Информационное
агентство России
2°C
18 ноября, 18:44

Запад проиграл в Центральной Азии

muh
Запад проиграл в Центральной Азии
Возможность привязать Центральную Азию к Западу посредством энергетической торговли на сегодняшний день иссякла

В прошлом месяце Запад официально проиграл новую "Великую игру". 20-летнее соревнование за природные ресурсы и влияние в Центральной Азии между США (при поддержке ЕС), Россией и Китаем теперь подошло к концу, причем игра окончилась в пользу последних двух. Поражение Запада стало уже очевидным в свете медленного прогресса трубовопровода Nabucco и стратегической переориентации центральноазиатских республик в направлении России и Китая. А два недавних события утвердили поражение.

14 декабря президент Китая Ху Цзиньтао и главы государств Туркменистана, Узбекистана и Казахстана открыли клапан нового газопровода, который будет транспортировать туркменский природный газ из ультрасовременной УПГ в Самандепе в провинцию Синьцзянь на западе Китая, в город Хоргос. Трубопровод, разработанный китайским государственным энергетическим гигантом CNPC, имеет пропускную способность 40 миллиардов куб. м и простирается почти на 1 250 миль через территории четырех государств.

3 декабря предприятие получило благословление со стороны российского премьер-министра Владимира Путина, который заявил, что Москву устраивает тот факт, что туркменский газ будет идти на Восток, в Китай. Слова Путина подчеркнули значимость китайско-российского энергетического сотрудничества, которое существенным образом продвинулось и теперь формирует новую политическую экономику энергетики в Центральной Азии и не только. В подписанном 13 октября соглашении два государства обязуются создать основу для долгосрочного партнерства на базе совместных исследований месторождений в России и третьих странах, а также дешевых займов китайских банков в российский энергетический сектор, хотя сложные вопросы тарификации и остаются пока нерешенными.

Вскоре после этого Россия достигла крупных успехов и сама по себе. 22 декабря на встрече в Ашхабаде, где также присутствовали высокопоставленные лица Газпрома и Туркменгаза, российский президент Дмитрий Медведев и президент Туркменистана Гурбангулы Бердыммухамедов положили конец газовому конфликту между двумя государствами. Конфликт разразился в апреле, когда туркменские власти обвинили Газпром в подрыве трубопровода, который транспортировал туркменский газ в Россию. Они заявляли, что это было сделано Россией для того, чтобы избежать покупки дорогого туркменского газа в период низкого спроса.

Кроме возобновления экспорта, предусмотренного на начало 2010 года, визит Медведева также привел к подписанию важных документов по стратегическому сотрудничеству в сфере энергетики и строительства, которые предусматривают углубление и расширение 25-летнего соглашения, подписанного двумя странами в 203 году. Дополнения к существующим контрактам были сделаны, и Газпром согласился приобретать туркменский газ по цене, примерно равной цене для европейского рынка, исключая, таким образом, стимул для каспийской республики обращать свой взгляд к Евросоюзу и международной энергетической промышленности.

Поскольку Туркменистан уже экспортирует более 70 миллиардов куб.м газа ежегодно и, вероятно, даже не обладает достаточными ресурсами для выполнения текущих обязательств, маловероятно, что страна будет стремиться к заключению новых сделок. Точно так же и Казахстан, другой крупный поставщик природных ресурсов в регионе, удовлетворен своими контрактами с Россией и Китаем. Президент Нурсултан Назарбаев недавно заявил, что он одобрит лишь иностранные инвестиции из стран и компаний, которые захотят сотрудничать в рамках его авторитарного плана по индустриализации.

Вряд ли такое развитие событий поставит под угрозу западную энергетическую безопасность. Европейские поставки газа даже не пострадают от каких-либо масштабных долгосрочных срывов, поскольку спрос будет удовлетворен за счет строящихся российских трубопроводов Nord Stream и South Stream, а также за счет проекта Nabucco с его ближневосточными поставками газа.

Однако, новый расклад повлечет за собой устойчивые последствия для региона, поскольку трубопроводы не просто транспортируют нефть и газ. Они также создают долгосрочную взаимозависимость между государствами, и в значительной степени обуславливают методы правления и стратегическое позиционирование в соответствующих странах. То есть, Россия и Китай будут поддерживать почти абсолютный баланс рычагов в Центральной Азии, что по сути представляет собой управляемое совместное господство, кондоминиум.

Причем в таком исходе виноват сам Запад. Невзирая на совместные с Россией и Китаем региональные интересы — начиная от разоружения и заканчивая истреблением терроризма и торговли наркотиками, — США и Евросоюз почти не изъявляли желания пойти на уступки, договориться с Москвой и Пекином по поводу центральноазиатских вопросов. В сфере энергетики цели западной политики нерешительно колебались между попытками полностью деполитизировать отрасль, с помощью таких законных инструментов как Энергетическая хартия, и предоставлением американским и европейским корпорациям дирижистской поддержки на основе неуместного допущения о том, что их технологическое превосходство обеспечит более привлекательные условия для центральноазиатских лидеров. С другой стороны, Россия и Китай разработали инновационные ответы посредством серии двусторонних сделок и с помощью институциональной структуры Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Кроме того, Запад недооценил гибкость российской системы рычагов и "мягкой силы" в регионе и драматически переоценил привлекательность своей "нормативной власти". Настаивая на вопросах типа демократия и права человека (что не только ни на что не повлияло, но и испугало местные властные элиты), Запад сам повысил привлекательность Пекина с его строгой приверженностью принципу невмешательства во внутренние дела другого государства.

Сегодня Центральная Азия стоит в самом низу повестки Барака Обамы. В первый год правления его администрации США не сделали ничего, лишь только подтвердили свою номинальную поддержку проекту Nabucco. Однако, будет очень неумно оставить богатый ресурсами регион на перекрестке Европы, Азии и Ближнего Востока, регион, соседствующий с такими горячими точками как Афганистан, Иран и Кавказ. Возможность привязать Центральную Азию к Западу посредством энергетической торговли на сегодняшний день иссякла, однако американским политикам стоит перестать игнорировать положение дел в регионе и пренебрегать им.

Андреа Бонцанни — аспирант Института международных отношений и развития в Женеве. Он работал консультантом в ООН и Всемирном банке, а сейчас является аналитиком по энергетической политике в Итальянском центре турецких исследований.
inosmi.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: