Информационное
агентство России
1°C
14 декабря, 13:17

Воспоминания израильского заложника

art_dev
Воспоминания израильского заложника
Руины дома Маджди Абеда Раббо после израильской атаки

В разгар боев в Газе израильские солдаты заставили Маджди Абеда Раббо посредничать, с риском для жизни, между ними и тремя бойцами ХАМАС. О том, что он пережил, Маджди рассказал корреспонденту газеты «Индепендент».

После следующей яростной 45-минутной перестрелки Маджди Абеду Раббо снова приказали пробраться по сильно уже к тому времени разрушенной крыше его дома, затем через зияющую дыру в стене, и вниз по лестнице в квартиру на первом этаже соседнего дома. Не имея представления, живы ли еще находившиеся там люди, или погибли, он опять, уже второй раз в тот день, крикнул: «Это Маджди. Не бойтесь».

Все трое – с Калашниковыми AK-47, в камуфляже и головных повязках с эмблемой «Бригад Иззедина аль-Кассама» — были живы, и один из них, сильно раненый, попросил Абеда Раббо затянуть ему потуже повязку на правой руке. Самый младший – на вид чуть больше 20-ти лет – укрылся за упавшим куском стены, откуда видны были израильские солдаты.

«Они снова послали меня, чтобы я забрал ваше оружие. Они сказали, что вы мертвы», — взволнованно выговорил Абед Раббо. И самый младший вызывающе ответил: «Передайте офицеру, если он мужчина, пусть идет сюда».

Около 10 часов утра, когда пришли солдаты, 40-летний Раббо и представить себе не мог, что на протяжении следующих суток ему придется четырежды совершить этот становящийся с каждым разом все опаснее путь между израильскими солдатами и тремя окруженными, но не собирающимися сдаваться бойцами ХАМАС, которые оказались его незваными соседями. Раббо вспоминает до малейших подробностей все произошедшее с ним в тот день, и хотя его рассказ напоминает эпизод из мелодрамы про войну, он оказался явью для человека, потерявшего к концу тех суток свой дом, и считавшего (ошибочно), что его жена и дети погибли.

Ему пришлось также стать свидетелем того, как до последнего держались бойцы из «Бригад Кассама» перед лицом безжалостного израильского наземного вторжения и обстрелов с вертолетов «Апачи».

В этом эпизоде, в отличие от многих других событий операции «Литой свинец», не гибли мирные жители. Здесь нам представляется редкая возможность подробно рассмотреть собственно столкновение между израильскими военными и бойцами ХАМАС. И хотя тут некотором роде подтверждаются израильские обвинения, что ХАМАС действует в районах проживания гражданского населения, этот эпизод доказывает, что израильские командиры были готовы использовать гражданских лиц в качестве «живого щита» для защиты своих войск.

Конечно, это несколько односторонний взгляд на произошедшее, хотя, как обнаружили при позднейшей проверке солдаты, Абед Раббо оказался бывшим членом разведслужбы, руководимой, преимущественно, партией Фатх, и до сих ор получал зарплату от палестинских властей в Рамалле (Западный берег реки Иордан).
Он считает, что бойцы ХАМАС не имели права находиться в соседнем доме. Но он также категорически возражает против того, как с ним обошлись израильские военные. «Меня могли убить», — объясняет он.

Солдаты появились 5-го января, на второй день наземного вторжения, с неким палестинцем по фамилии Дахер. Сначала Раббо велели снять штаны и задрать рубаху, чтобы удостовериться, что у него нет оружия. Затем солдаты велели ему привести жену, 39-летнюю Видждан, и детей. Пока трое солдат держали его на прицеле а вся семья стояла во дворе, остальные обыскали весь дом. Говорящий по-арабски солдат спросил у Раббо про соседний дом. Он сказал, что, по его мнению, там никого нет. Тогда, рассказывает Раббо, один из солдат принес кувалду и велел ему забраться на крышу и пробить дыру в стене, разделявшей примыкающие крыши.

Появившийся офицер приказал обыскать соседний дом, и первым осторожно двинулся вниз по лестнице, выставив в перед собой автоматическую винтовку M16. За ним последовал Абед Раббо, в спину которого упирались дула израильских винтовок.

Вдруг офицер обернулся и что-то закричал солдатам. «Мы поднялись обратно наверх. Солдаты тащили меня, и я два раза упал, — говорит Раббо. — Мы снова перешли на крышу моего дома».

Что увидел офицер в соседнем доме, стало понятно, когда солдаты настороженно вышли из двора лома Абеда Раббо, и вдруг оказались под обстрелом. Его отвели в мечеть напротив, полную солдат, надели наручники и велели сидеть. После 15-минутного молчания ХАМАСовцы снова открыли огонь. «Солдаты заняли позиции возле окон мечети и стали отстреливаться. Я закричал солдату, говорившему по-арабски: «Мои жена и дети в опасности», — рассказывает Раббо. В ответ он услышал: «Заткнись, а то пристрелю». «Я упал на пол и зарыдал, — вспоминает Раббо. – Я думал, что моя семья погибла».

Следующие два дня он провел в заложниках у израильского взвода, передвигаясь по району, часто под сильным обстрелом. Однажды ему приказали открыть дверцы двух стоявших перед каким-то домом машин, а потом позвать находившихся в доме женщин спуститься вниз. Затем велели опять зайти в тот разрушенный дом, где находились вооруженные бойцы ХАМАС. «Я сказал, что не пойду. Вдруг меня застрелят. У меня жена, дети», — вспоминает он. Но израильский офицер успокоил его, сказав, что «выпустил 10 ракет и убил их».

Стукнув прикладом винтовки, ему велели отправляться в дом и вынести оружие, подкрепив приказ крепким пинком. «Я пошел в свой дом, и увидел, что моей семьи там нет. Я искал какие-нибудь следы крови, но ничего не было. Дом был пуст. Спускаясь по лестнице (в соседний дом), я кричал: «Я Маджди», чтобы меня не приняли за израильтянина и не застрелили».

Приблизившись к двери в квартиру, он увидел человека с автоматом, а за ним еще двоих. Остановившись в дверях, он сказал, что израильтяне считают их убитыми. «Они спросили меня, где армия, и я ответил: «Они везде», — добавляет он. – Они попросили меня уйти».

Израильские солдаты, укрывшиеся за стеной дома поодаль, велели ему раздеться догола, чтобы удостовериться, что он не припрятал оружие, уходя из дома. Услышав его доклад, офицер выругался и ударил его. Вскоре после этого три ракеты, выпущенные вертолетом «Апачи», «уничтожили» дом, вспоминает Раббо. Затем ему велели снова отправляться в убежище бойцов ХАМАС.

Однако, уже стемнело, и он убедил израильтян, что в темноте через руины не пробраться. «Я все время спрашивал про свою семью, а они отвечали: «Все нормально». Невероятно, но ХАМАСовцы оказались еще живы, и снова открыли огонь.

Абеда Раббо отвели в другой дом, в наручниках, замерзшего и «беспокоящегося о своей семье, о своем доме», и велели оставаться там. Израильские солдаты пришли за ним около 6.30 утра, уверили его: «прошлой ночью мы их убили», и велели пойти проверить.

«Я сказал: «Как я пойду? Крыша моего дома разрушена. Это очень опасно», — объясняет Раббо. Но выбора не было, и он умудрился
добраться до лестницы, и стал осторожно спускаться, выкрикивая свое имя, как и прежде.

«Я увидел, что все разрушено. Они все были ранены, и тот, у которого текла кровь в прошлый раз – хуже всех. Он поднял палец и сказал: «Нет бога кроме Аллаха». Один из них лежал под обломками, но был еще жив. Тот, который чувствовал себя получше, сказал, что они ни за что не сдадутся, они станут мучениками. Один из них назвал мне свое имя и просил сообщить семье».

Абед Раббо говорит, что израильтяне начали стрелять, пока он был внутри, и он побежал наружу. «Я пошел обратно к солдатам. Я соврал им. Я сказал: «Они говорят, если я вернусь, они меня убьют».

Израильтяне взяли громкоговоритель и стали кричать по-арабски: «У вас есть семьи. Выходите, и мы отвезем вас в госпиталь и окажем медицинскую помощь. Весь рай он занят особыми войсками. Все руководители ХАМАС укрылись в подполье».

«Пока они это говорили, — рассказал Раббо, — ХАМАСовцы снова открыли огонь, офицер прижал меня к стене и сказал: Ты врал мне. Их там больше, чем трое».

Затем солдаты приказали двум другим местным жителям войти в дом с фотоаппаратами и сфотографировать его и бойцов ХАМАС. Потом туда послали собаку, которая вернулась раненая, и вскоре умерла. По громкоговорителю объявили: «У вас есть 15 минут чтобы выйти без одежды и с поднятыми руками. В противном случае мы обрушим на вас дом».

Через 15 минут в пространство между домами и мечетью заехал бульдозер, говорит Раббо, разрушив по пути часть его дома, и принялся методично разрушать соседний дом.

Прежде чем его увели, Абеду Раббо удалось как следует разглядеть собственный разрушенный дом, то, что осталось от соседского жилища, и лежащие среди обломков тела троих бойцов ХАМАС.

The Independent

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: