Информационное
агентство России
9°C
20 сентября, 01:19

Дагестанский имам: Ислама не надо бояться, его надо поддерживать

Rustam
Дагестанский имам: Ислама не надо бояться, его надо поддерживать

О том, что из себя представляет проект Максима Шевченко «Мир Кавказу», СМИ сообщали не раз.Предлагаем наиболее интересные выдержки из сказанного на «круглых столах». О том, состоялся ли диалог дагестанцев с дагестанцами, судите сами…

Активные дискуссии были в Дербенте и Буйнакске, но самая острая развернулась в Махачкале. Первым слово взял религиозный деятель Ильяс-хаджи Ильясов, который сравнил Дагестан с африканской саванной («Здесь – прайд львов, там – семейство тигров, сзади – гиены, целая свора») и предложил не обвинять молодёжь в существующих проблемах. «Для того чтобы от молодёжи требовать что-то полезное, сначала этой молодёжи надо отдавать. Я недавно говорил с одним из лесных братьев. Наехал на него: почему вы от имени ислама вот такие вещи делаете? Он мне говорит: «Мы не как мусульмане воюем, мы от религии ничего не требуем. Выборы идут, говорит, одна «Единая Россия» побеждает, или: сельхозкредиты должны быть, а пока откат не сделаешь, копейку не получишь. Дожили до того, что уже чтобы материнский капитал получить, 120 тысяч откат даёшь, а 180 получаешь. Все знают обо всём, только не знают правоохранительные органы». Мне нечего было ответить ему…»

Директор ГТРК «Дагестан» Сулайман Уладиев говорил о кланах: «До тех пор, пока будет существовать клановая система организации общества и власти, Дагестан не будет ни демократичным, ни исламским, ни светским. Надо демонтировать эту систему. Выбить экономическую, финансовую, административную почву из-под известных кланов. Продвигаться вперёд при этой системе мы не можем. Проблема бездуховности. На какой почве её добиваться? Сейчас вместе с деградацией и бездуховностью для дагестанцев становятся нормой трусость, лицемерие, ложь, обман. Классический образец – это то, что произошло в Дербенте (имеются в виду выборы 11 октября. – Прим. ред.). Этого допускать нельзя было категорически! Вопрос не идёт о том, чьим сторонником яявляюсь. Яявляюсь сторонником закона. В государстве должны соблюдать закон. Закон лучше всех должны соблюдать президент, члены правительства, депутаты НС РД…»

Тезисы Уладиева развил директор ООО «Свобода Слова» Хаджимурад Камалов. «Выбить финансовую основу можно только тем, что федеральная власть должна перестать бездумно давать деньги Дагестану. Больше чем 12 – 15 млрд рублей Дагестану давать нельзя. У нас огромное количество федеральных и муниципальных учреждений, которые вообще не несут никакой социальной функции. Если вот это убрать, то у людей сразу появится мотивация на предпринимательство и самоорганизацию. То, что мы здесь слышали, – крайнее невежество и крайний радикализм в исламе, в этой форме своего вероисповедания они в конце концов прибьются к золотой середине. Если в течение двух-двух с половиной лет нам не удастся немножко модернизировать дагестанскую власть и начать с уменьшения федеральных дотаций, то через два года здесь будет шариат. Светлый, хороший, полноценный, фундаментальный шариат. Сегодняя нахожусь на перепутье между Исламской республикой Дагестан и демократической республикой в составе России. Сегодняя склонен к тому, что Исламская республика приятней, потому что тот социал-феодализм, который здесь наличествует, мне неприятен».

Начальник УФАС РФ по РД Курбан Кубасаев говорил о правовом нигилизме и отсутствии прозрачности власти, а доцент кафедры психологии ДГПУ Роза Кадиева требовала не игнорировать исламский фактор в жизни Дагестана, так как «в душах молодого подрастающего поколения зреет бунт социальной несправедливости!». В то же время она считает, что такой проблемы, как ваххабизм, нет.

Руководитель НКО «Толеранс» Абсалюдин Мурзаев высказался за более активное участие ислама в политической жизни и необходимость исламской партии. Среди проблем он назвал формальное участие дагестанских учёных в обсуждении различных вопросов, а также качественный состав ОП РД, не позволяющий ей стать полноценной дискуссионной площадкой. «Нам необходимо выговариваться. В первую очередь по этнотерриториальным противоречиям. Они подпитывают межнациональную напряжённость», – говорил Мурзаев.

Молодой предприниматель Магомед Магомедомаров считает, что если предложение Шевченко о введении отдельных норм шариата в Дагестане реализовать, то «вся Россия по шариату будет жить». Это связано с тем, что в России сильный демографический упадок, который, если судить по словам оратора, может исправить активная кавказская молодёжь. Он же предложил узаконить многожёнство, ввести исламский банкинг, так как из-за роста религиозности произойдёт отток мусульман из традиционной банковской системы, отменить ничего не значащие светские праздники, а некоторые исламские сделать общефедеральными.

Имам Центральной мечети Махачкалы Магомедрасул Саадуев: «Не надо бояться ислама. Его нужно поддерживать. И тогда пойдёт не кровавый джихад, а начнётся созидательный джихад. Нужно оставить мусульман в покое. Что касается тех внутрирелигиозных разногласий, то я уверен, что, если не сегодня, то завтра, они сядут, найдут общий язык. Мусульмане сами решат свои проблем и останутся единой семьёй».

С этим не согласился главный редактор сайта «Кавказский узел» Григорий Шведов: «Тут говорилось: оставьте мусульман в покое. Мы, дескать, сами разберёмся. Но разве сейчас у вас нет конфликта? Я вижу проблему в попытке найти что-то плохое извне». Он предложил не только говорить о проблемах, но и не быть равнодушным к тем процессам, которые идут в республике: «Нам президент Дагестана (и я ему верю) сказал, что про КТО в Гимры он часто слышит от приезжих журналистов, а не от жителей республики. Мы писали про Гимры, приезжали туда, но ничего не слышали про Гимры от жителей Махачкалы. А вам всё равно, что там происходит? Это их гимринские дела, или это ваши дела?»

Директор «Эха Москвы – Махачкала» Зубайру Зубайруев: «Нам внушают, что мы заслуживаем тех правителей, которых имеем. Я уверяю, мы не заслуживаем тех правителей, которые у нас есть. Люди, которые всю жизнь жили свободно, гордились свободой своих предков, не заслуживают этой власти. Дагестанцы могут терпеть лишения, могут жить в бедности, но они никогда не потерпят этой несправедливости. Что здесь творится?! Неужели в Москве этого не видят?! Такого большого количества бандитов и проходимцев во власти нет ни в одном регионе России. Я хотел бы видеть Дагестан, в котором нет замминистра юстиции, который отвергает основной правовой постулат:всё, что не запрещено, разрешено. Не может человек быть министром экономики, если он ненавидит предпринимателя! Не может работать следователем человек, который не признаёт презумпцию невиновности. Это то же самое, что воспитатель детского сада, который не видит ничего плохого в педофилии. Я бы хотел, чтобы в будущем Дагестана не было члена Общественной палаты, который заявляет, что призыв убивать журналистов – это всего лишь призыв вернуться в правовое поле…»

Писатель Фейзутдин Нагиев говорил о выборах в Дербенте, прошедших «под дулом автомата», и утрате доверия к президенту РД, который «делает одно, а говорит другое».

Выступление Гульнары Рустамовой («Матери Дагестана») было посвящено проблемам салафитов: «Весь мусульманский мир признаёт салафизм и выработал в своих общинах иммунитет от раздоров на религиозной почве. У нас же религиозные авторитеты (суфии) и их последователи сумели навязать обществу ненависть и нетерпение к этому течению. Распространённым мнением в религиозной среде является то, что убийство одного салафита приравнивается к убийству ста неверных». Будущее Дагестана Рустамова видит в демократическом государстве, где законы соблюдаются всеми и в первую очередь властями республики.

Слово взял и министр по национальной политике, информации и внешним связям РД Гарун Курбанов. «Сегодня есть необходимость в разговоре тех, кто у власти, и тех, кто не у власти, тех, кто стоит на позициях салафизма, и тех, кто стоит на позициях суфизма. И вместо того чтобы разговаривать, мы приходим к конфликту. Проблема, которая сегодня стоит перед республикой, – это вопрос с теми, кто в лесах. Неоднократно было сказано: если вы готовы сложить оружие, готовы разговаривать, если вопрос стоит в обеспечении ваших прав, скажите об этом», – призывал Курбанов.

Последним высказался начальник Управления информационной политики и пресс-службы президента РД Абдурахман Гусейнов. Говоря о том, открыта ли и прозрачна ли власть республики, Гусейнов поставил под сомнение все сомнения на этот счёт, а в качестве эталона открытости и прозрачности привёл… Стратегию экономического развития республики. «Беспрецедентный опыт в течение 2,5 лет обсуждения этого документа представлен во всех СМИ. Это ли не прозрачность?» – спросил он. Затем Гусейнов обрушился на Нагиева по поводу его заявлений о выборах в Дербенте, сказав, что ему было бы стыдно, если бы он знал, чем на этих выборах занимался депутат Госдумы Асанбуба Нюдюрбегов, а также сообщил о хищениях бюллетеней и других нарушениях штаба одного из кандидатов в мэры Дербента – Имама Яралиева.

Заявив о моральной ответственности человека за свои слова, Гусейнов продолжил: «Здесь выступали от «Матерей Дагестана». Проблема в том, что они сегодня рекрутируют молодёжь в леса. Я отвечаю за те слова, что говорю. Кто хочет ознакомиться с информацией, я смогу вам это доказать». Эти заявления вызвали оживление в зале,спровоцировали выкрики «ложь!» и попытки прервать его речь аплодисментами, но Гусейнов невозмутимо говорил о сознательности…

…На этой ноте «круглый стол» в Махачкале завершился…

Еженедельник "Черновик"

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: