Информационное
агентство России
10°C
22 сентября, 02:04

Кремль: Проблемы Северного Кавказа коррупцией, клановостью и безработицей не ограничиваются

В контексте прошедшего в Кремле заседания Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека

Abdulla
Кремль: Проблемы Северного Кавказа коррупцией, клановостью и безработицей не ограничиваются

"Не… нужно молчать о проблемах, о них нужно говорить вслух, прямо, говорить так, как вы говорили сегодня, очень жесткие слова звучали. Я рад, что вы их произнесли именно в этом зале, прямо в Кремле" (Д.А. Медведев).

Введение

Как известно, 19 мая 2010 г. под председательством российского президента Д.Медведева прошло заседание данного Совета, посвященное ситуации на Северном Кавказе. В этой связи целесообразно признать сразу и однозначно: многое из прозвучавшего было озвучено так громогласно впервые. Вообще, обычно совещания по северо-кавказской тематике проводятся при участии представителей высших эшелонов власти России, прежде всего, первых лиц силовых структур. Неся в большей степени отпечаток критики региональных властей, "не справившихся", "упустивших", "допустивших", "не противоборствующих" и т.д. и т.п. Причем если на форумы такого рода приглашается электорат с мест, чаще всего он бывает представлен главами субъектов федерации.

Формат же заседания Совета по содействию в корне отличался от всех предыдущих встреч по тематике Северного Кавказа. Но важнейший нюанс собрания состоит не только в видоизменении кадрового "менеджмента", а в сути подхода к проблеме. Возможно, сей вектор встречи оказался неожиданным даже для журналистов, по горячим следам отражающих прозвучавшее из уст собравшихся как-то отрывочно. Но даже беглый анализ хода совещание вполне очевидно демонстрирует «добро» высшего руководства России именно на такой подход. Не спонтанно ведь Д.Медведев обратил внимание присутствующих на достаточно долгую подготовку заседания.

Как бы то ни было, рассматриваемыми оказались далеко не только "ожидаемые" вопросы.

Всегда ли правоохранительные органы — право охраняющие?

Уже в первом выступлении после вступительного слова Д.Медведева была использована фраза "произвол со стороны силовиков по отношению к мирному населению", прозвучавшая со стороны главы движения «Гражданское достоинство» Эллы Памфиловой. Причем она конкретизировала сказанное, сообщив о похищении людей, применении незаконных методов задержания и допросов, вымогательстве и взятках за освобождение задержанных и выдачу погибших. Запрет на выдачу родственникам тел ликвидированных боевиков Э.Памфилова определила как бизнес, так как "сотрудники правоохранительных органов и силовых структур торгуют – начиная от тел убитых террористов вплоть до фотографий трупов в морге и фотографий места их захоронения".

Параллельно она сказала о фальсификации уголовных дел, с заведомой (!) легализацией ложной информации, получающей "официальный статус". Данная ситуация приводит к тому, что остающиеся на свободе бандиты продолжают совершать преступления.

При этом Э.Памфилова отметила наличие значительной финансовой связки между бандами и местными влиятельными силами, включая "коррумпированных чиновников". Мало этого, посредством неафишируемых договоренностей с бандитами заинтересованные лица используют преступный мир "в межклановых конфликтах". Но не только. Преступники осваивают "функции заказных киллеров по устранению различных фигурантов" (экономические конкуренты и т.д.).

Тема "правоохранительного" беспредела поднималась и другими участниками совещания. Нет смысла перечислять все нюансы (они разнятся лишь в конкретике), к тому же читатель может ознакомиться со стенограммой заседания на официальном сайте российского президента. Обратим лишь внимание на фиксацию множества "бессудных казней", продолжающейся практики преследования родственников отсутствующих в регионе "предполагаемых" (!) боевиков. Близкие этих людей изгоняются из домов, которые сжигаются. Другую часть принуждают вслух проклинать "предполагаемых". Отмечалось наличие достоверной информации по поводу выдачи тел "похищенных представителями силовых структур" людей "за трупы боевиков, якобы уничтоженных в процессе спецоперации".

Вместе с тем, подчеркивался факт того, что родственники исчезнувших людей боятся обращаться в правоохранительные органы. С одной стороны, возбужденные по факту похищения уголовные дела приостанавливаются. С другой, — под "колпаком" оказываются недовольные, что выгодно для людей в погонах, так как посредством имитации спецопераций (с последующим получением весомого материального поощрения), актуальность обезвреживания реальных преступников "самоликвидируется", открывая "простор для фальсификации борьбы с незаконными вооруженными формированиями".

Член Общественной комиссии при Президенте Республики Ингушетия по защите прав человека Тамирлан Акиев сообщил о причастности к вышеизложенным акциям сотрудников силовых структур, прикомандированных в регион из других уголков России. На замечание Д.Медведева о конкретике, Т.Акиев заявил, что речь идет, "прежде всего, о сотрудниках ФСБ, которым принадлежит приоритет проведения спецопераций на территории не только Ингушетии, но и других республик". Он также включил в это число представителей другой федеральной структуры – оперативно-розыскного бюро ГУ МВД России (ОРБ-2).

Д.Медведев выразил в этой связи надежду на получение подробнейшей информации по вышеперечисленным вопросам.

И вновь об «исламском факторе»

Отрадной чертой совещания в Кремле явилось отражение конфессиональной канвы в выступлениях. Довольно значимые выводы на этот счет предоставили глава «Гражданского содействия» Светлана Ганнушкина и член Общественной палаты РФ Максим Шевченко. С.Ганнушкина, в частности, подчеркнула опасность уничтожения (!) людей, "от которых только пахнет ваххабизмом". При этом она показала прекрасное владение предметом разговора. Не ограничившись оглашением столь модного до сего дня термина, известная правозащитница представила ваххабитов лицами, исповедующими "неподходящую идеологию, неподходящую форму ислама". Не употребляя напрямую понятие «салафиты», она подчеркнула, что тем самым "часть ислама превращается в протестную идеологию и радикализируется с помощью, в том числе, представителей власти".

В свою очередь, заявив о "неуправляемой хаотической исламизации" общества в Дагестане, М.Шевченко посчитал отрицательной тенденцию "делать ставку на какую-то одну группу, как бы она ни презентовала себя перед федеральной властью". В унисон ему главный редактор дагестанской газеты «Свободная республика» Заурбек Газиев затронул контекст выхода протестной энергии граждан "через религиозное русло", особо подчеркнув уход "не в традиционное для Дагестана тарикатистское течение, а именно в салафизм", и добавив, что с учетом признания "самым главным нарушителем гражданских прав" милиции, за десятилетие противостояния органов и салафистской общины получено "закаленное в боях" экстремистское подполье. Естественно, "сваливать" все отрицательные тенденции на салафитов является неисторичным, но даже три вышеприведенные цитаты свидетельствуют об очень сложной внутри-мусульманской ситуации на Северном Кавказе. С этой точки зрения, характеристика обще-исламской обстановки в регионе не в общепринятом ключе важна. Здесь, к слову, можно вспомнить оценку С.Ганнушкиной еще в советское время ситуации в Азербайджане.

Несколько лет назад она вспоминала, что с началом проявления у нее в 1989 г. интереса к проблеме беженцев, первым обсуждался армяно-азербайджанский конфликт: «Впервые тогда появились слова «исламский фундаментализм». Посчитав сие "совершенно недопустимым" в стране, где треть населения исторически исповедует ислам, С.Ганнушкина приняла решение поехать на Абшерон, несмотря на ощущение ею в тот период "восторга" от предполагаемого перехода Нагорного Карабаха "под юрисдикцию Армении". Так вот, в Баку, где "на улицах стояли танки… и ни одного человека", она "впервые увидела беженцев. Это были люди, изгнанные из Армении, которые перешли этот перевал и остановились там, где их перестали гнать". Ей удалось собрать более 30 интервью, и подготовить сборник, который мог бы поспособствовать "разрешению конфликта". Но это оказалось никому не нужным(1). "Невозможно понять что-то только с одной стороны, — писала тогда С.Ганнушкина, — нужно послушать и другую". Как усматривается, этой же гражданской позиции она придерживается и сегодня, а посему рассматривает ситуацию вокруг ислама в регионе под особым углом зрения.

В то же время, в выступлениях в Кремле, пусть и неочевидно, но позиция участников несколько разнилась в определении характера "движения" на Северном Кавказе.

О терминах, или кто найдет выход из тупика?

Так, Д.Медведев, в преломление к Северному Кавказу, подчеркнул неприемлемость понятия «партизанская война», так как "участвуют в ней боевики или террористы". Либо они "террористы и боевики, либо партизаны", — сказал он, резюмировав, что "это не партизанская война". Естественно, в рамках данной статьи абсолютно не преследуется цель разобраться в "движущих силах" северо-кавказских событий. Насколько усматривается, и участники совещания не считали это главенствующим. Но ряд участников попытались определить корни терроризма.

Тот же З.Газиев признал актуальным определение "метафизики" этого явления, истоков ухода в террористы, зафиксировав выгодность для некоторых кругов существования данной ситуации. Обрисовав "силовую борьбу" с терроризмом в качестве сопротивления следствию, основной задачей ближайшего времени председатель "Российского конгресса народов Кавказа» Асламбек Паскачев назвал устранение причин, порождающих происходящее, среди которых поместил "насилие над мирными людьми". Что совпадает с мнением Э.Памфиловой, со слов которой рассмотренный ракурс позволяет бандитам "рекрутировать в свои ряды молодежь". С другой стороны, тот же М.Шевченко зафиксировал "достаточно серьезный конфликт" федеральной власти "с местными элитами". Что можно рассматривать как некую информацию к размышлению, в плане выявления искусственного порождения терроризма.

Д.Медведев, в свою очередь, "фактом прямого пособничества сепаратистам и убийцам" назвал коррупцию, принявшую "абсолютно угрожающий характер". Коррупция действительно разъедает регион. Однако, насколько усматривается "между строк" из прозвучавшего в выступлениях участников совещания, "правила игры" далеко не всегда определяют местные силы.

Некоторое время назад автор отмечал, что для Кавказа всегда характерны особые взаимоотношения на социальной лестнице, когда, вне зависимости от названия регионального округа, определенной для его главы должности, лишь слово или жест непосредственного начальника имеют основополагающее значение для низшего, среднего или даже приближенного к верху звена, поскольку составляющий одно из этих звеньев человек знает, что именно от шефа зависят его перспективы. В преломлении к древнеримским традициям данную систему подчиненности можно охарактеризовать как взаимоотношения консула и клиента, потому что здесь уверенно срабатывает фактор преданности, доверия и финансовых нюансов, с массой сопутствующих мелочей (мелочей ли?), формирующих особый микроклимат взаимодействия(2).

Но, повторимся, в этом раскладе присутствует не только региональный контекст.

Заключение

Наверное, делать глобальные выводы по итогам заседания Совета преждевременно. Должно пройти некоторое время, чтобы и в центре, и на местах осознали реальные изменения в направлении Северного Кавказа. Точно так же должно быть восстановлено определенное доверие противостоящих (в той или иной форме) сил друг другу. Но, в любом случае, налицо — важнейший аспект. Если раньше поднятые на кремлевском совещании проблемы озвучивались на Западе (не будем говорить о целях этого), то сегодня они впервые оказались произнесенными в России. Причем непосредственно лицами, напрямую занимающимися этими вопросами. А это свидетельствует (в том числе) о четком осознании высшим российским руководством того факта, что одной из ключевых основ национальной безопасности страны является обеспечение стабильности на Северном Кавказе. Стабильности не искусственной, а реальной. Возможно, именно в этом контексте глава России особо отметил, что "правозащитное движение на Кавказе живо" и не является подпольным, зафиксировав при этом сложности, "с которыми вы сталкиваетесь". Другое дело, насколько вышеизложенная тенденция будет воспринята всеми кругами центра?

Как бы то ни было, согласимся, что в векторе изложенного поле для раздумий значительно расширилось.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: