Информационное
агентство России
14°C
22 сентября, 16:41

Только ли черно-голубое золото Афганистана и Пакистана манит внешние силы?

art_dev
Только ли черно-голубое золото Афганистана и Пакистана манит внешние силы?
Геологи, и по совместительству представители Пентагона, оценивают найденные залежи в Афганистане чуть ли не в 1 трлн долларов

Какого цвета полезные ископаемые?
Обычно, когда речь заходит о заинтересованности ведущих мировых сил в преломлении к Афганистану и Пакистану, на первое место ставится геополитическая канва. Актуальность вызывается как географическим месторасположением региона, так и экономическим фактором. В частности, обращается внимание на восемь месторождений газа на севере страны и пять месторождений нефти на северном склоне Гиндукуша. В 2009 г. министр шахт и горной промышленности Афганистана Мохаммад Ибрагим Адель заявил о наличии в этих областях 600-700 млрд куб м природного газа и 25 млн тонн нефти. Однако, по мировым меркам эти запасы далеко не объемные. Правда, рядом параллельно фигурирует ракурс нефте- и трубопроводов, уже давно лоббируемых Россией и США (через пакистанскую территорию к Индии и до Китая).

Другой важнейшей значимостью региона для мирового сообщества, так сказать, является наркоторговля. Эта тема стала настолько популярной в последние несколько месяцев, что затмила аспект черно-голубого золота страны. Так вот, тонкость вышеизложенного в том, что все последние годы за горизонтом внимания мира оставался контекст региональных полезных ископаемых иного рода. Вернее, он прекрасно фигурировал в оперативных справках, обыгрывался в аналитических выкладках для руководства заинтересованных стран. Но вот мировыми СМИ эта тематика выдавалась порционно, если вообще предоставлялась.

Однако сегодня, как представляется, лед в данном направлении тронулся. И один из практически неафишируемых пунктов интереса мировых монстров в афгано-пакистанском векторе начал легализовываться. Еще в первой трети с.г. афганские ценные камни впервые выставлялись на экспозиции в США (штат Аризона). Целью было объявлено развитие экспортного потенциала драгоценных камней Афганистана. А несколько дней назад ряд СМИ, со ссылкой на «New York Times» (оперирующую, в свою очередь, данными источников в американской администрации), сообщили об обнаружении в Афганистане огромных залежей золота и вполне вероятно, что золотодобыча пойдет в гору, как и добыча железа, меди, кобальта, вплоть до критических промышленных металлов — в частности, лития. Приблизительная сумма «найденного», причем по совместительству геологами и представителями Пентагона(!), оценивается чуть ли не в цифру 1 трлн долларов. В свете чего возникает вопрос — действительно ли богатейшие ископаемые обнаружены только сейчас, вдруг? И не являлось ли обеспечение доступа к ним одной из важнейших целей внешних вооруженных операций в той зоне?

А все-таки он светится
Еще в период нахождения в Афганистане «ограниченного контингента» советских войск «медное» поле страны привлекало Кремль. Так, прорабатывался вопрос об освоении находившегося в 30 км от Кабула богатейшего медного месторождения Айнак (самое большое в Евразии; утверждалось о запасах чуть ли не в 20 млн тонн меди). Руду планировалось использовать в качестве сырья для медеплавильного комбината в Узбекистане.

Вместе с тем, недалеко от Кабула разведано рудное месторождение Хаджигек, считающееся крупнейшим в южноазиатском регионе (балансовые запасы — 428 млн т). К востоку от столицы были обнаружены месторождения пегматитовых руд, являющихся богатыми источниками рубинов, бериллов и чрезвычайно редких драгоценных камней кунцитов и гидденитов. Со слов много лет проработавшего в Афганистане профессора Московского геологоразведочного университета Георгия Пилипенко, данные пегматитовые поля – богатейший источник лития, бериллия, тантала, ниобия. Без этих металлов не может развиваться современная технология – от самолетостроения до ядерной энергетики. Один кг бериллия стоит на рынке 150 долл., а афганские запасы, по утверждению ученого, превышают 73500 тонн (данные на 2003 г. — прим. авт.). Вместе с тем, в непосредственной близости от Хаджигека имеются запасы флюсовых известняков и огнеупорных доломитов. В унисон чему высвечиваются высококачественный мрамор, гранит, базальт, слюда, аметист, яшма и т.д.

В целом, в течение многих столетий Афганистан славится месторождениями драгоценных и полудрагоценных камней (рубин, аквамарин и изумруд).

Скажем, провинция Бадахшан известна лазуритами, считающимися эталонными. По данным на март 2007 г., только за предшествующие шесть месяцев здесь было добыто более 540 т минерала). Провинция, наряду с Газни, также знаменита россыпными месторождениями золота. В свою очередь, в долине Панджшер — ущелье одноименной горной реки на северо-востоке Афганистана (тянется от границы с Пакистаном), населенном таджиками-панджшери, — находится одно из крупнейших изумрудных «полей». Богатство было открыто в 1970-е годы, а его изумрудное «семейство» совершенно не уступает по качеству знаменитым колумбийским копям.

Эта местность — родина и основное место дислокации Ахмад Шаха Масуда, крупнейшего полевого командира периода войны афганцев с СССР. Согласно ряду источников, в свое время А.Масуд, параллельно получению военной помощи из-за рубежа, соорганизовал структуру для разработки стратегии торговых операций с изумрудами. Наряду с использованием японской бурильной техники, в целях организации работ по добыче драгоценных камней были привлечены специалисты из Франции и Германии. Дела шли по нарастающей, и доход от реализации природных залежей позволял А.Масуду создать экономическое процветание для курируемого им региона, параллельно обеспечивая материальную поддержку верных ему войск. Естественно, осознание внешними силами доходности этой статьи вынуждало его заниматься охраной рудников, обеспечивавшейся не чем иным, как средствами ПВО, включая «Стингеры» ЗГУ. К слову, в немалой степени на копях использовался труд советских военнопленных (как и плененных военнослужащих правительственных войск). В любом случае, полевой командир прекрасно превратил свою армию в одну из влиятельнейших сил в стране.

Затем, «изумрудный доход» позволил обеспечить четкое функционирование жизнедеятельности антиталибского Северного альянса, лидером которого являлся все тот же А.Масуд. Как тогда отмечалось, сия структура развивалась вследствие реализации панджерских «камешков», а талибы — за счет торговли наркотиками. Согласно Би-Би-Си, в показаниях перед проводившей расследование обстоятельств трагедии 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке специальной комиссией, тогдашний глава ЦРУ Джордж Тенет заявил, что у ЦРУ и афганского сопротивления был общий противник — Советский Союз. Раскрыв, что если одни «бывшие моджахеды потом вступили в ряды террористов против Запада», другие, типа А.Масуда, «продолжали сотрудничать с США и помогли американцам бороться с талибами», укрепившимися в Афганистане после ухода оттуда американцев.

Что интересно, крупнейшим покупателем драгкамней стала польская компания «Интеркоммерс». Одна из тонкостей состояла в поставке афганских изумрудов на мировой рынок под маркой колумбийских. Дело в том, что именно в этой южно-американской стране добываются, как принято считать, самые высококачественные камни. Однако, пакистанское многоцветие практически идентично колумбийскому, и для избежания конкуренции польской стороне в Боготе предложили выдавать азиатские камни за американские. Наверное, отказаться от условий было непросто.

Пакистанское сияние
Что касается Пакистана, возраст некоторых образцов изумрудов этой страны достигает 9 миллионов лет. По сравнению с Афганистаном, в «изумрудном плане» Пакистан имеет значительно больший «вес». Известный швейцарский минералог Дитмар Шварц разработал способ определения родины происхождения драгоценных камней, добытых в глубокой древности, посредством изучения в них изотопного состава кислорода, т.к. сей фактор является уникальным для каждого месторождения. Данный нюанс позволил определить, что в изготовленные в Древнем Риме серьги вставлены пакистанские изумруды. Уровень природного богатства таков, что понятие «пакистанский изумруд» является синонимом гроссуляра (минерал, кальциево-алюминиевый гранат; блеск стеклянный). До начала военных действий, в начале 2001 г. в Пакистане фиксировалась добыча рубинов, изумрудов и сапфиров в довольно крупных количествах. Также были обнаружены другие камни, включая аквамарины, высококачественные турмалины и апатиты. Кристаллы качественнейшей кобальтовосиней природной шпинели достигали в поперечнике 5 см (специалисты прекрасно поймут, о чем идет речь).

Большинство изумрудных приисков и предприятий по обработке драгминералов находятся на территории Северо-Западной пограничной провинции. Концентрация же запасов в районе Мингора, что располагается все в той же долине Сват, позволяет под несколько иным углом зрения оценивать западную вооруженную активность в направлении региона.

В последние годы некоторые лица высказывали беспокойство планами «Талибана» установить контроль над месторождениями, обращая внимание на предложение талибов местным жителям начать работать на захваченных ими приисках за солидное вознаграждение.

Таким образом, однозначно просматривается, что ракурс драгметаллов составляет немаловажную деталь в фокусировании интересов ведущих планетарных сил вокруг Кабула и Исламабада. Другое дело, насколько безболезненно сможет завершиться геоконкуренция в этом направлении?

Чего ожидать?
Еще в 2007 г. был объявлен конкурс на разработку Айнакского медного месторождения. Пальма первенства досталась корпорации «Металлургическая группа Китая», оставившей позади известные западные компании и российский «Базовый Элемент» Олега Дерипаски. В данном контексте говорится о перспективах добычи за четверть века свыше 10 млн т меди. Вложений ожидают залежи в Хаджигаке. А среди пробившихся в число главных соискателей победы в тендере — опять китайские концерны (к слову, и индийские). Рядом с Хаджигаком — месторождение угля. И т.д. и т.п.

Наверняка, ни Пекин, ни Вашингтон, ни Европа (вкупе с Евразией) не захотят оставаться без лакомых перспективных проектов. Так что не следует предполагать бескровный характер и битвы за пакистано-афганскую кладовую. Особенно в условиях весьма теплых взаимоотношений Китая с обоими режимами. Элементарно, в марте с.г. между Китаем и Афганистаном были подписаны три соглашения о выделении Поднебесной Кабулу грантов на общую сумму в 160 млн юаней. Не стоит забывать и об особом отношении Пекина к пакистанскому порту Гвадар, входящему в провинцию Белуджистан. А ведь последняя, согласно пока еще не сданной в архив карте «Большого Ближнего Востока», предусматривается как самостоятельная территориальная единица.

Следовательно, как усматривается, просвета в прекращении в регионе терактов, вооруженных нападений, массовых внешних операций не предвидится. Поэтому вряд ли стоит ожидать, что богатый полезными ископаемыми регион обеспечит богатство местных жителей.

Если провести аналогию с Ираком, то после практической оккупации достижение стабильности, как прогнозировалось, могло быть обеспечено четко контролируемой раздачей правительством нефтяных контрактов. Но разве спокойствие там так однозначно? Да и в целом, возможен ли справедливый дележ чужого в принципе? Как в сердцах возмущался кот Базилио: «Алиса, слушай, не путай меня. Смотри, вцеплюсь в рожу»…

Теймур Атаев, политолог
Азербайджан

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: