Информационное
агентство России
2°C
22 октября, 14:36

Привод на допрос был подписан после убийства Магомеда Евлоева

art_dev
Привод на допрос был подписан после убийства Магомеда Евлоева
Магомед Евлоев

Следователь Назрановского РОВД Джамбулат Шанхоев обратился с сенсационным заявлением к президенту Ингушетии Юнус-Беку Евкурову и прокурору республики Юрию Турыгину. Господин Шанхоев сообщил, что постановление о приводе на допрос 31 августа 2008 года владельца сайта «Ингушетия.ру» Магомеда Евлоева было подписано уже после гибели оппозиционера. Господина Евлоева задержали в Магасе якобы для привода на допрос и застрелили, по мнению следствия, по неосторожности в машине охраны экс-главы МВД Ингушетии Мусы Медова. По мнению адвоката семьи Евлоевых, заявление следователя дает основание привлечь к ответственности милицейских руководителей, санкционировавших задержание господина Евлоева.

Как сообщает сегодня газета «Коммерсант», в своем заявлении на имя президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова и прокурора республики Юрия Турыгина следователь Джамбулат Шанхоев изложил последовательность своих действий 31 августа 2008 года. Примерно в 13.30, сообщает следователь в заявлении, к нему домой (это был выходной день) приехали сотрудники Назрановского ГОВД. «Они сообщили, что меня срочно вызывает начальник ГОВД Ахмед Котиев,— отметил господин Шанхоев.— Я отправился с ними в отдел, зашел к начальнику. Он (Ахмед Котиев.— «Ъ») сказал, что нужно срочно составить документ, чтобы привезти свидетеля Евлоева». Господин Шанхоев отметил, что на столе у начальника ГОВД в этот момент лежало готовое постановление о приводе Магомеда Евлоева с чужой подписью. «Я спросил, кто это писал, но ответа не получил»,— говорится в заявлении следователя. Господин Шанхоев добавил, что взял то постановление, «порвал его на клочки и объяснил, что так постановления не пишут, а пишут с поручением». После этого, по словам господина Шанхоева, он зашел в свой кабинет и подготовил постановление о приводе на допрос владельца сайта «Ингушетия.ру» Магомеда Евлоева — тот проходил свидетелем по уголовному делу о взрыве у дома чиновника администрации республики Зелимхана Хаутиева.

По словам господина Шанхоева, когда он около двух часов дня возвращался из ГОВД домой, то обратил внимание, что во дворе районной больницы было много милиции и гражданских людей. «Приехав домой, я рассказал отцу о том, что видел во дворе больницы, предположив, что туда, возможно, привезли милиционера, раненного в перестрелке с боевиками»,— вспоминает следователь. Однако через пару часов, сообщил господин Шанхоев, его снова вызвали на работу, где «коллеги сообщили, что в это время в больницу привезли уже мертвого Магомеда Евлоева». «После всего этого я понял, что меня подставили,— отметил следователь,— и потребовал вернуть постановление о приводе Евлоева».

По словам господина Шанхоева, он потребовал у начальства объяснить ему, на каком основании в задержании Магомеда Евлоева принимали участие охранники министра, но ему «велели молчать». В результате господин Шанхоев сделал вывод, что постановление, которое оформил он, «не могло быть исполнено, так как на момент изготовления этого документа, как выяснилось, свидетель Евлоев уже был мертв». Напомним, что, согласно официальной версии следствия, Магомед Евлоев не реагировал на посланные ему повестки, поэтому следователь поручил милиционерам задержать его в аэропорту и привезти на допрос. Во время принудительной доставки господин Евлоев якобы вступил в перебранку с сотрудниками милиции, которые везли его в «уазике», и попытался отобрать у одного из них автомат. В ходе завязавшейся схватки был произведен случайный выстрел из пистолета, которым оппозиционер был смертельно ранен в голову.

Бывший адвокат семьи Евлоевых, ныне советник президента Ингушетии Муса Плиев считает, что признание следователя Шанхоева не только ставит под сомнение официальную версию гибели Магомеда Евлоева, но и делает очевидным сговор высокопоставленных сотрудников республиканской милиции с целью устранения оппозиционера и дает основание привлечь милиционеров к ответственности. «Очевидно, что руководитель Назрановского ГОВД изготовил фальшивое постановление о приводе Магомеда по приказу министра Мусы Медова, а тот, в свою очередь, скорее всего, выполнял приказ президента Зязикова»,— предположил адвокат.

Напомним, что убийство господина Евлоева следствие квалифицировало по ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»). Семья же погибшего оппозиционера настаивает на иной квалификации — «Умышленное убийство» (ст. 105 УК РФ). Сунженский райсуд Ингушетии ранее отказался удовлетворить ходатайство защиты о переквалификации дела. Теперь адвокаты семьи погибшего оппозиционера уверены, что им удастся этого добиться. «Я надеюсь, что теперь по цепочке будет опровергнута официальная версия гибели Магомеда, которая была сочинена под давлением тогдашнего руководства республики»,— сказал господин Плиев.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: