Информационное
агентство России
29°C
21 августа, 17:05

Возможны ли переговоры с талибами?

art_dev
Возможны ли переговоры с талибами?

Такой вопрос является весьма актуальным в настоящее время, когда президент Афганистана Карзай заявил, что готов предоставить гарантии безопасности лидеру «Талибана» мулле Омару при условии его согласия на переговоры с нынешним руководством в Кабуле. К тому же советники избранного президента США Обамы говорят о возможности налаживания переговоров с умеренной частью талибов.

Как в Москве относятся к переговорам с талибами? Этот и некоторые другие вопросы корреспондент «Времени новостей» задал министру иностранных дел Сергею Лаврову.

С. Л. У нас нет непримиримой позиции. Наша позиция основывается на решениях Совета Безопасности ООН. В Нью-Йорке есть комитет Совета Безопасности по санкциям в отношении талибов и «Аль-Каиды». В этом комитете зафиксирован список лиц, которые обвиняются в террористической деятельности и которые таким санкциям подвержены. С ними никаких контактов быть не может. Это даже не российская, это позиция Совета Безопасности. Мы ее будем отстаивать.

Есть те, кто будет готов сложить оружие, покаяться в том, что вел неправильный образ жизни и стать на путь примирения… Я убежден: ни для кого из талибов, кто не запятнал себя в террористической деятельности, путь в политику не закрыт. Конечно же нет. Но верхушка талибов, которая хорошо известна и которая Советом Безопасности определена в качестве виновника трагедии афганского народа, — она не может быть прощена.

«ВН». В Москве ни разу не выражали свою позицию по инициативе, несколько раз выдвигавшейся в последние месяцы президентом Узбекистана Исламом Каримовым. Ташкент предлагает возобновить деятельность существовавшей до сентября 2001 года группы «6+2» по урегулированию в Афганистане, преобразовав ее в группу «6+3» за счет включения туда НАТО. Как вы к этому относитесь?

С. Л. Группа «6+2» существовала в горячей стадии конфликта в Афганистане. Она состояла из шестерых соседей Афганистана, а также России и Соединенных Штатов. Там даже не было самого Афганистана. Как сегодня можно говорить о некоем новом процессе по Афганистану, добавляя в эту компанию НАТО, и ничего не говорить про афганское правительство? Здесь нужно все-таки действовать по уже сформированным или формирующимся направлениям. Есть и Совет Безопасности ООН, который рассматривает афганскую проблематику, есть Генеральная Ассамблея ООН, которая занимается социально-экономическими аспектами преодоления последствий того, что там произошло и продолжает происходить.

Есть еще контактная группа ШОС – Афганистан. Она идеально подходит для конкретных дискуссий по ряду вопросов, прежде всего таких, как пресечение наркотрафика и производство наркотиков. Афганистан участвует в этой контактной группе, он регулярно приглашается на саммиты Шанхайской организации сотрудничества.. Мы сейчас в соответствии с решением последнего саммита готовим соображения для подготовки конференции по Афганистану под эгидой ШОС, но с приглашением всех основных игроков, в том числе тех, которые в ШОС не участвуют. А «6+2+1» без Афганистана – это не очень правильно, ничего нового в существующие механизмы урегулирования это не добавляет.

«ВН». Что вы скажете о решении Узбекистана выйти из организации ЕврАзЭС?

С. Л. Участие в ЕврАзЭС, как и в любой организации, это суверенное право любой страны. Конечно, в наших общих интересах было бы продолжать сотрудничество с Узбекистаном в рамках ЕврАзЭС. Тем не менее мы с уважением относимся к этому решению. Будем продолжать сотрудничество по двусторонней линии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: