, у крестьян отобрали почти весь хлеб, чтобы перевыполнить задание Москвы. Если руководители республик хоть сколько-то заботились о народе, такого голодомора бы не было.

    • abdelhafiz03.07.2014 22:08

      Это было испытанием Аллаhа для наших предков. Мескенняр. Падшие от голода — суть шахиды.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: