Информационное
агентство России
-1°C
21 ноября, 07:43

На место казахского аула в Сибири съедутся потомки «откочевников»

muh
На место казахского аула в Сибири съедутся потомки «откочевников»
Председатель колхоза ДвКА Мурзагали Акишев на фронте

Представители казахских общественных объединений Тюменской области приняли решение об установке памятной стелы на месте бывшего казахского колхоза в Нижнетавдинском районе.

Торжественное мероприятие запланировано на 22 июня – День памяти и скорби по жертвам Великой Отечественной войны, поскольку именно нападение Гитлера помешало дальнейшему расцвету колхоза имени Дальневосточной Красной Армии (ДвКА), который на 100 процентов был населен казахами.

Подсказка
Подсказка
Жители аула ДвКА

Колхоз ДвКА, имевший и другое название – деревня Садок, находился в 70 километрах на северо-запад от Тюмени. Появление его на карте региона связано с коллективизацией, репрессиями и голодомором в Казахстане на рубеже 20-30 годов, которые вызвали «великое переселение», откочевку казахов за пределы республики. Страшный голод в степи разразился в результате перевода кочевников в черту оседлости. Эксперимент первого секретаря Казкрайкома Филиппа Голощекина (Шаи Ицкевича) унес, по расчётам демографа М.Б.Татимова, жизни полутора миллионов казахов — треть этноса. 600 тысяч человек откочевали за пределы Казахстана.

Одним из «откочевников» стал Ерден Нурпеисов, бывший алаш-ордынец и мулла. Он не стал останавливаться в южных районах Сибири, граничащих с Казахстаном, где проживало немало соплеменников. Дабы затеряться от бдительного ока ОГПУ, в 1931 году мулла Ерден ушел дальше за Тюмень, в Нижнетавдинский район, где прежде редко видели всадников-степняков в лисьих малахаях, и проживал там, как гласят справки из семейного архива его потомков, «с положением «Кочевой», «вольно проживающий», занимаясь «кочевой жизнью».

В середине 30-х годов таких «откочевников», как Ерден Нурпеисов, в тюменском крае оказались тысячи. Они не торопились вступать в колхозы, старались сохранить традиционный уклад жизни, кочуя на арбах по тюменским лесам. Однако независимая кочевая модель хозяйствования не вписывалась в формы организации труда в СССР, и вскоре партийные органы попробовали создать колхозы, состоящие исключительно из кочевников-переселенцев. Друг за дружкой в южных районах стали возникать казахские колхозы — «Кызыл-ту» и «Бирлик» в Казанском районе, «Кызыл-ту» в Заводоуковском районе, «Ак куль» в Голышмановском районе и т.д.

По воспоминаниям тюменских аксакалов, именно мулла Ерден Нурпеисов стал инициатором создания колхоза ДвКА в Нижнетавдинском районе, он встречался с районным начальством и вел переговоры об открытии сельхозартели.

Первый архивный документ, касающийся колхоза ДвКА, датирован третьим сентября 1938 года. В этот день в райцентре, селе Нижняя Тавда, прошло партийное заседание, собравшее актив райисполкома и председателей колхозов. Рассматривались самые разные вопросы организации колхозной жизни. Девятнадцатым по счету в повестке дня собрания значился пункт: «Заявление об организации Казахского колхоза».

Собрание вынесло постановление:
1.Организовать казахский колхоз на территории Н-Тавдинского района в пределах Сосновского сельсовета, на участке государственных земельных угодий.
2.Поручить Зав. Райзо т. Бараблину выехать на место для организационного оформления казахского колхоза.
3. Просить Президиум Облисполкома разрешить дополнительную нарезку земельного участка из фонда госимущества, граничащего с конезаводом № 96, для передачи в вечное пользование вновь организующегося казахского колхоза». (1)

Новый колхоз назвали в честь Дальневосточной Красной Армии, которая на восточных рубежах СССР противостояла японским самураям.

Весть об организации казахского колхоза по «сарафанному радио» узын-кулак (длинное ухо) быстро распространялась от района к району. Прибавлялось число желающих вступить в сельхозартель. Каждая семья, вступая в колхоз, отдавала в общее пользования часть скота. Новый аул находился в восьми километрах от центральной усадьбы — деревни Еремино, на большой поляне, окруженной березовым лесом. На поляне уместилось четыре улицы – около тридцати домов. Построили школу, правление колхоза, ферму. Как рассказывают старики, казахский колхоз жил своей автономной жизнью, не похожей на жизнь в других соседних деревнях. Старики, не таясь, читали намаз, что не могли себе позволить в те годы даже в Казахстане, где аксакалы совершали пятикратную молитву, плотно занавесив окна. Все взрослое население соблюдало пост в месяц Рамадан.

В ауле было двое мулл – Ерден-мулла и Ибрай-мулла. Несмотря на запрет в СССР многоженства, один из жителей ДвКА имел двух жен. Почти все переселенцы были из «байских» семей, поскольку позволить себе бежать от голода в Сибирь могли лишь те, кто имел средства на дорогу. У некоторых отцы и деды являлись волостными при царском режиме.

Каждая семья имела личное подсобное хозяйство. Согласно архивной таблице, некоторые семьи держали по 3-4 коровы. Помимо крупного рогатого скота почти во всех семьях имелись лошади, овцы. Через год сельхозартель приступила к севу.

Всего шесть лет суждено было просуществовать казахскому колхозу в Нижнетавдинском районе. Почти все мужчины ушли на фронт с началом войны, и многие не вернулись. В феврале сорок четвертого героически погиб и председатель колхоза Мурзагали Акишев, ушедший на фронт добровольцем в первые дни войны. В семейном архиве его потомков хранится рекомендация однополчанина по фамилии Вяткин, написанная перед вступлением председателя (кстати, сына волостного) в партию. Документ наглядно показывает, как воевал председатель колхоза ДвКА:
«Знаю товарища Акишева Мурзагали по совместным боям с немецкими захватчиками с мая 1942. В 1321 стрелковом полку знают его как преданного, храброго кандидата в члены ВКП (б), знающего свое дело командира орудия. Товарищ Акишев в последнем бою огнем своего орудия уничтожил три фашистских танка, разбил два блиндажа и уничтожил свыше десятка гитлеровцев. Благодаря его храбрости атака немцев была отбита, а товарищ Акишев представлен к правительственной награде. Рекомендую товарища Акишева из кандидатов — в члены ВКП (б), считаю, что в последующих боях с фашистами оправдает высокое звание члена партии».

После войны женщинам и детям оказалось не под силу тянуть колхозное хозяйство. Летом 1945 года райисполком принял решение о ликвидации сельхозартели. Сегодня потомки выходцев из ДвКА составляют костяк казахского населения города Тюмени.

Все три казахских общественных объединения региона – областное общество “Достык” (Дружба), Национальную культурную автономию казахов Тюменской области и культурный центр “Арман” – возглавляют потомки основателей ДвКА – Есимхан Жантасов, Есенгалий Ибраев и Айтжан Копубаева. Ежегодно общими усилиями эти организации проводят Курултаи казахов Тюменской области, совместно отмечают Наурыз и другие национальные мероприятия. Вместе эти организации и соберут народ в День памяти и скорби в Нижнетавдинском районе, там, где 70 лет назад кипела жизнь, звучала домбра и лился кумыс. Потомки “откочевников” проведут коллективный намаз, уберут территорию кладбища ДвКА, где покоятся многие из основателей самого северного казахского колхоза. На церемонии открытия памятной стелы общественности будет представлена книга “Откочевники”, которая в настоящее время готовится к печати в одной из типографии Тюмени.

1.ГАТО Ф.302. Оп. 1. Д.182. Л. 118 об. 119.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. forrum200825.05.2010 15:25

    По "милости" этого ортодокса Голощекина погибли миллионы моих соплеменников. Моим предкам удалось выжить таким же образом как и этим переселенцам совершив переход в Тюменскую область. Правда мои предки вернулись обратно на Родину.

  2. Айнур21.10.2010 1:06

    Моя мама жила в этом селе. Ей было 13 лет когда началась война.Прочитали книгу "Откочевники" вместе: было много эмоции, слез от воспоминании прожитых ею тяжелых дней того времени.Маме — 82, но она сама читает и анализирует прочитанное, узнала почти всех героев летописи по именам и на фото.Ее до глубины души возмутило одно обстоятельство, что Ахметова Базарбая (ее отчима), по сочиненным стихам одной женщины , в книге представили с отрицательной стороны.
    Считаю, автору летописи К.Кабдулвахитову, следовало узнать если еще живые свидетели данных событии и выслушать все воспоминания.
    Я писала отзыв в редакцию в Тюмени, где печаталась книга, но к сожалению, ответа не получила.
    Тобулова Айнур [email protected]

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: