Информационное
агентство России
-4°C
23 ноября, 23:06

М.Хузин: В мусульманской умме России раскола нет

Rinat
М.Хузин: В мусульманской умме России раскола нет
Мухаммедгали Хузин

В России институт духовных управлений мусульман традиционно ассоциируется с местом отправления культа, огромными ящиками для «садаки», муллами, облаченными в чапаны, оборудованные вместительными внутренними карманами, строгими тарифами на ритуальные услуги. В последнее время к этому ассоциативному ряду прибавилось и такое явление, как долгострой при возведении мечетей. Муфтият из Перми бросил вызов существующему образу, выйдя в 2005 году из-под юрисдикции самой крупной и консервативной российской структуры – Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ). О том, как это произошло и сказалось на деятельности новой организации, с ИА IslamNews поделился ее руководитель – глава ДУМ Пермского края Мухаммедгали Хузин.

– Мухаммедгали-хазрат, как Вы занялись исламской деятельностью?

– Исламом, изучением арабского языка я занимался с детства. Моя бабушка – очень набожный человек – каждый вечер давала нам уроки исламского воспитания. В детстве, наблюдая за погребальными процессиями и глубокими стариками, читающими Коран, я всегда думал: когда они умрут, кто будет продолжателем их дела, кто будет просвещать и призывать людей? Впоследствии интерес к исламу привел меня в мусульманскую общину, где я начал совершать намаз. Тогда наши аксакалы были рады, что в общине появился первый молодой человек. Они попросили, чтобы я обучился в медресе и стал имамом в Татышлинском районе Башкортостана. Таким образом, с 1993 года я стал заниматься исламской просветительской деятельностью.

– Как Вы оказались в Перми?

– После окончания советской эпохи в стране стала быстро развиваться религиозная жизнь. Сначала районная администрация вернула мусульманам прежнее здание мечети, которое использовалось как школа ДОСААФ. Мы провели реставрацию и стали совершать первые пятничные намазы. Когда в районе стали строиться новые мечети, возник вопрос упорядочения религиозной жизни. Был создан первый мухтасибат, и районные имамы избрали меня своим первым мухтасибом. В 1997 году, когда муфтий соседней с нами Пермской области Халим-хазрат попросился на покой, областная делегация мусульман обратилась ко мне с просьбой переехать к ним и возглавить их мусульманскую общину. Я согласился.

– Вы долгое время проработали в структурах Центрального духовного управления мусульман под руководством Талгата Таджуддина. Почему Вы приняли решение выйти оттуда?

– У нас произошли разногласия не на идеологической почве. Та исламская работа, которую я проводил в рамках ЦДУМ, наталкивалась на непробиваемую стену непонимания, иногда граничащего с маразмом. Дабы не растерять имеющиеся у нас наработки, мы были вынуждены обособиться от нынешнего руководства управления, перейдя в автономный режим работы. При этом мы полностью сохранили и преемственность, и добрые отношения с абсолютным большинством действующих муфтиев этой структуры. Так, в уставе Пермского муфтията до сих пор значится статья о том, что мы следуем каноническому принципу и традициям Оренбургского магометанского духовного собрания, учрежденного Екатериной Второй. Его прообразом были ахунства четырех дорог, одна из них была Осинская дорога, то есть Пермский край: таким образом, ахунство стало прообразом современного духовного управления.

– Как отразился автономный режим на вашей деятельности?

– Пять лет, проведенные в этом режиме, показали огромную эффективность. Мы смогли упорядочить работу всех мусульманских организаций Пермского края, добиться практического единства региональной общины, построить значительное количество мечетей. На сегодняшний день в области более 90 действующих мусульманских храмов. В своей деятельности мы получаем помощь краевого правительства, органов местного самоуправления, бизнес-структур, но самое главное – нас поддерживает население края. Сегодня ДУМ Пермского края – узнаваемый по всему региону брэнд организации, ведущей разноплановую работу по духовному строительству, возрождению культуры, традиции, истории, языка, общинного образа жизни.

– Каковы основные виды деятельности муфтията?

– На сегодняшний день у нас работает научный отдел, отдел по делам молодежной политики, спорта и туризма, отдел социально-благотворительных программ, отдел экономики.

– Стараетесь не отставать от модного в последнее время среди ДУМов тренда проводить различные конференции по исламской экономике…

– Мы занимаемся исключительно прикладными вещами. Сегодня в рамках Пермского муфтията учреждено первое мусульманское потребительское общество, которое является инструментом практического претворения в жизнь принципов исламской экономики и исламского бизнеса в рамках действующего законодательства РФ. Сегодня мы выходим на уровень создания бизнес-инкубатора для предпринимателей, желающих заниматься бизнесом, не нарушая исламские нормы и традиции. В ближайшей перспективе – создание собственного венчурного фонда, цель – стимулировать предпринимательскую активность.

– Расскажите о молодежной политике вашего муфтията.

– Молодежи мы стараемся уделять особое внимание. У нас еженедельно проходит встреча активистов, осуществляется образовательная деятельность, распространение газет и журналов, проведение праздников и других массовых мероприятий.

Прошлой осенью в рамках ушедшего «года молодежи» мы создали мусульманское молодежное движение. Сегодня наша молодежь издает свою газету "Время молодых", разработан сайт мусульманской молодежи края со своей форумной площадкой, чатами, обменниками, рекламой и тому подобным. Молодежь активно занимается волонтерской деятельностью, например, в дни мавлид-байрама молодые люди осуществили постановку известной сказки "Шурале", премьера которой прошла в татарском детском саду «Чулпан». К 65-летию великой Победы молодежный отдел готовит праздничные мероприятия.

– Любая мечеть в идеале это не только обрядовое, но социальное учреждение, ориентированное на то, чтобы давать, а не брать. Вы согласны с таким утверждением?

– Абсолютно согласен. Мы всегда стремимся показать населению, что мечеть – это не потребительское общество, где мулла с протянутой рукой просит садака, а тот центр, который выполняет функцию социального служения.

Вообще, социальная работа у нас сконцентрирована на нескольких важных направлениях. Первое – обеспечение людей халяльным питанием и халяльной инфраструктурой. Потому что обеспеченность людей халяльной пищей особенно на удаленных территориях, либо в промышленных районах, где нет своего сельскохозяйственного производства (таких, как Кизловский угольный бассейн), является важным фактором обеспечения социальной стабильности.

Второе направление – это работа с детьми-сиротами. По просьбе губернатора О.А. Чиркунова мы несколько лет проводили большую работу по устройству детей татарской и башкирской национальностей из детдома в семьи. Сегодня эта проблема уже снята. У нас есть уникальные примеры, когда три семьи в Осинском районе усыновили по десять детей. Наши волонтеры постоянно занимаются сбором средств, одежды, игрушек и т.д. Все это в больших количествах собирается в духовном управлении, а потом отправляется в район для распределения в детских домах, приемных и многодетных семьях, в домах престарелых.

Еще одно направление – это осенняя кампания по сбору урожая. Есть такое понятие – гушр (десятина) от урожая, которая должна быть направлена в пользу неимущих. За десять лет мы приучили людей жертвовать десятую часть урожая в пользу нуждающихся. После сбора десятины мы сразу же на местах решаем, куда ее направить. Как правило, получателями помощи являются школы, детские сады, дома престарелых, дома-интернаты и т.д.

Под попечением Пермского муфтията находится краевой гематологический центр онкобольницы, где проходят лечение детишки, больные лейкозом и лейкемией. Также совместно с Русской православной церковью активно работаем в наркодиспансерах и пенитенциарных учреждениях системы ГУФСИН.

– А чем занимается отдел науки при духовном управлении?

– Основная задача отдела науки на первом этапе заключалась в сборе и сохранении максимального количества трудов классиков отечественного и зарубежного богословия. Мы объявляли по всему краю сбор таких изданий, которые мы восстанавливали, комплектовали, брошюровали, переплетали и систематизировали. Собрав огромную библиотеку старых печатных и рукописных изданий, мы приступили к комплектованию современной печатной литературы. При содействии Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования мы приобрели огромную богословскую библиотеку – более тысячи ста наименований богословских трудов на арабском, турецком, русском, татарском, башкирском, узбекском языках, в том числе уникальные богословские труды.

Отдел также занимается организацией различных образовательных мероприятий. В частности, проведением в райцентрах 2-3 дневных выездных тематических семинаров для имамов с привлечением специалистов в различных областях науки. Приглашаем профессиональных психологов для проведения тренингов с имамами в целях повышения их коммуникабельности, избегания конфликтных ситуаций, трений и т.д.

Кроме того, мы сотрудничаем с группой археологов под руководством профессора Белавина и доцента Крыласовой, которая более 30 лет занималась раскопками мусульманских территорий. По их данным около 300 лет верхнекамские мусульманские территории являлись отдельным государством под названием Биармия, которое печатало свои деньги, имело свой государственный язык и религию – ислам. Это тюркское государство поддерживало тесные отношения с Волжской Булгарией и впоследствии объединилось с ней. Проведенные в прошлом году археологические исследования дали вообще уникальный результат: на территории Рождественского городища был найден серебряный динар булгарского эмира. До этого удалось обнаружить только два таких динара. Этот динар – не денежная единица, а знак эмира своему вассалу. Поэтому эта уникальная находка свидетельствует о том, что более 1000 лет на территории Верхнекамья проживают мусульмане. Эти люди не пришлые, не убежавшие туда от Ивана Грозного, а жившие на этой земле испокон веков.

В этом году будет организована научная экспедиция в Рождественское городище с целью обнаружения культовых объектов, в которой мы тоже планируем принять участие.

При содействии муфтията издана монография аспирантки Альбины Михалевой «История ислама в Пермской губернии, области, крае», ставшая первым научным системным трудом.

– Сколько мусульман сегодня проживает на территории Пермского края?

– Считается, что на территории Пермского края проживает вместе с мигрантами от 500 до 600 тысяч мусульманского населения, при том, что общее население края составляет около 3 миллионов человек. На территории региона сегодня имеется около 50 общеобразовательных учреждений и около 90 дошкольных учреждений с татаро-башкирским компонентом, издаются газеты, выпускаются теле- и радиопередачи на татарском языке. У нас налажены тесные взаимоотношения с Татарстаном и Башкортостаном, которые на внеконкурсной основе принимают наших студентов в свои вузы для обучения различным специальностям. Таким образом, идет подготовка национальных кадров.

– Как происходит взаимодействие различных конфессий в вашем регионе?

– В 1998 году в Перми был создан первый в России межконфессиональный консультативный комитет, куда вошли шесть религиозных объединений – Пермская епархия РПЦ, наше духовное управление, старообрядческая епархия, католики, лютеране и иудеи. Взаимодействие в рамках этого органа продолжается по сегодняшний день. Совместными усилиями мы дважды переиздавали сборник «Традиционные религии Прикамья», в котором рассказывается про все шесть конфессий. Эта книга пользуется огромным спросом у исследователей, руководителей, студентов и т.д. Мы проводим много совместных конференций, встреч, праздников, мероприятий, посвященных семье, молодежи, борьбе с наркотиками и т.д.

Очень важно, когда в стране происходят значимые события или трагедии, мы стараемся реагировать консолидировано. Лидеры всех конфессий сообща выступают с осуждением терактов, дабы в дальнейшем не осталось поводов для интерпретаций и инсинуаций. Это играет колоссальную роль и во взаимоотношениях с государством, когда мы консолидировано обращаемся с просьбой, это лишает нечистоплотных чиновников возможности манипулировать, говоря, если мы сделаем одним, другие будут против, и наоборот…

– В последнее время активно обсуждается тема правового нигилизма некоторых организаций, позиционирующих себя как исламские, которые не только не желают предоставлять отчеты о своей деятельности, но и допускают серьезные организационные и финансовые нарушения, за которые получают предупреждения от Минюста. Как Вы относитесь к этой проблеме?

– В любой правовой системе существует два взаимосвязанных понятия: право и обязанность. Некоторые руководители религиозных и общественных организаций знают только о правах, а обязанности предпочитают не замечать. Они считают, что им в карман обязаны положить, за что они не должны нести никакой ответственности. При этом некоторые даже могут не проводить никакой деятельности, либо занимаются шитьем чапанов, покупкой автомобилей или проведением глупых конференций против терроризма, которые еще больше раздражают общественность и усугубляют ситуацию.

Мы из этой ситуации вышли, упорядочив свои общины. В местах компактного нахождения общин мы учредили мухтасибаты и централизованные бухгалтерии. Здесь находится банковский счет и происходит аккумулирование средств. Таким образом достигается прозрачность и контроль за денежными средствами, которые не уходят, не разбазариваются, а используются целевым образом. К тому же у нас есть понятие бюджетирования процесса. Существует консолидированный бюджет Пермского муфтията, куда складываются все возможные источники, есть также бюджеты мухтасибатов, бюджеты общин, которые соответствующим образом утверждаются и доводятся до муфтия. Мы обязательно изучаем всю документацию вплоть до бюджетов и отчетов каждого прихода по строкам расхода. И если видим в течение года какие-то отклонения в отчетности, зная, сколько поступает в приход, сколько расходуется и на какие статьи, мы сразу ставим соответствующие вопросы перед нарушителями. Система жесткой отчетности действует в отношении финансовых средств, получаемых по грантовой системе и от Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования, и от бизнеса. За последние три года мы приучили народ к тому, что надо отчитываться за полученные деньги.

– События в Нижегородской области, где мечеть чуть было не ушла с молотка, подняли проблему бесхозных мечетей, которые некоторые недобросовестные духовные управления отказываются ставить на свой баланс, так как не хотят их содержать. Есть ли такая проблему у вас, и как вы решаете вопрос обеспечения мечетей?

– Выход в автономный режим в 2005 году и дистанцирование от ЦДУМ поставили перед нами задачу упорядочивания регистрации и имущественного комплекса общин. В уставах у нас все культовые объекты обозначаются как вакуфная собственность, то есть неотчуждаемое имущество общины. Мы добились того, чтобы, в первую очередь, все уставы были приведены в соответствие с новым законодательством, которое поменялось с созданием Пермского края. После этого оговорили имущественные вопросы – кому принадлежат и каким образом распределяются средства, земельные участки и культовые объекты. Сегодня у нас каждое здание состоит на балансе местной мусульманской общины, которая несет за него ответственность, регистрирует и содержит. Мы пока не видели проблем с содержанием, все осуществляется за счет пожертвований. Некоторые жалуются на отсутствие средств на оплату коммунальных услуг. Если в мечети не ведется работа, нет прихожан, естественно, там невозможно, да и не нужно платить за коммунальные услуги – такие объекты должны автоматически закрываться. Но если мечеть каждый день полна людьми, там постоянно происходят массовые мероприятия, то она не может не быть, как некоторые говорят, нерентабельной.

– Недавно Вы заявили, что сегодня не слышен голос автономных организаций. В чем, на Ваш взгляд, заключается решение этой проблемы?

– В последнее десятилетие мы были свидетелями дробления российской уммы, создавалась иллюзия раскола мусульманской общины страны. Впоследствии выяснилось, что на самом деле раскола нет, потому, встречаясь, мусульмане приветствуют друг друга словами "ассаламу алейкум" и со спокойной душой отвечают на это приветствие. Поэтому многие трезвомыслящие мусульманские деятели, которые способны критически относиться к существующему положению дел, осознали, что этот раскол искусственен, и стали дистанцироваться от т.н. «тараканьих бегов», которые устроили наши "великие" мусульманские деятели. Этот опыт показал, что сегодня в России фактически сформирована четвертая мусульманская сила – автономные духовные управления мусульман, которым надоели эти склоки и перекидывание друг на друга ответственности, оскорбления, навешивания ярлыков и т.п. Таких крупных центров сегодня уже десятки по стране, еще больше местных мусульманских общин, которые не хотят участвовать в этих склоках и раздорах.

Беседовал Анвар Шарипов

Справка IN: Мухаммедгали Хузин, муфтий Пермского края. Родился 17 декабря 1969 года в деревне Ново-Артаулово Татышлинского района Башкирской АССР. Срочную действительную военную службу проходил в городе Казани, где имел возможность свободно ходить в мечеть Марджани. Слушал проповеди самого уважаемого в России шейха Ахмадзаки Сафиуллы. По окончании военной службы работал в Татышлинской районной газете Башкортостана в качестве специального корреспондента отдела сельского хозяйства, далее специального корреспондента отдела писем, одновременно получая образование в медресе при ЦДУМ и Башкирском государственном университете по специальности «Татарский язык и литература». В 1990 г. был инициатором издания и редактором районной молодежной газеты «Яшьлек».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. analitik14.04.2010 20:57

    полезный опыт, дай бог чтобы сказанное соответствовало действительности

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: