Информационное
агентство России
10°C
25 сентября, 23:34

Адалет Джабиев: Не нужно всю страну превращать в один большой «Русский стандарт»

Rinat
Адалет Джабиев: Не нужно всю страну превращать в один большой «Русский стандарт»
Д-р Адалет Джабиев

Россия находится в ситуации, когда решается вопрос о суверенности, безопасности и спасении ее экономики, — считает д-р Адалет Джабиев, исполнительный директор исламской инвестиционно-финансовой компании «Аш-Шамс Капитал». Мировой финансовый кризис и проводимые над российской экономикой многочисленные эксперименты поставили экономику, финансовую систему страны на грань выживания. Выход из замкнутого круга эксперт видит в оздоровлении экономики путем последовательного применения в управлении экономикой страны принципов исламской экономической модели, естественным образом продемонстрировавшей свои преимущества, концептуальную оправданность и эффективность в условиях мирового финансового кризиса. Неоспоримым доказательством актуальности исламской экономической модели является применение ее инструментария некоторыми странами ЕС.

Представляем вашему вниманию полный текст доклада, с которым д-р Адалет Джабиев выступил 29 июня на Саммите исламского бизнеса и финансов в Казани.

Мы находимся в разгаре т.н. кризиса мировой финансовой системы. Он продолжается и, на мой взгляд, еще больше углубляется. И вопрос о том, когда наступит его вторая фаза, преждевременен, поскольку не завершилась первая. В этой связи вспоминается известная русская пословица, «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Поэтому мы должны найти способ защитить нашу экономику, не изолируя, обеспечить ее суверенность.

Вернемся на 20 лет назад и представим, что сегодня 1991 год — время, когда современные элиты из стран постсоветского пространства стоят перед выбором модели развития. Если бы тогда рядом с ними находились люди, которые убедили бы их не брать за основу развития либеральные методы управления экономикой, отсоветовали их следовать рецептам МВФ по реструктуризации экономики, то сегодня мы, наверняка, были бы свидетелями совершенно другой экономической картины в странах СНГ.

Вместе с тем ситуация от страны к стране меняется. Наряду с общими чертами, между странами существуют различия, обусловленные особенностями структуры экономики, экспорта, численности населения, географического положения, наличия ресурсов. Поэтому страны постсоветского пространства удалились от плановой экономики на разные дистанции. Где-то возник фондовый рынок, ставший впоследствии инструментом для спекулянтов. Более того, он стал тянуть за собой всю экономику, ставя ее на грань коллапса. Где-то приватизация произошла по одной модели, где-то по другой с нарушением самых базовых принципов справедливости. Где-то возникла устойчивая банковская система, но она оказалась в руках недобросовестных игроков.

Но 20 лет для экономики — очень небольшой срок. У молодых экономик стран СНГ есть общая проблема, которая заключается в отсутствии иммунитета. Вместо того, чтобы поддерживать и усиливать этот иммунитет, он целенаправленно подавлялся и уничтожался различными «лекарствами». В итоге, в каждой из этих стран с определенной периодичностью возникали проблемы. В одной стране корпорации занимали слишком много денег, в другой — банковская система оказывалась слишком закредитованной. Где-то бюджетный дефицит достигал огромных размеров, и, соответственно, возникал рынок таких инструментов как ГКО. В результате ни одна из стран СНГ не смогла начать свое развитие с «чистого листа».

Еще раз подчеркиваю, если бы в то время экономический менеджмент знал о существовании иного порядка управления экономикой, то финансовая система и реальный сектор экономики не существовали бы параллельно друг другу. Стоит отметить, оба сектора экономики в разных странах СНГ коррелируют между собой в разной степени.

Где-то эта корреляция сильная. А где-то этой корреляции не было годами. Например, в России, во время всего периода, когда МВФ управляла российской экономикой, этой взаимосвязи практически не было. Зато был узкий финансовый сегмент с «хорошими показателями», и реальный сектор экономики, где все деградировало.

Сегодня страны СНГ апробируют различные формы управления экономикой. Что касается финансовой системы в мировом масштабе, то за последние 20 лет она еще больше оторвалась от реальной экономики, заражая собой финансовые системы стран СНГ. В этой связи мы должны понять, что исламская экономическая модель сейчас востребована как никогда.

Сконцентрируемся на России. Посмотрим на то, что было со страной полтора года назад, что происходит сейчас, а также на то, каким будет иммунитет у российской экономики в случае, если будут востребованы исламские финансовые инструменты.

Как известно, экономическая безопасность – это основа безопасности страны, ее суверенности и независимости. Когда наступил кризис и закрылись внешние рынки, вскрылась проблема — огромная задолженность российских корпораций. Как только спекулянты ушли с нашего фондового рынка, он резко просел. Все вложения простых людей в этот фондовый рынок обесценилась. Финансовая система страны встала на грань коллапса.

Рефинансирование долгов корпораций и отдельных отраслей происходило не всегда прозрачным и справедливым путем. В итоге мы пришли к тому, что министр финансов выступил с заявлением о том, что к концу следующего года все резервы страны будут исчерпаны.

Помимо этого мы говорим всем: инвестируйте в Россию, Татарстан или любой другой регион. Оставим в стороне декларации, утверждения, что законы позволяют представителям исламских инвестиционных сообществ инвестировать в Россию….

Имея такую валюту как рубль, которая является функцией от чужой валюты, не имеет собственного веса и привязана к одному — двум экспортным товарам, как мы можем обеспечить свою экономическую безопасность? Как мы можем с такой валютой убедить инвестора в том, что он, инвестируя в страну твердую валюту, покупая те или иные активы, через некоторое время сможет репатриировать капитал?

Сегодня мы управляем курсом рубля за счет макроэкономических инструментов в отрыве от процессов, происходящих в реальной экономике. Как известно, это происходит исключительно с помощью технических инструментов, которыми владеет центральный банк. За этим курсообразованием нет реальной экономики. Именно поэтому мы не можем гарантировать устойчивую и предсказуемую экономическую систему не только своим гражданам, но и не можем обещать инвесторам, что вместо инвестированных $100 из страны им не придется вывозить 30 долларов.

Вчера д-р Махатхир Мохамад рассказал про кризис в Малайзии 1997 года (в то время я находился в Юго-Восточной Азии и хорошо помню эту ситуацию). Тогда он закрыл все рынки, зафиксировал валюту, таким образом лишив спекулянтов возможности атаковать национальную валюту. Это крайняя мера. Конечно, желательно избегать возникновения предпосылок, когда портфельные инвесторы решат за ночь выйти из рубля и курс российской валюты придется фиксировать.

Когда мы говорим об экономической исламской модели, то вспоминаем об изменении законодательства, о финансовых рынках т.д. И это замечательно. Мы, мусульмане, являемся носителями этих знаний, и мы несем ответственность за нашу страну, за ее сегодняшний день, за ее будущее. Поэтому мы должны инициировать такие дискуссии.

За последние двадцать лет над российской экономикой уже по-разному вдоволь экспериментировали, поворачивали ее как моторную лодку, то направо, то налево. Следуя советам других, финансовый менеджмент решал свои точечные задачи, ведя клановые и межклановые войны. Все это не обеспечивает будущность России. Ведь целостность России – это, прежде всего, экономическая целостность российских территорий. Если нет территорий связанных воедино, управляемых правильно и справедливо, то нет и страны.

Мусульманская община – это соединительная ткань всей России. Мы, мусульмане, понимаем, что дальше так жить нельзя. «Хорошо, что вы предлагаете? Вы предлагаете исламизацию всей экономики России? Вам банковская система нужна, чтобы мусульмане могли пользовать ритэйл-продуктами?» — спрашивают нас. Хорошо, давайте уберем слово Ислам. Такая банковская (беспроцентная) система нужна для того, чтобы малый и средний бизнес не умирал и не зависел от благосклонности чиновника, возглавляющего фонд поддержки малого и среднего бизнеса.
Малый и средний бизнес не находит в нынешней банковской системе партнера. А тем временем МСБ надо лелеять, взращивать, к нему нужно относиться как к партнеру. Так, к нему может относиться только банк, который функционирует согласно исламским финансовым принципам.

А кто может обеспечить в наилучшей форме микрофинансирование, которое является великолепным инструментом борьбы с бедностью? Напомню, в нашей стране за чертой бедности живет не менее 30% населения. Это приблизительно 40 млн. человек, а если взять имеющиеся пропорции, то 6 млн. из них это мусульмане.

Они также поднимают голос, вопрошая, сколько еще они должны прозябать в нищете из-за того, что в России созданы две экономики: одна в районе Садового кольца, где все процветает, а другая за его пределами, где все деградирует. 

Экономическая исламская модель не является благородным призывом со словами «ребята, давайте жить правильно». Предлагаемая модель — это технократический подход к управлению целостной экономической и финансовой системой. В ней есть налоговое, банковское, пенсионное регулирование, регулирование финансовых рынков, трудовых отношений, распределения благ, прав собственности.

Кстати о последнем. Сегодня мы приглашаем иностранцев инвестировать. Но я убежден, что сегодня мы найдем массу расхождений между российской трактовкой права собственности и исламской. В то же время исламская трактовка не является каким-то эксклюзивом. Поскольку каждая из аврамических традиций призывает уважительно относиться к чужой собственности.

Всевышний создал природу сбалансированной, и когда мы ведем себя неправильно по отношению к ней, она бьет нас по голове. В этом случае мы говорим, что экосистема природы нарушена. То же мы можем сказать об экономике. На протяжении двадцати лет мы каждый день нарушаем экосистему российской экономики. Мы ведем себя вопреки божественным установкам.

Еще раз подчеркиваю, что исламская модель — это не призыв о соблюдении неких приличий. Это конкретные меры. Возьмем, к примеру, фондовый рынок. Мы хвастаемся тем, что мы внедрили много производных инструментов. А зачем? У одного крупного американского банка оказалось деривативов на $83 трлн. Капитализация самого банка составляет около 2 млрд. долларов! Где $83 трлн. и где еще несколько миллиардов? Это угроза не для какой-то эфемерной зарубежной финансовой экономики. Это угроза для российской финансовой системы.

Вспомните, когда возникла проблема сабпрайма. Оказалось, что наше доблестное Министерство финансов, в том числе и Центральный Банк, успело инвестировать в субпрайм значительное количество денег. И сегодня мы не знаем, где размещены наши деньги. Потому что нет прозрачности, которая должна была быть при вложении российских резервов. В исламской экономической модели прозрачность является основополагающим принципом.

Объем деривативов на внебиржевом рынке и вовсе не поддается никакому подсчету. Речь идет о сотнях и сотнях триллионах долларов. По сути, это пороховая бочка, на которой сидит вся мировая финансовая система.

В условиях экономической нестабильности Германия успешно применяет отдельные элементы исламской модели ради оздоровления своей экономики. Да, там эту модель исламской не называют, но и не нужно. Любой экономист понимает совокупность применяемых мер и инструментариев, и не важно, если его не интересуют «корни», теологические или конфессиональные обоснования.

Думаю, что важным критерием является отношение к дефициту бюджета. Устранить дефицит можно двумя путями – или уменьшаете потребление или берете в долг. Согласно аврамическим традициям, ресурсы бесконечны, а потребление конечно. Это вовсе не значит, что человек должен становится аскетом. Речь идет об умеренности. Нельзя позволить, чтобы российскую экономику превратили в экономику долга.

Российская экономика сможет обеспечить будущее российскому народу, если она, шаг за шагом, станет экономикой участия, и не будет стимулировать потребление, ради спасения отдельных производителей. Взаимосвязь между экономическим ростом и вторым чайником, купленным в кредит, очень сомнительна. Нужен ли нам экономический рост, обеспеченный покупкой в долг второго и третьего телевизора?! Финансово-экономические ведомства скажут: как плохо, что потребление сократилось. Да слава Богу, что оно сокращено! Зачем всю страну, всю финансовую систему превращать в один «Русский стандарт»? (аплодисменты).

Завершая свой доклад, хочу обратить внимание российских финансовых ведомств на то, что модель исламской экономики — это не попытка навязывания мусульманами своего видения. Предлагаемая модель это потребность времени. Если не нравится слово Ислам, давайте назовем эту модель этической, беспроцентной, моделью управления экономикой через партнерство. В конечном итоге, нам нужен результат.

Сегодня мы стоим на грани: быть или не быть стране. Финансовые ведомства, ради собственного политического благополучия, не должны вводить людей в заблуждение, должны как можно скорее отказаться от либеральных методов управления экономикой, не оправдавших себя. Иллюзия стабильности не должна обманывать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. казах03.07.2010 11:29

    Нам необходимо торопиться в развитии. То что мы сейчас прочитали в этой статье уже давно раскручивается ведущими экономистами в Европе. Будущее принадлежит Исламу.
    http://www.way-to-allah.com/ru/islam/Ausserungen_Muhammed_ru.html

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: