Информационное
агентство России
0°C
12 декабря, 18:41

Мир вспоминает папу Иоанна Павла II

Abdulla
Мир вспоминает папу Иоанна Павла II
264-й папа Римский Иоанн Павел II

«Коммунисты не давали нам объединяться, всегда делали все,
чтобы нас разъединить. Но Ян Павел II нас объединил в
молитве. Миллионы поляков пробудились… Без этого нам бы не
удалось создать «Солидарность»» (Лех Валенса — экс
президент Польши, легендарный лидер профсоюза «Солидарность).

На пути к канонизации. Краткие вехи

В конце прошлой недели глава службы печати Ватикана отец Федерико Ломбарди сообщил о принятии понтификом Бенедиктом XVI решения о беатификации (причислении к лику блаженных) в мае этого года папы Римского с 1978 по 2005 гг. Иоанна Павла II. Вслед за успешным завершением процесса беатификации наступит черед канонизации (законодательный акт высшей церковной власти о посмертном причислении к лику святых христианского подвижника, прославившегося своими подвигами).

Безусловно, 264-й папа Иоанн Павел II (Кароль Юзеф Войтыла), ставший первым Римским папой неитальянского происхождения на «Святом престоле», избранным за последние 455 лет, выдающаяся личность. Он ни разу не использовал понятие «я», заменив его на местоимение «мы», отказался от церемонии коронации, проведя вместо нее обычную интронизацию. Папа не носил папскую тиару, стремясь обозначать роль, предписанную в титуле главы католиков мира — Servus Servorum Dei (раб рабов Божьих).

Не могут не вызывать уважения также его шаги в международном направлении. Несмотря на отсутствие дипломатических отношений между СССР и Ватиканом, уже в 1979 г. он принял министра иностранных дел СССР Андрея Громыко по его просьбе. Спустя год, английская королева Елизавета II (она же глава Англиканской церкви) первой из британских монархов посетила Ватикан с государственным визитом. В 1982 г. папа провел встречу с Ясиром Арафатом, а на следующий год стал первым понтификом, посетившим лютеранскую церковь (в Риме).

В 1985 г. в своем выступлении перед пятидесятитысячной мусульманской аудиторией в Марокко он призвал к установлению «мира и единства между людьми и народами, составляющими на Земле единое сообщество». Через год, впервые с апостольских времен, глава католиков посетил синагогу (в Риме) и, приветствуя иудеев, назвал их «старшими братьями». В 1995 г. Павел II попросил прощения за зло, причиненное католиками в прошлом представителям других конфессий.

В 1999 г. в Риме состоялась первая встреча понтифика с президентом Ирана Мохаммадом Хатами, что способствовало прорыву Тегераном международной изоляции. В год «миллениума» папа совершил обряд покаяния «за грехи сынов церкви». Тогда же он молился у «Стены плача» в Иерусалиме. В 2001 г. Иоанн Павел II совершил молитву о мире в Дамаске и вошел в мечеть Омейядов. В 2002 г. — осуществил пастырский визит в Азербайджан.

Вместе с тем, Иоанн Павел II — автор свыше 120 философских и богословских работ, пяти книг и 14 энциклик. Под энцикликой понимается основной папский документ (второй по важности после апостольской конституции) по тем или иным вопросам, адресованный верующим, епископам или архиепископам отдельной страны. Нередко именно тексты энциклик позволяют последующим поколениям оценивать взгляды пап.

В свете предстоящей беатификации Иоанна Павла II представляется целесообразным вспомнить некоторые его мысли, приобретающие особую актуальность в сегодняшние дни. В данном контексте автор принял решение обратиться, в основном, к его знаменитой энциклике Centesimus annus («Сотый год»).

Мир, свобода, истина

Признавая необходимость человеческого труда для добычи хлеба насущного, папа выступил в защиту смысла труда, подчеркнув, что в сегодняшних условиях «неравенство и несправедливость» не рассматриваются только «с точки зрения того или другого класса», т.к. справедливость видится «в общемировом масштабе». Частная, общественная и коллективная собственность «должны служить труду» для осуществления первого закона миропорядка: права «всех и каждого» пользоваться земными благами.

Причину этого Иоанн Павел II объяснял тем, что первоисточником всякого блага является «самое действие Бога», сотворившего землю и человека, которому Он дал ее во владение для труда и пользования плодами. Но Господь предоставил землю «всему роду человеческому», так что недопустимо изгнание кого бы то ни было или предпочтение одних другим. Здесь кроется общее предназначение благ, производимых плодоносной землей, способной «удовлетворить нужды человеческие».

По этим причинам, государство не может ограничиваться покровительством «одной части граждан» («богатым и процветающим»), пренебрегая большинством, иначе «нарушается справедливость», т.к. приобретаемые человеком («своим трудом») права предстают в форме, не соотносимой » с одним видом деятельности» индивидуума, происходя из «соприродного ему достоинства личности». Последнее осознаваемо лишь при ответе на зов Всевышнего: именно здесь — «вершина человеческой ответственности», т.к., при отрицании Бога индивидуум «лишается опоры, и социальный порядок можно менять», не считаясь с достоинством личности.

Однако, вместо уважения чужих прав «сущностью свободы» в ряде случаев становится «любовь к себе до пренебрежения Богом и ближним», что приводит к «необузданному утверждению собственных интересов», вне желания их ограничения «какой бы то ни было справедливостью». Но та же рыночная экономика невозможна «в социальном, правовом и политическом вакууме», т.к. «отсутствие стабильности, коррупция чиновников», иные способы обогащения от незаконной деятельности» не способствуют «развитию общества и экономическому порядку».

С другой стороны, игнорирование созданной для свободы человеческой природы «не только дурно с нравственной точки зрения, но и практически невозможно»: в случае попыток общества сузить (если не уничтожить) области «законного проявления свободы», социальная жизнь начнет «распадаться», постепенно подходя к окончательному упадку. Ведь при насильственном подавлении интересов личности общество получает обременительную систему «бюрократического контроля», иссушающую «источники инициативы и творческой деятельности».

В то же время, папа говорил об уверенности некоторых людей в плане раскрытия секрета «совершенного социального устройства, при котором зло невозможно». Данная когорта лиц наделяет себя полномочиями «использовать любые средства», вплоть до насилия и лжи, в целях воплощения в жизнь своих мыслей. Тем самым, «политика становится светской религией, возомнившей» о построении земного рая. Однако, политическому обществу с его законами никогда не стать Царством Божьим: «пытаясь вершить суд до времени», человек становится «на место Бога и испытывает Его терпение». В реальности — нужно возвысить достоинство и увеличить творческие силы каждой личности для ее соответствия «своему призванию, а значит — и призыву Божьему», путь к чему видится в отказе от принципа навязывания человеку «представления о жизни» силой, а не приобретенным «своим свободным выбором». Лишь при полном признании «права человеческой совести», связанной богооткровенной истиной, возможен «подлинно свободный политический строй».

Вместе с тем, вкупе со сломом преград и монополий, оставляющих массы стран «за краем развития», необходимо предоставление «всем людям и народам» возможности участия в международной жизни. Исходный посыл данного призыва в том, что в основу всего сущего Павел II ставил лучшее творение Создателя — человека, наиболее полное и глубокое понимание которого может происходить «в контексте культуры, через язык, историю и отношение к основным жизненным событиям — к рождению, любви, работе, смерти». В сердце каждой культуры отношение индивидуума к Богу, кроме того, «разные культуры — это разные способы ответить на вопрос о смысле человеческой жизни». Без данных нюансов — нравственность народа растлевается.

В свете вышеизложенного, «в высшей степени» актуализируется культурно-просветительская работа, воспитывающая у потребителей умение «ответственно использовать право выбора». В противном случае, порнография, наркотики и другие виды потребительства, «играющие на человеческой слабости», заполнят духовную пустоту. Поэтому целесообразно создание такого стиля жизни, при котором потребитель, выбирая то или иное, стремится к истине, добру, красоте и общению с другими людьми: Бог «дал человеку человека», поэтому индивидуум «должен щадить и чтить естественную и нравственную структуру, дарованную ему».

В этом контексте основной структурой «человеческой экологии» видится семья, формирующая в человеке представления об истине и добре, помогающая познать то, как любить и быть любимым, т.е. осознать, «что такое быть личностью». Поэтому необходимо вновь «увидеть в семье святилище жизни», ибо в ней «Божий дар жизни можно хорошо принять и сохранить от множества опасностей», т.к. тут сосредотачивается «культура жизни, противостоящая культуре смерти». Однако, вместо охранения этого дара, люди идут на ее подавление или уничтожение, прибегая к абортам. В целом, будучи последовательным противником абортов и средств контрацепции, Иоанн Павел II приложил все силы для недопущения принятия ООН резолюции по поддержке планирования семьи. Наряду с этим он выступал за недопустимость однополых браков и эвтаназии, являлся противником рукоположения женщин в священники.

Развивающийся «беспредел» вседозволенности папа объяснял тем, что, вследствие возведения в сердцевину общественной жизни в качестве единственной ценности производства и потребления товаров, социо-культурная система «забыла о нравственности и о религии». Хотя первое условие свободы — послушание истине о Боге и о человеке. Только таким путем возможно упорядочение своих желаний и их удовлетворение «сообразно верной шкале ценностей». Но этому нередко мешают посредством СМИ, «искусно и упорно» навязывающих «моды и мнения», не позволяя «критически оценить» их базис.

Вслед за чем Павел II констатировал победу подлинной демократии лишь в правовом государстве, формирующем правильное представление о человеке, в частности, посредством создания условий для развития индивидуумов благодаря образованию и доведения до них истинных идеалов. Однако, как свидетельствует исторический опыт, при отсутствии «окончательной истины», должной руководить политической деятельностью, очень легко «манипулировать идеями и убеждениями в интересах власти». Но в этом случае демократия, оказываясь «без прочных ценностей», скатывается к «открытому или слегка прикрытому тоталитаризму».

Безусловно, даже беглый экскурс в отдельные деяния и мысли Иоанна Павла II позволяет ощутить его человечность, уловив один из ценнейших факторов его жизни — думы обо всем человечестве. Подтверждением чего видится его призыв использовать доказавшие «свою полезность» инструменты «социального устройства» в целях достижения «общего блага всей человеческой семьи».

Теймур Атаев, политолог

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: