Информационное
агентство России
14°C
21 сентября, 18:36

Правозащитники несут духовность на шконки

muh
Правозащитники несут духовность на шконки
Центр временного содержания иностранных граждан в Сахарово

В подмосковной деревне Сахарово есть интересное заведение: называется оно СУВСИГ, или Центр временного содержания иностранных граждан и лиц без гражданства ГУ МВД России по г.Москве. По свидетельствам очевидцев, большинство из нескольких сотен «постояльцев» заведения — мусульмане.

Как рассказал ИА IslamNews известный правозащитник из Региональной  общественной  организации  содействия  защите  прав  мигрантов  «Общество  по  правам  человека» Иззат Аман, в этом учреждении находится много людей со сложными судьбами. После суда туда попадают нарушители миграционного режима России, лица без документов, владельцы просроченных документов – одним словом, подозрительные личности. Некоторые ранее были депортированы, сменили фамилию и вернулись в Россию с другим паспортом, у кого-то стоял запрет на въезд в РФ. Те, кого не удается сразу депортировать на родину, сидят там до установления личности по так называемой форме-1 – в ожидании, пока российская сторона свяжется с консульствами, сделает запрос на их историческую родину и получит ответ. Но бюрократия – страшная сила: инспекторы, ответственные за процесс отправки мигрантов домой, иногда работают спустя рукава, в итоге люди находятся в Центре временного содержания по несколько месяцев.

Известен случай, когда один «народный имам», Сатреддин, которого не принимала ни российская, ни таджикская сторона, просидел там чуть ли не полтора года. Еще одна сиделица – Назира — попала туда же странным образом: будучи гражданкой одной среднеазиатской страны, она заключила официальный брак с россиянином, дагестанцем.

Но суд не признал факт заключения брака, поскольку они вовремя не предоставили соответствующее свидетельство, и в итоге ее «загребли» в СУВСИГ. Мужу оставалось лишь таскать ей передачи.

Мужчины и женщины содержатся раздельно. Некоторые женщины беременны – но большинство из них, по словам собеседника IN, все же уже уехали домой. Работать там никого не заставляют – «на воле люди не могут найти работу, откуда бы ей взяться там», поясняет правозащитник. «Клиентов» заведения выводят погулять раз в сутки на час, потом заводят обратно. Телефоны раздают раз в неделю, чтобы они поговорили с родственниками. ТВ нет, интернета тоже.

Система, по оценкам правозащитников, небезукоризненна, хотя люди, попавшие туда, отчасти виноваты сами. Но в итоге, находясь на непонятных основаниях в непонятном учреждении, похожем на тюрьму (хотя это не режимный объект), они имеют немалые шансы озлобиться и радикализироваться. Т.е. если до этого момента они и не были радикалами, в замкнутом пространстве, в камерах изоляторного типа со шконками есть большой риск ими стать.

«В тюрьме люди хоть знают свою вину и сроки, а здесь народ сидит месяцами, не зная, за что туда попали и когда выйдут, очень озлоблены на всех. Мы приносим им фрукты, еду, книги, снимаем напряженность. Им важно понимать, что о них помнят, их не забыли. Мы создаем для них праздничное настроение. Но, на самом деле, отчасти люди сами виноваты, что попали в такую ситуацию. Они нарушили миграционный режим. Там не все приятно, но – достаточно почитать соцсети — кто-то, наверное, был бы рад, если бы их вообще застрелили. Так что, в некотором смысле, им повезло, что они сидят», — поясняет Иззат Аман.

Задача Региональной  общественной  организации  содействия  защите  прав  мигрантов  «Общество  по  правам  человека» – противостоять процессу радикализации, направлять людей на путь веры и духовности, дерадикализировать потенциально опасную среду. А задача государства – помогать волонтерам в этом процессе. Единственный выход в подобных условиях – это молитва, и правозащитники стараются обеспечить сидельцев соответствующей литературой.

Но с этим не все просто. С одной стороны, руководство заведения препятствий правозащитникам не чинит и всячески содействует, «встречает нас благодушно, все показывает, за что – отдельное спасибо», отметил собеседник агентства. С другой, возникли непонятки с исламской литературой.

«2 сентября мы проводим акцию Курбанбайрам в спецприемниках Москвы и области – такую же акцию мы провели в Рамадан, — рассказал правозащитник. – Сейчас у нас есть 150 штук Корана. Но мы не знаем, как передать книги: к исламской литературе относятся очень серьезно, потребовали, чтобы в каждом Коране стояла печать Совета муфтиев России. С таким требованием мы раньше не сталкивались. Но в камерах больше нечего почитать! В каждой камере есть Библия и христианская литература, но эти книги «постояльцы» уже выучили наизусть. Теперь они хотели бы почитать Коран, но не ясно, где ставить эти печати СМР», — переживает правозащитник.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. Кылчык03.09.2017 8:06

    «…В каждой камере есть Библия и христианская литература…»

    С печатью РПЦ !?

    Если нет, — то пишите жалобу в прокуратуру на дискриминацию!

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: