Информационное
агентство России
9°C
21 сентября, 00:40

Мавлет Батыров: Когда президент увидел меня без бокала — растерялся

art_dev
Мавлет Батыров: Когда президент увидел меня без бокала — растерялся
Мавлет Батыров

Олимпийский чемпион Мавлет Батыров расказывает о том, как спорт и религия уживаются в его жизни.

— Когда ты пришёл к осознанию того, что ислам – это не череда традиционных для дагестанца обрядов, а смысл жизни?

— Мама с детства приучала нас к религии. Она всегда была очень набожной, часто бежала с работы домой, чтобы вовремя совершить намаз. Мама и нас научила молиться. Со временем я начал осознавать, что такое религия. На тренировочных сборах мы часто собираемся, общаемся с братьями. АльхамдулиЛля, среди борцов много соблюдающих мусульман. Мы рассказываем друг другу об Исламе, делимся знаниями. Не только дагестанцы… я, например, раньше не знал, что кабардинцы – тоже мусульмане (смеётся).

— А ранее ты практиковал ислам в повседневной жизни, к примеру, осознанно отказываясь от чего-то греховного?

— Когда узнаёшь, что является запретным, а что дозволенным, конечно, начинаешь остерегаться харама, всё это приходит со знаниями. Отец наш – даже не то что с религиозной точки зрения – вообще, всегда старался уберечь нас от всего дурного. Старался, чтобы мы не испортились, не отпускал далеко от себя. Наверное, Аллах сделал его причиной того, что мы, его дети, не совершали больших грехов. Потом, когда стали общаться с мусульманами, соблюдающими религию, мы (с братом) начали осознавать смысл ислама.

— Получается, родители оберегали тебя от плохого влияния улицы, но глубже об Исламе ты тоже узнал с улицы. Был ли какой-то толчок для твоего прихода в религию?

— Сначала, как я уже говорил, родители учат нас делать намаз, но мы не осознаём, для чего. Обычно нам объясняют, что если совершать молитву, то в жизни всё будет получаться, будет сопутствовать удача. Я так и думал: если буду делать намаз, то Аллах поможет мне побеждать на соревнованиях. Я часто обращался к Аллаху с дуа, в которых просил поддержки и победы. Такой был мотив раньше. И для меня не раз это было знамением. Например, перед чемпионатом России, до олимпиады в Пекине, я был вообще не в форме, не мог согнать вес, был очень вялым и проигрывал основным оппонентам. Я думал: если войду в тройку призёров – уже будет хорошо. Но потом сделал намаз-истигхару и обратился к Аллаху: «Если эти соревнования будут полезны для моей религии, то облегчи их мне, если же они будут вредны для моей религии, то отдали их от меня». И, альхамдуЛлиля, на следующий день, когда я выходил бороться, у меня появились такие сила и желание, что я легко выиграл этот чемпионат. А схватка с главным соперником – осетином Аланом Дудаевым – получилась одной из самых зрелищных. Поэтому, всё от Аллаха, а не от меня.

— А как отец сегодня относится к тому, что вы с братом так активно начали практиковать религию?

— Переживает, конечно, за нас. Ситуация ведь сейчас непростая в республике.

— На твою молодость пришлась и слава, и, соответственно, деньги. Аллах испытывает тебя таким образом, и шайтан, наверное, часто пытался сбить тебя с истины и взрастить в тебе гордость или расточительность. Удалось справиться с этим?

— Я всегда просил Аллаха, чтобы Он уберёг меня от высокомерия. И к тому времени, когда я чего-то достиг, я уже понимал, что деньги и слава – не главное в жизни. Даже борьба – не главное в жизни. Смысл моей жизни в поклонении Аллаху.

— Тяжело ли, будучи в исламе, профессионально заниматься вольной борьбой? Не вступают ли спорт и религия в конфликт друг с другом? Какие трудности в этой связи тебе приходится испытывать?

— Я часто бываю в разъездах и поэтому пытался выяснить, как мне делать намаз в сафаре (поездке). Сначала я сокращал молитву, но потом узнал, что если выезжаю больше чем на четыре дня, то сокращать намаз не надо. Да и во время тренировок нет проблемы в том, чтобы уйти с ковра и помолиться. А в месяц Рамадан я в принципе вообще не тренируюсь.

Тренировки абсолютно не входят в конфликт с религией. Наоборот: когда я бываю дома, часто ленюсь читать исламскую литературу, заниматься полезными делами. А когда выезжаю на сборы, практически не теряю свободного времени и чуть что сразу берусь за книгу. Правильное окружение – это очень важно. Общение с другими братьями-борцами всегда поднимало мне иман. У нас на сборах всегда бывает «дежурный», который будит всех на утренний намаз.

— Недавно исламские сайты распространили информацию о том, что Мавлет Батыров на встрече Дмитрия Медведева с олимпийцами не поднял бокал шампанского. Часто бываешь в ситуациях, несовместимых с исламом?

— Я знал, что молодёжь смотрит на меня. Представьте, каким бы примером я был для них, если бы держал в руках спиртное, тем более в месяц Рамадан? Да, может шайтан и говорил мне: «Это же президент, надо взять в руки бокал, неудобно же». Но, альхамдулиЛля, я переборол это. Президент поочередно чокался со всеми спортсменами, а когда дошёл до меня, увидел, что я стою без бокала. Сначала он растерялся немного – я ещё и руки в карманах держал (смеётся), – но он видимо понял, что я мусульманин; может, вспомнил о месяце Рамадан; поздравил и дальше прошёл. В такие моменты нельзя слабинку давать. Тем более, сейчас понимаешь, что ничего геройского или хамского в моём поведении не было: я просто сделал то, что должен был.

— Часто спортсмены-мусульмане, радуясь победе, поднимают вверх правый указательный палец или кричат «Аллаху Акбар». С чем это связано?

— Наверно именно в эти минуты лучше всего понимаешь, что победа только от Аллаха. Был ещё такой случай: как-то я стоял на пьедестале и повторял «альхамдулиЛля», в этот момент заиграл гимн, и многие подумали, что я его пою (смеётся).

— Часто ли к тебе обращаются за помощью в решении проблем?

— Я стараюсь помогать мусульманам, но после одного случая с отцом сначала пытаюсь выяснить: действительно ли человек нуждается в помощи или просто меня обманывает. Однажды к отцу пришёл человек и говорит, что у него в дороге сломалась машина: ему не хватает денег на ремонт. Папа ответил: «Подожди, я помогу тебе. Сейчас вместе на моей машине поедем». Пока отец переодевался, он уже убежал куда-то.

— Как в прошлом, так и в этом году ты часто посещал мечеть на Орджоникидзе, принимал участие в молитвах, и’тикафе, общался с братьями. Какие чувства ты испытывал при этом?

— Душевное спокойствие и никакой фитны. На улице в любом случае с разными людьми общаться приходится: другие интересы, лишние разговоры; а здесь я чувствую себя своим.

— Братья, наверное, воспринимают тебя не как Мавлета Батырова – звезду, двукратного олимпийского чемпиона, а как Мавлета Батырова – брата-мусульманина?

— Да, Вы правильно это заметили. На улице часто останавливают, просят автограф или сфотографироваться вместе. Я не знаю, куда деться в такие моменты.

— Твой брат, Адам, тоже соблюдает религию, насколько ислам сблизил вас?

— Раньше, в детстве, мы много дрались. В исламе мы тогда ничего не понимали. Я не помню, когда я дрался с кем-то на улице, но с ним – дрался постоянно. АльхамдулиЛля, всё изменилось. У Адама больше знаний об исламе, чем у меня. Раньше он любил пустое времяпровождение с ребятами, я говорил ему, что это не главное. Потом, потихоньку, он осознано пришёл в Ислам, и сейчас, можно сказать, перегнал меня в этом.

— В Хасавюрте ярче, чем во всём остальном Дагестане, можно видеть, как молодёжь приходит в ислам, в частности много борцов. С чем, на твой взгляд, связано исламское возрождение в Дагестане?

— Сейчас много источников для получения знаний, можно выезжать на учёбу за рубеж. В Хасавюрте молодёжь старается придерживаться норм ислама, не сквернословить, например, уважать старших. В Махачкале с этим похуже.

Несмотря на обилие информации о религии, большая часть дагестанской молодёжи не в Исламе и продолжает вести «кайфовый» образ жизни…

Каждый, наверное, по-своему приходит в ислам, по милости Аллаха.

— Пророк Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует) сказал, что ислам вернётся таким же чуждым, каким он пришёл. И сейчас действительно люди, которые стремятся жить по шариату, становятся чуждыми для общества. Ты сталкивался с этим? И что бы ты посоветовал братьям, которые сталкиваются с проблемой непонимания?

— Я объясняю людям, что ничего не придумываю от себя, что стараюсь следовать Сунне пророка Махаммада (мир ему и благословение Аллаха). Мусульманина сегодня, например, могут обозвать бородачём, но как можно так говорить, когда у пророка Мухаммада была борода. И на многих, кто следует Сунне и не участвует ни в каких экстремистских делах, смотрят сегодня как на боевиков. На сборах у нас тоже бывают разногласия с братьями-суфиями. Но мы стараемся прийти к пониманию, ведь мы братья. Мы приводим хадисы и побуждаем друг друга получать исламские знания, а не сидеть дома.

— А что может объединить салафитов и суфиев? Что такое должно произойти, чтобы они объединились?

— Даже не знаю. Наверное, если все будут следовать Сунне пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует), то будет единство. А если каждый от себя что-то будет добавлять в религию, то единства не будет. Уровень знания надо поднимать.

— Можно ли вообще сегодня сказать о том, что в Дагестане существует джамаат? Так ли верующие относятся другу к другу, как должны? Насколько мы знаем друг друга, насколько помогаем друг другу? Чувствуешь ли ты, что живёшь среди мусульман?

— Бывают такие моменты, когда люди делают для тебя что-то не потому, что ты известный спортсмен, а просто потому, что ты – мусульманин. В такие моменты я действительно радуюсь и чувствую братскую любовь.

— Ходят разговоры, что Мавлет хочет выиграть три олимпиады в трёх разных весовых категориях…

— Было бы неплохо, но я уже год как не принимал участия ни в одних соревнованиях. Каждая подготовка к олимпиаде сильно изматывает. Например, за год до Афин я перестал есть мучное, боясь поднять вес (смеётся).

— Как ты проводишь свободное время?

— Раньше я играл в компьютерные игры, фильмы смотрел, но потом понял, что это лишняя информация, которая забивает голову и не оставляет в ней места для полезного знания. Теперь, альхамдулиЛля, я отказался от всего этого и лучше проведу время с книгой в руках.

— Говорят, борцы – люди с поломанными ушами – чувствуют друг друга. Есть какое-то борцовское братство? Те же красноярцы или буряты, они сильны характером?

— Если бы они были сильны характером, они бы нам дышать не давали. Они ведь такие пахари, по физической подготовке превосходят нас, их вообще измотать невозможно. А кавказцы, наоборот, берут за счёт духа. А насчёт «борцовского братства»… да, есть такое. Иногда видишь человека с поломанными ушами и чувствуешь, что он тебе чем-то близок.

— Ты не пытался делать даават борцам из других регионов?

— Конечно пытался. Мы по возможности стараемся объяснять религию всем.

— Были, кто принял ислам?

— Был один борец, который стремился к Истине. В итоге он признал ислам и единобожие, но не стал углубляться. Видимо боялся, что друзья и близкие осудят его. На сборах он подходил к нам и шёпотом говорил «салам алейкум». А потом вроде бы родные узнали, что он принял ислам и напали на него. А недавно я видел его с крестом на груди. Поэтому круг общения – это очень важно для мусульманина.

— Ты не думал популяризировать борьбу среди братьев-мусульман, чтобы верующие были крепки не только умом, но и телом?

— Я только за. Главное, чтобы была инициатива.

— Когда человек осознанно соблюдает ислам, для него становится актуальным вопрос выбора жены. Ты выбирал жену по религии или на выбор больше повлияли родители?

— Нет, я сам выбирал. У меня была цель: жениться один раз и навсегда. АльхамдуллиЛля, получилось. Жена у меня из Кадара, а кадарцы не любят отдавать дочек за представителей другой нации. Но родителям объяснили, что согласно Исламу, главный критерий человека – это богобоязненность, они согласились. И сейчас, альхамдулиЛля, у меня с тестем и тещёй отличные отношения.

Вообще с дагестанками сегодня что-то не то происходит. Они стараются подражать Западу в поведении, одежде. Но клянусь Аллахом, когда девушки закрываются, одевают хиджаб, перестают краситься, то становятся намного красивее и приятнее, чем те, кто мажут себе на лицо разную краску.

— Насколько мусульмане Дагестана выполняют исламский принцип «останови зло рукой, останови языком или осуди в сердце»?

Сегодня, наверное, в основном осуждают только сердцем. Но Адам (брат), например, не стесняясь, может остановить и рукой. Он часто выкидывает чьи-нибудь сигареты, и на него даже не обижаются за это, потому что понимают его добрые намерения.

— Как изменился твой круг общения, когда ты пришёл в ислам?

— Есть такие ребята, с которыми мы постоянно бывали вместе, но когда я пришёл в ислам, мы как-то отдалились, особенно после того, как я начал объяснять им, что нужно следовать Сунне. Появились новые знакомые – братья, с которыми у меня совсем другие интересы. Только сейчас я начинаю понимать: то, что связывало меня раньше с людьми помимо ислама, это далеко не главное.

— Ты думал, чем займёшься после борьбы?

— Если завершу со спортом, есть намерение учиться исламу. Не знаю, как получится.

— Что ты посоветуешь в заключение нашим читателям?

— Я советую братьям не терять время, поклоняясь пустым интересам и страстям. Получайте знания и распространяйте религию Аллаха!

Islamcivil.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. rsi11.11.2009 18:33

    ну так он заблуждается что православие есть истина)

  2. nabir0511.11.2009 19:11

    красава Батир

  3. Ars-Ars12.11.2009 7:50

    rsi а де об этом ты прочитал?Я не нашол.

  4. abdul magid12.11.2009 9:28

    Алхамду лиляхи
    Молодеө Батир
    спасибо

  5. avar_zaur03.04.2011 14:14

    Мавлет молодец )

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: