Информационное
агентство России
2°C
15 декабря, 15:24

Первую каменную мечеть в Сибири строили потомки Пророка

А сломали ее комсомольцы, разобрав здание по кирпичику

Abdulla
Первую каменную мечеть в Сибири строили потомки Пророка
Каменная мечеть в Таре

Губернатор и татары
Каменную мечеть в сибирском городе Тара заложили задолго до появления в 1788 году указа царицы Екатерины об учреждении Оренбургского магометанского духовного собрания. В плане города Тары за 1775 год, «высочайше» утвержденном императрицей Екатериной, уже имеется отметка о строящейся каменной мечети. Связано это с тем, что в Сибири еще до пугачевского восстания был особый порядок взаимоотношений с мусульманами, разрешение на строительство мечети выдавалось губернатором Тобольского наместничества.

Известный миссионер Евфимий Малов в связи с этим приводит любопытные сведения: «В 1775 г. св. синод доводил до сведения сената, что в Сибирской губернии города Тары татары и бухарцы не только сами в веру христианскую не приходят, но еще стараются новокрещен из татар и идолопоклонников по Барабинской степи обращать и обрезывать в свое магометанское нечестие. Вероятно, допущенная во многих местах постройка мечетей подала повод соблазнителям разглашать, будто бы на строение мечетей «казенным коштом» по Барабинской степи и указ от сената получен. Таковое разглашение, а наипаче размножение между христианами магометанскаго нечестия без рассмотрения оставлено быть не должно (1)».

После выдачи губернатором Денисом Чичериным разрешения на строительство мечети в Таре, среди соседей, барабинских татар, распространились слухи о появлении аналогичного разрешения (разглашение указа) и на строительство каменных мечетей в степях Барабы. Узнав об этом, тарский протопоп пожаловался в Тобольскую митрополию. Из Тобольска последовало донесение в синод, оттуда соответсвующая бумага поступила в сенат, который в свою очередь потребовал объяснений от губернатора Чичерина (потомка итальянца Чичерини).

«Сибирский губернатор сенату доносит, что такого разглашения никогда не было, а мечети строить дозволено по именному ея императорскаго величества указу, данному в 1769 г. августа 20, за собственноручным ея императорскаго величества подписанием, которым в строении вновь мечетей для иноверных дозволение на его губернатора благоусмотрение возложено, с тем, что он один и отчет в том ея императорскому величеству давать будет», — пишет Е.Малов.

В 1784 году ахуном Тары стал бухарец Абдурашид – родной прадед Абдурашида Ибрагимова, известного мусульманского политика, одного из организаторов первого съезда мусульман России в 1905 году.

Потомки Пророка и ханов
При ахуне Абдурашиде и его соратнике – предводителе рода аялинцев Саид-Бабе — проходили основные работы по строительству первой в Сибири каменной мечети. Строительство финансировали местные купцы Айтикины (Айтыкины) — потомки Дина Али Ходжи, родословная которого восходит к известному среднеазиатскому суфию Саиду Ате. Саиду Ате предписывают обращение в ислам правителя Золотой орды Узбек-хана.

Дин Али Ходжа из Ургенча, потомок пророка Мухамамда (мир ему), был в числе трех шейхов, направленных в Сибирь по просьбе хана Кучума его родственником-шейбанидом, правителем Бухары Абдуллой-ханом. Согласно сибирскому источнику «Шеджире рисаля» (2), Айтикины восходят по отцовской линии к Дину Али Ходже, а по материнской – к чингизидам. Одной из жен Кучума была дочь казахского хана Шигая по имени Лайлу-бек, которая родила Кучуму двух детей – султана Арслана (впоследствии возглавившего Касимовское ханство) и ханшу Лейлу. Кучум в период своего могущества выдал дочь Лейлу за Дина Али Ходжу. По данным краеведов, в Таре осел и открыл свое дело его правнук по имени Нияз, сыновья которого – Абдул-Фаттах, Рахматулла и Насретдин – значительно продвинули семейный бизнес, имели галатерейные, мануфактурные, гастрономические магазины, торговали на ярмарках сибирских, уральских, поволжских городов, их купеческие караваны курсировали между Средней Азией, Китаем, Сибирью.

Братья имели кожевенный и стекольный заводы, параходы, шили обмундирование для личного состава Сибирского казачьего войска. Они же содержали медресе в Таре и строили мечети в ряде населенных пунктов, в том числе в казахстанском Павлодаре.

До строительства города Омск т.н. московский тракт, соединявший восток империи с западом, проходил через Тару, что способствовало быстрому развитию города. С открытием новой дороги через Омск Тара утратила статус административного, торгово-экономического и культурного центра. Многие преуспевающие в прошлом торговые бухарцы обеднели, в том числе Гомер Ибрагимов, в семье которого 23 апреля 1857 года родился Абдурашид Ибрагимов, будущий казый Оренбургского магометанского собрания, «японский муфтий». Айтикины же к тому времени имели собственность, предприятия и магазины не только в Таре, поэтому они оказались готовы к изменениям.

Политик и мулла
После ухода из жизни ахуна Габдерашида новым главой тарских мусульман стал его сын Ибрагим — дед Абдурашида Ибрагимова. Каменная мечеть в Таре, в ее нижнем посаде, на улице Немчиновской (современная улица К.Либкнехта) строилась не одно десятилетие. По одним данным, мечеть в подгорной части, татаро-бухарской слободе, открылась в 1793 году, по другим – в 1802-м.

Подсказка
Подсказка
Фотография Тарской мечети из Сборника материалов научной конференции «Сулемановские чтения», Тюмень, 2010 г.

«Двухэтажная мечеть представляла собой белое каменное здание зального типа с минаретом, окруженным балконом и полусферическим куполом. Данный тип мусульманского храма близок к казанским постройкам первого двадцатилетия ХIХ в., решенным по традиционной для местного культового зодчества схеме «минарет на крыше». Одно- или двухэтажные здания имели прямоугольный план и перекрывались двускатной или вальмовой крышей. С южного торца примыкал объем михраба. Минарет располагался в геометрическом центре здания или чуть ближе к северному торцу. Особенность тарской мечети в том, что минарет смещен к югу от центра, над двускатной крышей, его завершение не шпилевидное, а полусферическое, и михраб довольно большой» (3).

В одном из своих воспоминаний Абдурашид Ибрагимов пишет, что в 1823 году его дед Ибрагим покрыл крышу мечети железом и собственноручно выкрасил ее в зеленый цвет, сказав, что не «позволит неверным залезать на крышу мечети». Отправившись в хадж, ахун Ибрагим Абдурашидов умер в Ливане, на обратном пути из Мекки.

Биография Абдурашида Ибрагимова достаточно хорошо изучена и описана, и в данном материале нет смысла подробно останавливаться на жизненных перипетиях этого человека, которого по праву называют первым мусульманским политиком дореволюционной России.

В 1895 году, в один из приездов в родной город земляки уговаривают Абдурашида Ибрагимова занять должность имама Тарской мечети. В течение шести лет будущий депутат царской Государственной думы служил на родине указным муллой, стал ахуном Тарского уезда, а в 1892 году был назначен казыем Оренбургского магометанского духовного собрания. Однако рамки ОМДС слишком тесны для политика Ибрагимова, и он не задерживается в компании муфтия ОМДС. В последний раз Абдурашид приезжает в Тару после революции в рамках своего турне по городам России с лекциями в поддержку советской власти. В 1921 году он уезжает из Тары окончательно. Вероятно, проницательный Ибрагимов к тому времени стал понимать, чем обернулись его призывы уничтожить господство буржуазии и передать власть в руки трудящихся.

В том же 1921-м году Тарская мечеть была национализирована. В 1935 году еще добротное здание разобрали на комсомольском субботнике. Кирпичи мечети пошли на строительство ремесленного училища.

На последней ежегодной конференции «Сулеймановские чтения» историк Сергей Татауров, заведующий сектором археологии Омского филиала Института археологии и этнографии СО РАН, выступая с докладом о первой каменной мечети Сибири, отметил, что поиски места, где стояла Тарская мечеть, не увенчались успехом. Ныне на том месте стоят дома послевоенной постройки. В будущем, подчеркнул ученый, на месте бывшей мечети предполагается установка памятного знака.

1.Приводится по книге Е.Малова «О татарских мечетях в России»
2. Бустанов А. Фамильная хроника сибирских сайидов: «Шаджара Рисаласи», Ислам в современном мире № 1-2 (13-14) 2009. Изд. «Медина».
3.Лебедева Н.И. Храмы и молитвенные дома Омского Прииртышья. Омск, 2004, 256

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: