Информационное
агентство России
27°C
19 августа, 12:14

Посол Палестины: Мы не намерены находиться на положении краснокожих XXI века

art_dev
Посол Палестины: Мы не намерены находиться на положении краснокожих XXI века
Посол Палестины в России Афиф Сафие

Два дня назад четырехсторонняя комиссия по урегулированию (ООН, США, Россия и ЕС) приняла решение о том, что весной она соберется в Москве. 21 декабря в Москву для консультаций прибывает глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас. Новый посол Палестины в Москве Афиф Сафие объяснил в первом российском интервью специальному корреспонденту «Газеты» Надежде Кеворковой, почему Джорджу Бушу не удалось решить палестинскую проблему за год, чем Россия может помочь Ближнему Востоку и чем палестинцы могут помочь нашей стране сегодня.

— У Джорджа Буша не получилось создать палестинское государство и решить палестинскую проблему до окончания своего президентского срока, как он пообещал год назад в Аннаполисе. Есть ли у этой проблемы решение в принципе?

— Сам процесс в Аннаполисе был запущен для того, чтобы реанимировать миротворческие процессы и вернуть к ним доверие. Три года в мою бытность в Вашингтоне я был вовлечен в подготовку процесса в Аннаполисе. И уже тогда было ясно, что ожидать перемен не приходится.
В Аннаполисе было оговорено, что Израиль замораживает строительство на Западном берегу. Это было главным условием арабского участия в процессе, залогом того, что договоренности станут возможны до конца 2008 года. Но едва закончилась встреча в Аннаполисе, Ольмерт, еще даже не покинув США, заявил, что в этот срок уложиться не удастся.

Да, этот процесс сделал возможным двусторонние встречи палестинской и израильской сторон. Но на сегодня мы не договорились ни по одному пункту.

Правительство в Израиле в кризисе. После выборов в феврале еще 45 дней уйдет у них на формирование кабинета. Так что все возможные решения парализованы и отложены.

Можно утешаться тем, что у нас есть несколько месяцев на подготовку, на домашнюю работу, не более того.

Но мы живем в изменяющемся мире. Израиль более не может продолжать разговаривать с Палестиной с позиции силы, он вынужден учитывать мнения других сторон. Европа активно участвует в процессе, Россия возвращается в ближневосточную дипломатию, какие-то изменения произойдут в США с приходом Обамы. Так что Израиль неизбежно будет вынужден изменять свою позицию под влиянием перемен в мире.

— Вы разделяете оптимистичные ожидания от Обамы?

— Видите ли, моя профессия не предполагает эмоционального восприятия личностей. Анализируя феномен его победы, можно отметить три важных черты. Обама был избран, чтобы пробудить американский идеализм, что неплохо. Само его избрание — своего рода форма исторического извинения за рабство. Наконец, Обама может попытаться загладить тот урон отношениям Америки с миром, который нанес Буш восемью годами правления.

Наши не слишком большие ожидания в связи с Обамой объясняются тем, что он очень сильно связан с еврейским лобби. При том что сегодня это лобби, с моей точки зрения, в США сильно уступает свои позиции по сравнению с недавним прошлым. Не секрет, что в американском обществе нарастает недовольство Израилем из-за его позиции в отношении палестинской проблемы, что неизбежно сместит акценты в американо-израильском партнерстве.

— Главным игроком в регионе остается США, и только от их воли зависит урегулирование?

— Нет, все больше возрастает роль квартета, в который входят США, Европа, Россия и ООН. Только от их совместных усилий зависит судьба урегулирования. Я далек от того, чтобы считать США монополистом в данном вопросе. Но роль их достаточна, чтобы способствовать отсутствию симпатий к США в арабских, исламских и странах третьего мира в целом. У Америки устойчивый образ той самой силы, которая сделала оккупацию Палестины возможной. Сегодня США пребывают в поиске возможностей для изменения своего образа в глазах мира. Мы, палестинцы, являемся ключом, открывающим симпатии мира к Америке. Мы — своего рода тест готовности и способности США к перемене имиджа.

— А в чем состоит возрастающая роль России в ближневосточном процессе, о которой все время говорят?

— Россия играет важную роль. Имея дипломатический опыт в Европе и США, могу засвидетельствовать, что ни одна столица не имеет такого мощного академического, научного и культурного потенциала, такой образованной элиты. Нигде этого нет, включая Лондон, столицу империи, над которой еще полвека назад не заходило солнце.

Россия играла важнейшую роль на Ближнем Востоке и в XX веке после Второй мировой войны, и в XIX веке. Как вы помните, европейцы сделали все для выдавливания России из Ближнего Востока вплоть до развязывания Крымской войны — эта война началась из-за Святой земли. Императорское православное палестинское общество действовало c XIX века и сейчас восстанавливает былое влияние.

Так что у России большое прошлое на Ближнем Востоке и, за вычетом нынешнего кризиса, большие экономические возможности. Возрождение ее могущества и ее позиция на Ближнем Востоке обеспечивают симпатии исламского мира к России.

Победа Обамы — признак окончания эры преобладания США, символ свертывания однополярного мира и дипломатии с позиции силы. Американская элита будет более восприимчива к сигналам со всего мира. Не сомневаюсь, что Москва не замедлит принять участие в строительстве нового миропорядка.

Что касается мирного процесса, то квартет принял решение о проведении в Москве в марте — апреле 2009 года конференции — как продолжения аннаполийского процесса. Наша задача — вместе с российской стороной, вместе с квартетом — осознать, в чем причина безрезультатности всех переговоров — как 40 лет назад, так и в Аннаполисе.

— Вы уверены, что конференция в Москве состоится?

— Да, я уверен в этом.

— Вы допускаете, что в ней будут участвовать представители ХАМАС?

— Международные переговоры, как правило, ведутся не силами политических партий. Когда Россия ведет переговоры, их осуществляет не правящая партия в Думе. Политическое представительство палестинского общества исторически осуществляет Организация освобождения Палестины (ООП). Она — член ООН. Благодаря ей Палестина имеет органы управления в автономии с 1994 года. Согласно палестинской практике прерогатива международных переговоров возложена на президента. Президент Палестины и глава ООП — Махмуд Аббас. Я принадлежу к ФАТХ (Движение за освобождение Палестины, часть ООП). Именно ФАТХ с 1960-х годов вело борьбу за освобождение. Именно ФАТХ обеспечило представительство всех политических направлений и движений, испытывая сильное внешнее давление со стороны всех местных игроков. Одни хотели, чтобы мы дистанцировались от сирийского влияния, другие — от иракского, третьи — чтобы мы отказались от левых взглядов. ФАТХ сохранило все спектры палестинского общего дела. Благодаря ФАТХ палестинцы как сообщество обрели, что называется, «географию и демографию». Благодаря ФАТХ прошли первые выборы в 1996 году. Мы инициировали президентские выборы в 2005 и парламентские — в 2006 году. Все они были признаны состязательными, свободными, демократическими, прошли при наблюдателях. Мы открыты к диалогу. И крайне огорчены тем, что ХАМАС на диалог не идет.

— Полномочия Махмуда Аббаса заканчиваются 9 января. Что будет дальше?

— Полномочия Аббаса закончатся тогда, когда станет возможным проведение одновременных выборов президента и парламента в Газе и на Западном берегу. Пока нет договоренностей между ФАТХ и ХАМАС, такие выборы проблематичны. Легитимность Аббаса будет продолжаться столько же, сколько и легитимность парламента.

— Что будет с Палестиной и палестинцами?

— Мы, палестинцы, народ растущий. Нас сейчас 10—11 млн. Мы решительно не намерены находиться на положении краснокожих XXI века, которых гнали бы с их земли. У нас будет суверенитет и страна. Но даже не обладая этим, мы являемся ключом к урегулированию на Ближнем Востоке. Мы рассеяны по всему миру от Скандинавии до Калифорнии и Австралии. Казалось бы, это должно было нас растворить. Но это только придало нам сил — мы стали всемирным народом. Среди нас много успешных людей. Скажем, несколько лет назад в Сальвадоре были выборы. Кандидатом от правых был палестинец. И кандидатом от левых — тоже палестинец. Кто бы ни победил, наша взяла.

— Что сегодня связывает Россию и Палестину?

— Когда я побывал впервые в России, я узнал о монастыре, который называется Новый Иерусалим. Мы его осматривали с моими братьями и сестрами. Отец-настоятель пригласил нас прогуляться по нему. К своей большой радости я понял, что этот монастырь — копия Храма Гроба Господня в Иерусалиме. Патриарх Никон построил его в ХVII веке, никогда не видя образец, по описаниям паломников. Сейчас его реставрируют после долгих лет запустения. Я сообщил отцу-настоятелю, что у нас в Палестине есть мастерская, которая экспортирует высококачественный мрамор и камень. Я договорился с нашими братьями о том, что Иерусалим подарит контейнер с мрамором для отделки Нового Иерусалима. Контейнер на корабле из Палестины уже прибыл в Санкт-Петербург. Мы, группа европейских и арабских послов, сопроводим его в Новый Иерусалим. Ваш патриарх Никон, обдумывая будущее России, видел его как Третий Рим, второй Константинополь и Новый Иерусалим. Палестина и Россия связаны духовными и давними узами, и они подчас крепче политической повседневности.

Газета «Газета»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: