Информационное
агентство России
9°C
17 октября, 09:02

Достиг ли своей цели имам Хомейни

art_dev
Достиг ли своей цели имам Хомейни
Аятолла Хомейни

11 февраля в Исламской Республике Иран отмечался национальный праздник – день Революции, свершившейся в феврале 1979 года. В связи с этой важной датой не только в истории современного Ирана, но и всего исламского мира, корреспондент IslamNews обратился к чрезвычайному и полномочному послу ИРИ в РФ г-ну Резе Саджади с просьбой рассказать о том, какие наиболее существенные изменения произошли в его стране за истекшие 30 лет.

— Прежде всего, мне хотелось бы сказать о внутренних политических изменениях. Если вы приедете в Иран, то увидите, что наша страна является многонациональной, многоязыкой и многоконфессиональной. Посетив города и села разных районов нашей страны, вы встретите счастливых людей, на лицах которых читается жизнелюбие и стремление познать смысл жизни. В отличие от стран, где отсутствует безопасность, Иран можно отнести к тем странам мира, в которых обеспечена наивысшая степень безопасности и спокойствия. Практически в течение всего прошедшего тридцатилетнего периода у нас каждый год проводились выборы. В прошлом году прошли выборы в парламент – меджлис, а в нынешнем году состоятся президентские выборы. Народ участвует во всех избирательных кампаниях с большой активностью и заинтересованностью. Все это свидетельствует о спокойной политической ситуации в Иране. Кроме того, члены нашего правительства в среднем каждый месяц выезжают в различные провинции страны, и то, с какой доброжелательностью встречает их народ, свидетельствует о политической стабильности в стране. Может быть, кое-кто скажет, что я говорю это потому, что являюсь послом ИРИ в РФ. В связи с этим мне хочется пригласить всех ваших читателей посетить Иран и убедиться в сказанном мной собственными глазами. Тем более что гражданам России не требуется получать иранскую визу: путешествующие могут получить 15-дневную туристическую визу прямо в иранском порту прибытия, причем ее можно продлить еще на 15 дней.

Что касается внешней политики, то за годы, прошедшие после нашей революции, иранский народ убедился, в частности, что американцы не стремятся к установлению доверительных и равноправных отношений. Именно поэтому правительство Ахмадинежада в основу своей работы положило политику опоры на национальные силы и национальную оборону для противостояния любой возможной агрессии.

Не могу не сказать несколько слов и об экономике. В прошлом году валовой внутренний продукт в Иране вырос на 7%. Мы смогли сократить импорт на 15%, и одновременно увеличить экспорт тоже на 15%. Хотя в прошлом году весь мир оказался в тяжелой экономической ситуации, состояние нашей экономики можно оценить как успешное. Поскольку мы не интегрированы в мировую экономику, нас практически не коснулся глобальный финансово-экономический кризис.

К чему стремился Хомейни?

В связи с отмечаемым ныне 30-летием Исламской революции в Иране, очевидно, будет не лишним напомнить об идеях аятоллы Хомейни, вдохновивших иранский народ на ее свершение.

Образование всемирного теократического государства – таковой была прокламированная конечная цель вождя Исламской революции 1979 г. аятоллы Рухаллы Хомейни.

Согласно шиитской доктрине (официальной религиозной доктрине в Иране), единственным подлинным правителем является имам, один из потомков четвертого халифа Али Абу Талиба. Это бессмертный наместник Бога на земле. По представлениям шиитов, он сейчас находится в гайбе, т. е. скрыт от людских взоров, но обязательно появится вновь, чтобы установить царство справедливости. Обладающий качествами совершенного человека с печатью святости, имам у шиитов, не будучи в полном смысле слова посредником между верующим и Богом, в одном отношении, однако, выполняет функции главного посредника, а именно: как идеальный истолкователь мусульманского права. На период гайбы имам как бы передоверяет муджтахидам – знатокам мусульманского права из наиболее достойных мусульман – способность безошибочно интерпретировать его волю.

Это означает утверждение абсолютного авторитета высшего духовенства во всех сферах жизни общества, что не отвечало традициям власти светских правителей в Иране. Большинство улемов (исламских ученых), однако, пошли на компромисс со светской властью, признав регулятивную силу обычного права и светских установлений, парламентское законодательство, если они не противоречили шариату. Хомейни же был одним из тех, кто пытался возродить концепцию доминирующего положения духовенства в обществе и государстве.

Еще в 1940 году он опубликовал трактат «Раскрытие тайн», в котором утверждал право факихов (знатоков мусульманского права) управлять всеми делами общины. Аятолла Хомейни писал, что светские правители обязаны подчиняться суждениям улемов, которым официально должна принадлежать вся полнота власти. А шаха Ирана Резу Пехлеви, стремившегося ослабить позиции шиитского духовенства, он называл узурпатором.

Свои главные идеи об устройстве идеального государства Хомейни выразил в книге «Исламское правление», написанной на основе лекций, прочитанных им в 1971 г. в иракском городе Неджефе, где с 1966 г. он находился в эмиграции.

Строго придерживаясь идеи единобожия (таухида), Хомейни объявил излишними все законы и установления, кроме шариата, который, по его мнению, полностью соответствует потребностям людей и способен обеспечить их счастье. Он хотел перестройки на этой основе личного и общественного сознания мусульман, чтобы выработать у них чувство исламского самосознания. Идея таухида заложена и в основу хомейнистской концепции государственно-правового регулирования, образцом которого Хомейни считал функциональную структуру общины времен Пророка. Он опирался на те священные тексты, согласно которым правоверный обязан поклоняться одному только Богу, отбрасывая в сторону все прочие, в которых эта мысль выражена недостаточно четко.

Признавая абсолютное совершенство ислама, Хомейни утверждал, что подлинная справедливость присуща лишь истинно мусульманскому лидеру, в то время как всем светским правителям свойственна несправедливость. Поэтому подлинные правители «государства ислама», по Хомейни, — толкователи воли Пророка и имамов, пока «сокрытый имам» не явится людям. Факихи не только толкуют Божий закон, но и осуществляют надзор за всеми светскими институтами, руководствуясь шариатом, будучи как бы рупором «сокрытого имама». Вся полнота власти должна быть сосредоточена в руках образцового богослова, обладающего высокими личными качествами: беспристрастного, отличающегося совершенным знанием хадисов-ахбаров – шиитских преданий о пророке Мухаммаде, его сподвижниках и последователях. Он является высшей богословской инстанцией, он – муджтахид, которого признают все, в отличие от других, за которыми следуют только их приверженцы.

Руководящая роль, отводившаяся факиху в «государстве ислама», делала незначительной проблему формы его политического строя. И поскольку свергнутый революцией шахский режим был монархическим, постольку Хомейни провозгласил идеальным строем исламскую республику с трехуровневым аппаратом власти: обладающий контрольными функциями совет по фетвам; законодательное собрание (меджлис), издающее постановления на основе шариата под контролем этого совета; исполнительная организация. Иначе говоря, власть фактически принадлежит Совету, высшей богословской элите, как доверенным представителям «сокрытого имама». Парламент лишь обеспечивает интерпретацию положений шариата, а правительство – исполнительная власть – выполнение предписаний шариата.

Учение Хомейни получило отражение в исламской конституции, закрепившей абсолютную власть улемов и высший авторитет духовного лидера страны, а в качестве цели, провозгласившей создание исламского общества.

Революция в Иране и исламизация всех сторон иранского общества, как считали Хомейни и его сторонники, — это шаг к всемирной общине мусульман на почве общей идеологии, источником которой является Коран, не знающий неравенства ни социального, ни экономического, ни национального, это шаг к всемирному государству непогрешимого махди. В Конституции Исламской Республики Иран сказано о необходимости «расчистить путь к созданию единой всемирной исламской общины» и провозглашается политика союза и согласия между мусульманскими народами, политика политического, экономического и культурного сплочения мусульманского мира. Хомейни мечтал об исламском обществе и государстве сперва в Азии и Африке, а затем во всем мире.

«Наш народ рассматривает события в Иране, как предпосылку к освобождению человечества, — говорил министр иностраннных дел Ирана Мир-Хусейн Мусави в заявлении для телевидения. – Борьба будет продолжаться, пока мир не утвердится на новых основах. Исламская революция в Иране – лишь подготовка к трансформации мусульманских государств и всего мира».

Стремясь к планетарному государству ислама, Хомейни постоянно подчеркивал, что солидарность, которая сплачивает мусульманскую общину, превыше всякой иной связи между людьми, и решительно отвергал национализм в любой форме. Однако в современном Иране – многоэтнической стране, где собственно персы составляют лишь немногим более половины населения, фактически был принят курс на строительство суверенного иранского национального государства, а тот факт, что шииты составляют меньшинство в мусульманском мире, серьезно ограничил и осложнил распространение идей аятоллы Хомейни за пределами Ирана.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: