Информационное
агентство России
3°C
21 октября, 13:12

Кувейтская газета Al-Qabas: Россия вновь вспоминает о своих исламских корнях

art_dev
Кувейтская газета Al-Qabas: Россия вновь вспоминает о своих исламских корнях

Усиление многополярного диалога между «христианским Западом» и «исламским Востоком», а также очень важные задачи экономического характера поставили на одно из приоритетных мест во внешней политике Москвы вопрос о развитии отношений с исламскими правительствами, несмотря на то, что в период чеченской войны российская стратегия не считала своими союзниками такие традиционно лояльные к США страны, как Саудовскую Аравию, Египет и Турцию.

Владимир Путин, несмотря на трагические события, происходившие тогда в Чечне, стал первым немусульманским лидером, выступившим 10 октября 2003 года с речью на сессии Организации Исламская конференция. Это было его настоящим политическим и дипломатическим успехом. Россия стала наблюдателем этой всемирной организации, благодаря удивительно единодушной поддержке со стороны Ирана и Саудовской Аравии. Ее заявка на вступление в эту организацию была обоснована тем, что 15% населения Российской Федерации исповедуют ислам, а 8 из 21 федеративной республики являются автономными и носят исламские названия. С этого момента и Путин, и высокопоставленные российские официальные лица, среди которых министр иностранных дел Сергей Лавров, не переставали заявлять, что Россия «в некоторой степени является частью исламского мира». В интервью телеканалу 'Аль-Джазира' 16 октября 2003 г. бывший российский президент акцентировал внимание на том, что российские мусульмане, в противоположность мусульманам, проживающим в Западной Европе, являются коренными жителями страны, хотя и оговорился, что до их прихода на российские земли здесь уже было распространено христианство.

До и после 11 сентября

На этой основе Москва добивается установления особых политических отношений с лидерами арабских и исламских государств, полагая, что может играть историческую роль посредника между миром Запада и миром Ислама. На самом деле имеются три причины, объясняющие подобные притязания. Во-первых, Москва стремится сгладить негативные последствия чеченской войны как внутри самой России, так и в других странах мира. Цель этого — не допустить, или, по крайней мере, максимально ослабить поляризацию между русским этническим большинством и российскими мусульманами за счет укрепления у последних чувства принадлежности к единому государству. Путин в своем интервью так сказал об этом «[у нас в стране] отсутствует страх перед исламом».

Это — не простая задача, с учетом всех происходящих сегодня процессов не только в Чечне, но и в других регионах, подозревающихся в происламских традиционалистских симпатиях, однако «нам нельзя приписывать террор никакой религии, культуре или тому или иному историческому наследию».

Если до и после событий 11 сентября 2001 г. чеченских повстанцев называли «традиционалистскими исламскими террористами», то сегодня говорят о «террористах, связанных с международными криминальными структурами, занимающихся контрабандой наркотиков и оружия», стремясь допускать как можно меньше ассоциаций с исламом.

В-вторых, анализ особых отношений между арабскими и исламскими странами выявляет официальную цель российской внешней политики, а именно: «укрепление многополярного мира», или, иными словами, поддержка и укрепление осей противодействия одностороннему доминированию США. Смыслом этого является получение максимальной пользы от изменения Вашингтоном своей политики в арабском и исламском мире.

Экономика и поиск самоидентификации

Прежде Советский Союз любил изображать себя естественным союзником арабских государств, борющихся с империализмом и «выбравших социалистический путь развития». Сегодняшняя Россия пытается выстроить прочные политические отношения не только с Ираном и Сирией, но и с Саудовской Аравией, Египтом и Турцией. Экономические соображения здесь занимают видное место, особенно в секторе энергетики, являющемся локомотивом возврата России на международную арену. Если Кремль в обозримом будущем начнет экспортировать ядерные реакторы в регион, Россия сможет завоевать серьезные международные конкурентные преимущества как минимум в двух областях высоких технологий, и не скатится на позиции поставщика сырьевых энергетических продуктов. Так же обстоят дела и с поставками современных вооружений, а ведь в Советском Союзе эта отрасль была одной из немногих конкурентоспособных отраслей, хотя в девяностые она столкнулась с большим числом серьезных проблем качества.

Целью Кремля является не подписание формальных соглашений, Москва хочет установления сильных политических связей, не вынужденных, а столь же весомых и влиятельных, как Шанхайская организация сотрудничества, объединяющая Россию, Китай, Казахстан, Киргизстан, Таджикистан и Узбекистан. При этом, чтобы не оказаться в состоянии открытой конфронтации с США, Шанхайская организация приняла Иран только в качестве наблюдателя.

В-третьих, современная политика России по отношению к исламскому миру — это противоречивый поиск идентичности в диапазоне от глобализма времен Советского Союза до сменившего его чисто политического прагматизма. Академик Сергей Рогов в 2005 г. написал в официальном журнале Министерства иностранных дел: «исламский элемент в российской внешней политике — это, прежде всего, вопрос идентичности… Одним их факторов, препятствующих России стать национальным государством в европейском понимании этого термина, является то, что ее безопасность непосредственным образом зависит от связей с исламским миром».

Столкновение цивилизаций

Следует очень внимательно прислушаться к тому, что сказал в сентябре 2003 г. тогдашний министр иностранных дел Андрей Иванов, утверждавший, что война в Ираке привела к росту террористических нападений на российские территории, а также на другие страны. Эти слова были произнесены еще до трагедии в Беслане, рассматриваемой многими как одно из ужасающих последствий этой войны и определившей жесткую позицию Москвы. Стоит также вспомнить, что Франция, Германия и Россия в Совете безопасности ООН заняли одинаковую позицию против развязывания этой войны, что заставило США начать ее вопреки международным нормам. Москва надеялась, что образование подобного союза станет катализатором движения в сторону многополярности. Складывается впечатление, что высшие российские государственные деятели, включая Путина и президента Медведева, искренне обеспокоены опасностью претворения теории «столкновения цивилизаций» в жизнь. Российские политики уверены, что возможный удар США по Ирану по своим военным масштабам намного превзойдет операции в Афганистане и Ираке, а безоговорочная, ничем не сдерживаемая и растущая помощь Вашингтона Израилю может вылиться в катастрофу мирового масштаба, погрузив в хаос регион Ближнего Востока, находящийся в непосредственной близости к границам России и бывших советских республик.

Отношения с Ираном, Турцией и Саудовской Аравией

С точки зрения Москвы, геополитический Тегеран рассматривается в качестве важного партнера, не говоря уже о том, что это третий по значимости покупатель российской военно-технической продукции после Китая и Индии, который при поддержке России строит ядерный реактор. Иран, в свою очередь, пытается убедить других в возможности урегулирования всех разногласий с МАГАТЭ и как можно дальше отодвинуть вероятность силового решения вопроса. Россия не считает возможным иметь непосредственно у своих границ государство, располагающее ядерным оружием, при этом поддерживает его право на использование ядерных технологий в мирных целях и всеми силами пытается противодействовать потенциальному нападению на него США, которое нанесет смертельный удар по стабильности в регионе.

Россия, естественно, заинтересована в поддерживании нормальных отношений и с Анкарой, так как товарооборот между этими странами неизменно растет, а уровень политических отношений — лучший за последние 200 лет. То же самое, хотя и в меньшей степени, касается отношений Москвы и Эр-Рияда. Путин стал первым российским и даже советским государственным деятелем такого уровня, посетившим Саудовскую Аравию. В ходе переговоров с саудовскими государственными деятелями он предложил подписать несколько соглашений о строительстве атомных станций и поставках вооружений, а также попросил увеличить для российских мусульман квоты на посещение Мекки во время хаджа.

По материалам ИноСМИ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: