Информационное
агентство России
12°C
19 сентября, 19:54

Дагестан стал более безопасным

muh
Дагестан стал более безопасным
Деньга Халидов (слева) с офицером Магомедом Халидовым, погибшим в бою с НВФ летом 2013 года

Дагестан всегда находился на острие противостояния религиозному экстремизму и терроризму. По выкладкам силовиков и правоохранительных органов, за последние годы республика стала более безопасной, полным ходом развивается общественный диалог с участием известных мусульманских ученых мирового уровня. Однако появляются все новые вызовы безопасности, в первую очередь со стороны так называемого «Исламского государства» (ИГИЛ). О дагестанском опыте решения насущных проблем ИА IslamNews рассказал советник главы Республики Дагестан, член президиума Российского конгресса народов Кавказа, Деньга Халидов.

Деньга Шахрудинович, как вы оцениваете нынешнюю ситуацию с профилактикой экстремизма в Дагестане?

— В последние два-три года в Дагестане прилагаются большие усилия в области профилактики экстремизма и терроризма. За это время, благодаря усилиям главы республики Рамазана Абдулатипова выстроена системная работа, базирующаяся на научной основе. Принята правительственная программа, которая предполагает активное подключение муниципальных органов власти, широкой общественности и религиозных организаций к решению этой важной задачи. По всем основным направлениям воздействия на сознание молодежи проводится целенаправленная и методичная работа. Одновременно, безусловно, правительство Дагестана пытается решать и социально-экономические проблемы, с которыми косвенно связана и проблема безопасности. Но это уже другая тема для диалога.

На информационном фронте налажена последовательная работа, которая дезавуирует и дегероизирует идеологию и лидеров террористическо-диверсионного подполья. Эта работа курируется министерством печати и информации и реализуется через республиканские СМИ. По линии общественности и муниципальных органов власти в основном действует администрация Главы и Правительства республики, Министерство по национальной политике и Министерство образования и науки.

Центр тяжести профилактики экстремизма и терроризма сознательно перенесен с республиканского на муниципальный уровень, что позволяет активно подключать общественность и дойти до каждого. Это в свою очередь создает атмосферу нетерпимости вокруг экстремистов, тех кто скрыто или явно поддерживает их и ведет идеологическую пропаганду.

— Как быть с теми, кто, апеллируя к свободе слова, как бы просто высказывает свою точку зрения, формально оставаясь в правовых рамках?

— Если человек призывает к оружию – это очевидное правонарушение. Если же происходит религиозно- моральное оправдание ИГИЛ (ДАИШ- как это псевдоисламское образование называют в Европе и в мусульманском мире) или подпольщиков Эмирата Кавказ, которого уже нет, это можно расценивать как скрытое или явное пособничество экстремизму. Правда, это надо еще доказать в суде. Как правило, до этого дело не доходит. С такими проводится профилактическая беседа – людям объясняют, что такая закамуфлированная пропаганда (экстремизма- ред.) не безобидна.

— Кто занимается подобной разъяснительной работой?

— Лидеры общественного мнения: главы администраций сел и городов, общественные и религиозные деятели. Правда, специфика нашей ситуации заключается в том, что молодежь не всегда прислушивается к официальным религиозным деятелям, и это существенная проблема. Религиозную молодежь зачастую не устраивает уровень алимов, их аргументация не выдерживает критического настроя образованной мусульманской молодежи. В этом тоже проблема.

— Как вы ее решаете?

e1365609d9a84d4a149608102f6ca0b6

Глава Дагестана встретился с Генеральным секретарём ВСМУ

— Духовное управление мусульман Дагестана, совместно с республиканским правительством, не раз привлекало авторитетных мусульманских ученых из исламского мира, в частности, улемов Всемирного союза мусульманских улемов (ВСМУ). Их визиты имели колоссальный резонанс и успех в Дагестане. После общения с учеными такого уровня, как генсек ВСМУ Али аль-Карадаги представленные в Дагестане суфийские направления и умеренные салафиты, интегрированные в общественную жизнь, протягивали друг другу руки. Выслушав аргументы из Корана и Сунны посланника Мухаммада (мир ему и благословение) они понимали, что их расхождения незначительны и не имеют под собой реальной почвы, а тем более не служат поводом для экстремизма и вражды.

Кроме того, на республиканском уровне вице-премьер Рамазан Джафаров (куратор силового-правоохранительного блока) лично курирует такое тонкое и сложное направление, как возвращение к мирной жизни тех, кто раскаялся в содеянном и разочаровался в идеологии и практике экстремизма. В этом направлении без лишнего шума проводится работа, которая позволила за прошедшие два года вернуться «из леса» многим десяткам заблудших и обманутых.

В результате такой системной, комплексно выстроенной работы в корне поменялась атмосфера, общественный психологический фон вокруг экстремистского и террористического подполья.

— А как эта работа сочетается с силовым блоком? Ведь не секрет, что некоторые «горячие» головы призывают отбросить идеологические усилия, всякие там ВСМУ, и сделать ставку на силу?

— Силовой и правоохранительный блок не может действовать в отрыве от идеологического, информационного и всех других мер. Силовики и правоохранители выполняют свою работу и она безусловно имела успех. Правда, не всегда эта работа, скажем так, филигранно выстроенная, отточенная и избирательная. Дагестанский опыт проведения контртеррористических операций показал в прошлом, что непропорциональное применение силы, случаи исчезновения людей, абсолютно непродуктивны. Это не уменьшает потенциальных и актуальных экстремистов и террористов и их пособническую базу , а толкает их в подполье или в Сирию. Здесь тот самый случай, когда грубой силе должна предшествовать умная политика. Это называется политикой «мягкой (умной) силы».

Впрочем, чтобы дать полноценную оценку силовой составляющей профилактики экстремизма, нужен тщательный анализ всех фактов. Это задача не из легких.

— Вы сказали, то, что в свое время называлось «Кавказским эмиратом», перестало существовать. А как обстоит дело с поддержкой ИГИЛ?

— Поддержка ДАИШ или ИГИЛ — достаточно значимый фактор, хотя не стоит ему придавать такого большого значения. Но и упускать из внимания нельзя. По официальным данным, в рядах этого псевдоисламского государственного образования воюет порядка 700 дагестанцев. Однако, по оценкам самых же спецслужбистов, таковых может быть от 1500 до 2500 человек. Много это или мало? Надо рассматривать в динамике: если число уходящих в Сирию увеличивается с каждым месяцем, эту тенденцию следует рассматривать как очень опасную. Но, в любом случае это незначительная часть мусульман Дагестана. В республике несколько сотен тысяч взрослых, здоровых мусульман-мужчин ( в возрасте от 16 до 40 лет) глубоко интегрированных в общественную, экономическую и культурную жизнь.

Да, существует проблема безработицы, слабой работы социальных «лифтов», когда молодежь не видит для себя перспективы, и все это стимулирует рост преступности; в том числе, хотя в незначительной степени. и религиозно- мотивированную. Несколько отвлекаясь, приведу один пример. Дагестанский бизнесмен-миллиардер(рублевый) из Рутульского района, который выстроил в российских областях великолепную (производственно- логистическую) цепочку от поля до прилавка, захотел построить аналогичную систему у себя на родине. Я с группой из госслужащих выехал в Дербентский район, чтобы оценить состояние разоренного (вороватым руководством) сельскохозяйственного ГУП им. К.Маркса и возможности её приобретения нашими бизнесменами. Вы бы видели глаза людей живущих в этом поселке и работавших раньше в этом ГУП: «неужели появились новые собственники и снова заработает наше предприятие (миллионер в советское время)?!»- такой вопрос читался в их глазах, они и задавали аналогичные вопросы. Многие годы бездействия властей, всеобщего пофигизма и коррупции вытолкнули тысячи молодых ребят в объятия наркобаронов и преступных групп. Таков тот фон, на котором приходится строить свою работу команде Р. Абдулатипова.

Но даже если у той части боевиков, которые отправилась в Сирию(что составляет доли %), , есть определенная поддержка, то она тоже не выходит за пределы 2-5 % всего мусульманского населения республики(это моя рабочая гипотеза, надо провести исследование и изучить научными методами реальную картину). С точки зрения социологии нужно анализировать динамику и степень поддержки общественным мнением. А общественное мнение Дагестана тех, кто уходит в ДАИШ и тех, кто им сочувствует, не поддерживает. Подавляющее число молодых мусульман от 16 до 35 лет, не говоря уже о население в целом, относятся к этому негативно.

— Но это же не исключает наличие проблемы?

— Конечно, это абсолютно не говорит о том, что у игиловцев нет поддержки в определенных слоях. Но благодаря той работе, которая проводится в республике, их поддерживает минимальный процент населения. Однако делать вывод на этой основе о высокой степени безопасности, я бы не стал. То есть не все гладко, и конфликт вокруг салафитских мечетей по ул. Котрова и Венгерских бойцов(в Махачкале), где самодеятельность определенных групп вызвала протест у прихожан мечети, тому подтверждение.

— А как ведется работа с салафитскими джамаатами?

— С ними поддерживается постоянный диалог, во всяком случае, мне так говорили в республиканском Комитете по свободе совести и делам религии. Представителей салафитов постоянно, якобы, приглашают на мероприятия Духовного управления мусульман республики. Совместно с салафитскими имамами ведется работа по противодействию идеологии ДАИШ, проводятся общемусульманские «круглые столы», собрания и другие мероприятия. Но я думаю, что в этом направлении работа ведется не так активно, как того требует обстановка.

— Возвращаюсь к «горячим» головам. Почему все-таки нельзя последовать их призыву, и извините за выражение, мочить всех без разбору…

— Как показывает практика, если категорию умеренных салафитов загонять в угол, то начинают расти протестные настроения, усиливается отток в экстремистские группировки, в том числе и ДАИШ. Поэтому работать надо тонко, действуя не столько принуждением, сколько убеждением. Силовики и правоохранители работали и три, и четыре, и пять лет назад. Это федеральные структуры, которые действуют примерно одинаково по всей стране. Однако только за последние 2,5-3 года в республике ситуация изменилась в корне. Почему? Потому что была сформирована новая команда, поставлены четкие стратегические задачи по построению эффективной системы противодействию экстремизму и терроризму. И эта системная работа по переносу активности на муниципальный уровень, на общественное сознание дают ощутимые результаты. Нет уже той героизации главарей экстремистов, они уже не являются лидерами общественного мнения среди части местного населения. Произошла переоценка ценностей и размыв пособнической базы.

— Можете привести пример?

— В марте 2013 году, когда в поселке Ленинкент на окраине Махачкалы силовиками была блокирована группа известного террориста-подпольщика Ибрагима Гаджидадаева, который держал в страхе местных жителей и даже чиновников, часть махачкалинской молодежи устраивала митинги протеста, блокировали дороги, чтобы помешать правоохранительным органам. Сейчас это невозможно в принципе.

— Какие факторы сегодня поддерживают экстремистские идеи?

— Как правило, это связано с несправедливостью, с коррупционными эксцессами, со случаями необоснованного с точки зрения закона и морали применения силы в отношении так называемых нетрадиционных верующих. Второй фактор — это невежество помноженное на амбиции, комплекс личного самоутверждения. Нельзя сбрасывать со счетов и мотивы «чисто» меркантильного свойства, но это в последнюю очередь. Все факторы, в совокоупности и в разной пропорции приводят к роковому шагу. К сожалению. Последний теракт у крепости Нарын-кала в Дербенте (ночью 29 декабря), когда были ранены около 10 чел. и один убит, показывают, что проблема еще далека от полноценного решения. В особенности, в Южном Дагестане, где в террористическом подполье числится несколько десятков человек и где годами копились проблемы, толкавшие местную молодежь к трагическому выбору.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: