Информационное
агентство России
8°C
22 сентября, 09:26

Мерильщик антиэкстремизма

Abdulla
Мерильщик антиэкстремизма

Российский правозащитник Александр Верховский из информационно-аналитического центра «Сова» создал новые термины — «правомерный» и «неправомерный антиэкстремизм» — и предлагает руководствоваться таким подходом на практике правоохранительным структурам. «Правомерный антиэкстремизм» должен работать, и это обозначено на ресурсе «Совы», — против антисемитизма, отдельно против политического антисемитизма, скинхедов, радикальных националистов. Что такое применение «неправомерного антиэкстремизма» правоохранительными структурами, объясняется следующим образом: «Неблагозвучным термином «неправомерный антиэкстремизм» мы обозначаем действия государства и общественных групп, предпринимаемые в рамках противодействия агрессивному национализму или иным формам неприемлемого радикализма, но фактически направленные преимущественно на неправомерное ограничение гражданских свобод или даже прямо попирающие гражданские свободы».

Тут как раз государство дало «прекрасный повод» для теории Александра Верховского о «неправомерном антиэкстремизме». Обстоятельства таковы, что Верховный Суд РФ оставил без изменений решение Ростовского областного суда о признании религиозной организации "Свидетели Иеговы" и распространяемой ею литературы экстремистскими и их запрете. Отныне отделения религиозной организации «Свидетели Иеговы» запрещены в одной из частей России — городе Таганроге, Неклиновском и Матвеево-Курганском районах Ростовской области. В связи с этим ИАЦ «Сова» выступил с сообщением, что "неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в случае свидетелей Иеговы ставит под удар верующих вне зависимости от их религиозных предпочтений. Решение суда может стать прецедентным и иметь печальные последствия для последователей любых религий».

Вызывает смех, и не более того, такое утверждение Верховского. Прецедент создан давно и применяется широко в отношении практикующих, верующих мусульман, исламских организаций, литературы об исламе в России. Поэтому правозащитник, по меньшей мере, лукавит. Можно сказать, более того, он сам способствует легимитизации дискриминации мусульман, создания негативного образа ислама как религии.

Игровые автоматы метко называют однорукими бандитами. Потому что эти ящики, как правило, играют лишь в одни ворота. У нас правозащитниками стали ратующие за права православных Силантьев и Дворкин, они же стоят за репрессии против мусульман и "сектантов". Верховский тоже именует себя правозащитником. В чем у меня есть также большие сомнения. Будучи на одном из дебатов «Роль СМИ в межкультурном пространстве», организованном при участии комиссии Европейского Союза в Москве, мне пришлось услышать из пространной речи Верховского осуждение в адрес тех, кто негативно воспринял карикатуры на пророка Мухамада. По его мнению карикатуры на почитаемого мусульманами одного из величайших пророков Ислама – это проявление свободы выражения взглядов и мнений. А между прочим Верховский выступал в теме «Свобода прессы: между самоцензурой и богохульством». Разрешите спросить в таком случае, на каком основании ресурс «Совы» причислил россиян, призвавших запретить как экстремистскую религиозную литературу «Ветхий завет», к антисемитам? Вот уж поистине вспомнишь об одноруких игроках.

Далее «Интерфакс-религия» цитирует сообщение «Совы»: "В сущности, религиозная организация была запрещена не за экстремизм, реальных признаков которого, например, призывов к насилию или пропаганды неполноценности представителей других религий, в исследованной экспертами литературе не было обнаружено, а за то, что их религия отлична от других и что свидетели Иеговы постулируют свою исключительность и правоту. Ни пропаганда исключительности, ни подрыв уважения и негативные высказывания по отношению к другим религиям, ни даже пресловутый отказ от переливания крови — основания, найденные экспертами и использованные в качестве аргументов прокуратуры, — не имеют отношения к экстремизму и не могут служить причиной запрета организации", — считает Александр Верховский. Мне это очень напомнило, особенно слова «ни подрыв уважения, ни негативные высказывания по отношению к другим религиям не имеют отношения к экстремизму», откровения орденоносца РПЦ МП из газеты «Известия» Бориса Клина.

ИАЦ «Сова» — организация, вполне свободно получающая зарубежные гранты для своей деятельности, поэтому ей удается весьма свободно участвовать и в российских проектах по продвижению своих т.н. экспертных видений. И вот здесь будет уместным напомнить, что накануне декабря месяца с.г. в Екатеринбурге «состоялся круглый стол на тему «Противодействие экстремизму как проблема общества и государства», инициированный Экспертным советом при уполномоченном по правам человека в Российской Федерации и информационно-аналитическим центром «СОВА» в рамках общероссийского проекта, посвященного противодействию преступлениям на почве ненависти и иным проявлениям агрессивной ксенофобии, а также недопущению злоупотреблений при применении антиэкстремистского законодательства. Общероссийский проект нацелен на концентрацию усилий уполномоченных по правам человека – федерального и в регионах страны, представителей гражданских институтов в их совместных действиях по тематике проекта, на соотнесение российского и зарубежного опыта (и соответственно, на взаимодействие с международными организациями ОБСЕ, Совета Европы и др.), на серьезную общественную и экспертную дискуссию, на более эффективное использование усилий и ресурсов со стороны органов власти и общества в этой, безусловно, необходимой работе». Собственно организаторами и стали ИАЦ «Сова», аппарат уполномоченного по правам человека в Свердловской области и «Межнациональный информационный центр» (Екатеринбург). В работе круглого стола приняли участие кроме самих организаторов представители администрации Свердловской области, государственных служб, занятых организацией профилактики и противодействия экстремизму, областного ГУВД, общественных и национальных организаций области, профессорско-преподавательского состава вузов города, СМИ. Не сложно понять, что ИАЦ «Сова» был представлен как московская правозащитная организация, а господин Верховский как российский эксперт по правам человека.

В свете того, что массовым репрессиям в России подвергается многое из того, что связано с исламом и мусульманами: более чем сто наименований книг по исламской тематике внесены в список экстремистской литературы, происходит навязывание, в том числе через государственную политику, образа ислама и мусульман исключительно в качестве врагов — «ваххабит», «исламист», «нурсист», «хизбуттахрировец», «исламский экстремист», «исламский террорист» — мы связались с сотрудниками Института свободы совести (ИСС), известными правоведами С.Бурьяновым и С.Мозговым, чтобы они прокомментировали, насколько, по их мнению, правозащитные эксперты продвинулись в борьбе с т.н. экстремизмом.

Сергей Бурьянов: «Вызывает, по меньшей мере, недоумение использование правозащитниками, в особенности в последнее время, заведомо внеправовых понятий, таких как «экстремизм». Особую озабоченность вызывает организация так называемых экспертных мероприятий, основанных на некорректном понятийно-категориальном аппарате и неадекватной методологии. Юридическая техника не должна допускать использования в нормативно-правовых актах понятий, имеющих множественное и субъективное толкование, так как это влечёт за собой злоупотребления в сфере правоприменения и коррупцию. Это значит, что наличие и применение т.н. антиэкстремистского законодательства и соответствующих специализированных силовых структур изначально подразумевает массовые и системные нарушения прав человека. Некоторые правозащитники предпринимают попытки заставить государство применять антиконституционное законодательство в благих целях, а именно для борьбы с преступлениями по мотивам ненависти, ксенофобией (хотя для этих правонарушений есть статьи в Уголовном Кодексе РФ), но исключительно избирательно».

ИАЦ «Сова», его руководитель Александр Верховский додумались до таких определений, как «неправомерный антиэкстремизм» и «правомерный антиэкстремизм». Последний должен работать, и это совершенно четко обозначено на ресурсе «Совы», против антисемитизма, отдельно против политического антисемитизма, против антисемитизма в странах СНГ, скинхедов, т.н. националистов. Но «центрист» Верховский умалчивает, против кого еще работает этот им придуманный «правомерный антиэкстремизм». Догадаться, впрочем, думаю несложно. Он бы не протестовал, если бы «правомерный антиэкстремизм» и далее продолжал работать против мусульман в образах «исламистов, ваххабитов, салафитов, хизбуттахрировцев, исламских экстремистов, исламских террористов».

Юрист, автор нескольких книг и около ста научных работ в области прав свободы совести в России С.Бурьянов в связи с этим отмечает: «Возможно, они — такие правозащитники, и не понимают, что таким избирательным отношением дискредитируются принципы защиты прав человека и правозащитное движение. Тем более что правомерного «антиэкстремизма» быть не может точно так же, как и понятия «правомерный антиконституционализм».

Другой сопредседатель Института свободы совести, юрист С. А. Мозговой с самых первых моментов подготовки проекта Федерального Закона «О противодействии экстремисткой деятельности» предупреждал общество: "Антиэкстремистские" законодательство и списки литературы должны быть отменены, а соответствующие подразделения в силовых структурах – расформированы. Для нас изначально было ясно, для чего затевается борьба с пресловутым “экстремизмом” и мы об этом много раз говорили. Т.н. антиэкстремистская борьба нацелена на борьбу с инаковерием, инакомыслием и оппозицией. Однако некоторые правозащитники продолжают настаивать на избирательном использовании «антиэкстремистского» законодательства, подыгрывая властям в их забвении статей Уголовного Кодекса РФ».

Государственные служащие, журналисты и правозащитники должны нести ответственность за применение в своей деятельности внеправовых, и в особенности разжигающих рознь и нетерпимость определений: «религиозный экстремизм», «исламский экстремизм», «исламский терроризм» и т.п. Особая ответственность лежит на правозащитниках, как государственных, так и неправительственных общественных объединений».

Представители Института свободы совести заявляют о необходимости широкой дискуссии, а также выработки консолидированной позиции гражданских организаций с целью отмены внеправового репрессивного законодательства.

Халида Хамидуллина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: