Информационное
агентство России
1°C
19 ноября, 21:09

Эксперты: Трагедия в Форт Худе – эхо иракской войны

Abdulla
Эксперты: Трагедия в Форт Худе – эхо иракской войны
Психологическая нагрузка может оказаться страшнее, чем все другие последствия войны

В то время как американцы ломают головы над возможными причинами разыгравшейся в Форте Худ трагедии, в том числе религиозными и политическими, ведущие военные эксперты и психологи отмечают резкий рост связанных с боевыми действиями психологических расстройств, последствия которых сказываются даже на занимающихся их исцелением врачах.

"Есть свидетельства того, что на майора Хасана оказало негативное влияние – по крайней мере, до некоторой степени – то, что он занимался лечением солдат, получивших психологические травмы; что он любил свою страну и остро чувствовал эмоциональную боль своих пациентов, которые, как он видел, так же как и он служили своей любимой стране", — говорит специалист по психическим травмам, профессор Туланского университета в Новом Орлеане Чарльз Фигли.

5 ноября на базе Форт Худ в штате Техас военный психиатр майор Нидал Хасан открыл стрельбу по своим сослуживцам, убив 13 человек и ранив 30. Сам Хасан, проработавший до этого шесть лет терапевтом в военном медицинском центре Уолтер Рид в Вашингтоне, был ранен и помещен в тюремный госпиталь.

И хотя мотивы его поступка все еще расследуются, эксперты уверены, что дело тут не в религии или политике, а именно в психологической травме, или, как они выражаются, "вторичном травматическом эффекте". Они утверждают, что Хасан, занимавшийся лечением глубоких душевных травм, работал в очень эмоционально напряженной и опасной области.

"Из-за всей той боли и страданий, которые они видят, у врачей внутри накапливается напряжение, — говорит профессор Фигли, еще десять лет назад давший определение вторичного травматического эффекта. – Они становятся замкнутыми, ведь им даже нельзя ничего рассказывать другим, все приходится держать в себе".

"Мы обнаружили свидетельства таких негативных последствий среди социальных работников, психологов, капелланов, медсестер и всех тех, кто непосредственно работает с получившими психологические травмы, в том числе военные, — отмечает он. – Эти люди, в свою очередь, оказываются подвержены вторичному воздействию".

С ним согласна и клинический психолог, член Американской психологической ассоциации доктор Лори Перлман.

"Для того, чтобы понимать людей, чтобы помочь им выздороветь, необходимо иметь желание войти в их мир. В мире переживших психологическую травму может присутствовать шок, горе, ярость, ужас и боль, — говорит Перлман. – Роль психолога заключается в том, чтобы раскрыть себя перед этой болью".

Профессор журналистики из Колумбийского университета Хелен Бенедикт также считает, что хотя и трудно с уверенностью судить о душевном состоянии майора Хасана, ясно что он, даже не участвуя в боевых действиях, почувствовал на себе тяжесть войны.

"Хасану, так же как и другим врачам-психиатрам, приходилось снова и снова выслушивать все эти ужасные истории об убийствах, о вызывающих отвращение телах, о раскаянии и гневе, и об отвращении к самому себе, о страхе и паранойе, — рассказала порталу "ИсламОнлайн" Бенедикт, часто пишущая статьи о войне в Ираке. – Бывает так, что эти истории начинают проникать во внутренний мир человека, оказывающего психологическую помощь, наполняя его мысли и сны картинами смертей и увечий".

Эксперты считают, что трагедия на базе Форт Худ должна привлечь внимание к той тяжелейшей душевной, психологической нагрузке, которую испытывает американская армия.

"Любая армия, любой страны и в любую историческую эпоху расплачивается за военные действия, считает профессор Фигли, президент-основатель Международного общества изучения стресса от психологических травм. – Мы сейчас обнаруживаем, что психологическая нагрузка может превосходить все другие последствия войны".

Бенедикт, расспросив в процессе написания своей книги "Одинокий солдат: личная война женщин, служащих в Ираке"40 ветеранов иракской войны, услышала множество историй о том, что приходится пережить солдатам в зонах конфликтов.

"Армейские автоколонны давят колесами детей, женщины подрываются на минах, невинных людей, случайно оказавшихся рядом, расстреливают из автоматов, кассетные бомбы, взрывы смертников – такие картины преследуют человека годами, а может и до самой смерти".

Часто все это усиливается тем, что война, в которой эти люди участвовали, в общем-то не имеет ясного оправдания, и они не понимают, ради чего сражались.

"Они возвращаются домой в таком стыде и ужасе от самих себя, что даже порывают все контакты с теми, кто их любит, — говорит Бенедикт. – Некоторые набрасываются на своих бывших боевых товарищей или устраивают дома погром".

Проведенное недавно корпорацией RAND исследование показало, что более 300 000 человек, вернувшихся из Ирака и Афганистана, страдают от пост-травматического стресса или депрессии.

Другое исследование, проведенное "New York Times", обнаружило, что десятки ветеранов войн США, получивших психологические раны в боях на улицах Багдада и Кабула, у себя на родине были осуждены за "тяжкое убийство первой степени".

Эксперты предупреждают, что игнорирование, той психологической нагрузки, которую оказывают войны на армию США, может еще неоднократно привести в будущем к трагедиям, подобным разыгравшейся в Форт Худе.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. sergej14.11.2009 0:43

    Своих нормальных парней сделали убийцами и вернули к себе домой. Судьба ветеранов Въетнама — позор для Америки, я это слышал от самих американцев. Теперь все повторяется.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: