Информационное
агентство России
2°C
18 ноября, 11:36

Суета вокруг «Матильды». Взгляд русского мусульманина

Rinat
Суета вокруг «Матильды». Взгляд русского мусульманина
Исмаил Валерий Емельянов

Вряд ли стоило бы писать о рекламной кампании нового фильма, пусть даже и самой шумной. Тем более имеется много примеров тому, как активно разрекламированная до показа кинокартина, оказывалась, мягко говоря, невысокого уровня. Но в случае с фильмом Алексея Учителя «Матильда» пришлось взяться за перо, поскольку образ польской красавицы Матильды (Малечки) Кшеcинской привел не только к многочисленным демонстрациям клерикал-националистов в Санкт-Петербурге и наезду, в прямом смысле этого слова, на кинотеатр в Екатеринбурге.

Итак, коротко, в чем проблема? Условно говоря, «православно-патриотическим» кругам не понравилось то, что Николай II представлен в фильме как занимающийся «свободной любовью», ведь он святой русской православной церкви. Тут выскажу свою позицию как историка.  О романе последнего русского императора и балерины, знают очень многие, начиная со школьников. Вспоминается экскурсия в Санкт-Петербург (тогда Ленинград) в 10-м классе школы. Обязательной частью ее было посещение местного филиала Музея Революции, который находился… в бывшем особняке Матильды Кшесинской, подаренном ей императором. И конечно, нам, школьникам, рассказывали обо всей этой истории.

Во-вторых, мне представляется сомнительной сама канонизация (провозглашение) Николая II святым. Скорее всего, это был во-многом конъюнктурный акт в тот момент, когда Русская православная церковь московского Патриархата шла к объединению с «Русской православной церковью за границей», основанной эмигрантами, а в этой церкви последний царь уже стал святым. Будь я монархистом и православным, то предложил бы на канонизацию другого самодержца  — Александра II.  Он провел важные для страны реформы, в том числе, отменил многовековое крепостное право в 1861 году, и пал от бомбы террористов-народовольцев 1 марта 1881 года, не отрекшись от престола.

Николай II  был полной противоположностью своего деда. Проиграны русско-японская и Первая мировая война, допущена кровавая смута революции 1905-1907 года, и в конце – бесславное отречение от престола. Да, последний русский монарх и его семья пали жертвами трагических обстоятельств, но оснований для того, чтобы возводить их в ранг святых явно недостаточно.

Но оставим в стороне личное мнение. Озабоченность вызывает то, что дискуссия, словно выпущенный джин из лампы, уже перестала быть обсуждением кинофильма (о котором порой даже забывают), а превратилась в настоящий шабаш радикалов, когда, как словом, так и делом, в стране раскручивается истерия. Вдвое опаснее, что во все это, причем в довольно острых формах, оказываются вовлеченными не только «православная общественность», но и многие представители церкви, еще недавно известные как вполне интеллектуальные и просвещенные люди, с которыми можно было иметь дело и развивать диалог не только на внутрихристианском, но и межрелигиозном уровне.  Но началось другое кино. Церковные и около церковные деятели говорят о необходимости «православного ИГИЛ», «православного терроризма» и обращаются к опыту современного Ирана, причем, ни к самым позитивным его сторонам. Роман Николая и Матильды, вроде бы и побоку.

Какие же выводы следует сделать нам, российским мусульманам из этой кинематографическо-балетно-монархической истории, превратившейся в реальную общественную истерику?

Вывод первый – пленка с фильмом « Матильда» оказалась фитилем, идущим к погребам с горючей смесью клерикал-национализма, наполнявшимися уже давно и систематично. И, подобно ружью на стене в спектакле, которое рано или поздно должно выстрелить, горючая смесь должна рвануть. Пока этого не произошло, но фитиль подожжен.

Вывод второй – все то, что на фоне суеты вокруг «Матильды», говорят некоторые священники и мирские православные деятели имеет прямое отношение националистическому экстремизму, но никакого к православной церкви, как части одной из Божественных религий. Обратим внимание, о чем идет речь: о поругании «царя-мученика», русского народа, необходимости дать отпор всем и всяческим врагам, которые как-то одномоментно повсюду появились с началом скандала вокруг «Матильды». И – ни слова о Боге, об учении «вселенской» (всемирной) православной церкви, подлинно и глубоко нравственной оценке происходящего.

Есть такая деструктивная вещь в православной церкви, появившаяся в конце XIX века,  называется она «этнофелетизм». Вкратце суть ее в том, что национально-культурное начало в церкви, ставится выше ее духовного учения. Проще говоря, человеческое начинает преобладать над божественным, частное над общим, бренное над вечным, а из национализма в его клерикальном понимании делают «божка», оставив куда-то в сторону Всевышнего. Правда, в данной ситуации глава церкви и ее иерархи, почему-то воздерживаются от оценки разного рода «православных ИГИЛов», в то время, как многие российские муфтии однозначно осудили ИГИЛ мусульманский.

Конечно, не секрет, что подобные тенденции есть и в мусульманской среде. Но ислам – религия личного общения человека и Аллаха Всевышнего, у правоверного есть больше возможность осмыслить умом и почувствовать сердцем, что правильно, а что нет. У христиан же есть институт церкви, которая считается святой, и все, что говорится от ее имени ее служителями воспринимается, если ни как божественное откровение, то как нечто очень близкое к нему, и верующие покорно и беспрекословно следуют сказанному.

Вывод третий, последний по месту, но не по важности, именно для мусульман. Мы видим, что православные круги теперь активно и позитивно используют по отношению к самим себе такие понятия «как «ИГИЛ», «терроризм» и т.п, которые они же одновременно использовали по отношению к мусульманам в качестве огульных, необоснованных и оскорбительных ярлыков. В качестве иллюстрации даем то,  что заявил, например, Александр Калинин, глава организации «Христианское государство – Святая Русь» в интервью телеканалу:

— «Ваше название «Христианское государство» — это же прямая отсылка к террористическому «Исламскому государству». Когда вы его придумали?

— В 2013 году. Мы смотрели тогда на этот весь исламский мир, достаточно кровавенький. Хотели показать, что здесь — русское христианское государство и что сюда не нужно лезть террористам и подлецам. Придете в христианское государство — получите еще жестче отпор. Православный мир не будет сидеть сложа руки».

С точки зрения права все это вытягивает на 282 статью УKPФ, а в качестве предмета аналитики подобные заявления должны рассматривать не религиоведы или политологи, а, скорее, психологи, или даже психоневрологи. Как говорил булгаковский профессор Преображенский: «Разруха не в стране, а в головах». Но если «разруха в головах» основывается на столь тонкой и болезненной основе, как религиозная, то охватив как можно большее количество «голов», она вполне может принести реальную разруху и в страну. Некоторые симптомы этого уже налицо.

Поэтому, думается, позиция мусульман здесь может быть сформулирована  без излишней простоты, а в духе хорошей дипломатии ясно и твердо. Нужно обозначить, что вся эта кампания вокруг «Матильды», охватывает лишь часть представителей т.н. «православной общественности», и мусульмане, как и большинство граждан страны, в нее не втягиваются и втягиваться не намерены. Однако появляются тревожные симптомы того, что  косвенные последствия дискуссии кинокритиков и кинозрителей вокруг пока еще  не вышедшей в прокат картины могут негативно сказаться на социальной и межнациональной стабильности российского общества и даже подорвать ее. Для, нас, российских мусульман, эта стабильность является одной из главных ценностей, и мы намерены защищать ее, без кликушества и провокаций, всеми законными и мирными средствами.

Автор этих строк решил поискать фетвы, или другие подобные документы, формулирующие отношение мусульман к фильмам с элементами, скажем так, несколько фривольного содержания. Таковых в интернете не нашел, есть лишь фетвы, объявляющие запретным просмотр откровенного порно. Однако наткнулся на переписку неких молодых пакистанских мусульман, которые, отмечая, что нет ни аята, ни хадисов, запрещающих просмотр фильмов по той причине, что таковых в первые века ислама просто не было, тем не менее отмечают, что даже просмотр эротики запрещен, ибо такие сюжеты разрушительно действуют на семейную жизнь, уводят смотрящего в мир не очень хороших иллюзий  и отрывают от реальности. В качестве аргумента приводится хадис, известный у аль-Бухари и Муслима о зина (прелюбодеянии) глаз.

Но ведь современный кинематограф дает куда больше возможностей избежать встречи с «зина», чем наткнуться на нее. Почему бы это не использовать? Без демонстраций с кадилами  и хоругвями и погромов кинотеатров.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Войти с помощью:
Добавить комментарий:

  1. Аббасс20.09.2017 22:20

    А сегодня наступил Новый 1439 год по хиджре! всех мусульман поздравляю

    • SamirAga20.09.2017 22:59

      ДжазакАллаhу Хайрун ахи. Братья, держим уразу на дне Ашура, ради Аллаhа. Ин ша Аллаh.

  2. Аббасс20.09.2017 22:21

    ислам ньювс как же новый год? освещать не будете)))

  3. Baha21.09.2017 0:44

    Брат в исламе нет празднование никого нового года. Нельзя упадобливат себя неверующим! Кто упадабливает себя неверным Аллах воскрешает в Судный день с ними. Это опасно.

  4. Wolf21.09.2017 11:04

    У русских диктаторов видимо тяга к балеринам если учитывать тот факт что нынешний так же в связях с подобной.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: