Информационное
агентство России
15°C
25 сентября, 16:18

Султанов Шамиль: “Мир Ислама заинтересован в сильной России”

art_dev

Султанов Шамиль Загитович. Родился 16 мая 1952 г. В 1976 году окончил Московский государственный институт международных отношений (МГИМО). Кандидат исторических наук. Член аналитической группы Внешнеполитической ассоциации А.Бессмертных. Работает в Центре по исследованию межнациональных и межрегиональных экономических проблем (ЦММЭП) Юрия Скокова. Заместитель Председателя правления Центра по исследованию межнациональных и межрегиональных экономических проблем.
В 1995 году вошел в Общенациональный совет Союза народов России. Член Партии исламского возрождения, член редколлегии ее газеты “Аль-Вахдат” (Единение).
В 1991-93гг. – член редколлегии и специальный корреспондент газеты “День”.
С 1994г. – заместитель главного редактора еженедельника “Завтра”, созданного на основе газеты “День”.
До 1997 года вел рубрику “Табло” в газете “Завтра”.
Печатался в программном органе “новых правых” – журнале “Элементы”, а также газете “Аль-Кодс” (главным редактором которой одно время был Камиль Султанов – брат Шамиля Султанова).
Соавтор книги “Омар Хайям” (ЖЗЛ). Автор книги “Плотин” (ЖЗЛ).
Автор монографий “Глобальная безопасность и региональные конфликты”, “Проблемы региональной безопасности”.
Владеет английским и французским языками.
Женат. Имеет трех сыновей: Эрнест, Руслан, Тимур.

Беседа Рината Незаметдинова с депутатом Государственной Думы Шамилем Султановым — Шамиль Загитович, блок "Родина", прошедший в Госдуму под знаменем русского патриотизма, имеет в своем составе мусульман. Чем объясняется этот феномен?
— "Родина" завоевала свое место в Государственной Думе, выдвинув широкий спектр идей, понятных и привлекательных для всех граждан страны. И ключевым лозунгом, с моей точки зрения, который и позволил достигнуть такого результата, стало требование восстановления социальной справедливости. А справедливость, жизнь по справедливости — это одна из главных ценностей ислама. Сегодня в России требование социальной справедливости понятно и поддерживается широкими слоями населения, вне зависимости от этнических, национальных, конфессиональных особенностей. В этом смысле негласным лозунгом блока "Родина" стали, может быть, полушутливые слова: "патриоты всех народов и национальностей, объединяйтесь". В нашем блоке были и есть представители многих национальностей страны. Например, по нашему списку проходил Фандас Сафиуллин, который являлся одним из основателей ВТОЦ. Но он не прошел; потому что ему помешал не русский национализм, а скорее, мягко говоря, татарстанские особенности выборов.
Во-вторых, для нас, мусульман, понятие "Родина" имеет особое значение. Пророк (мир ему) говорил, что Родина — это часть веры мусульманина. Для мусульман России, сегодня особенно важно стратегическое направление социального и политического движения — укрепление своей страны, укрепление уммы.
— Для Вас ислам и политика — понятия отделимые друг от друга?
— Исламское сознание, исходя из принципа Таухида (Единобожия) предполагает, что ислам и политика неразделимы. Сколько бы и кто бы ни говорил о "европейском исламе", "модернизированном исламе" и т.д. и т.п., ислам — это тотальное явление, где собственно религиозный компонент, культурный феномен, цивилизационный аспект, политика и т.д. как таковые неразделимы.

— Как Вы считаете, чем мусульманин из блока "Родина" принципиально отличается от мусульманина из "Единства", КПРФ, ЛДПР и т.д.?
— Мне трудно ответить на этот вопрос. Я вошел в блок "Родина" как сопредседатель движения "Мусульмане России". Я не скрывал, что я мусульманин, что для меня ислам — это смысл моей жизни. В основе моей политической и жизненной позиции лежит тезис, что судьбы России и исламского мира тесно соединены друг с другом, что бы здесь ни пытались утверждать и делать оппоненты. В свое время, наши геополитические противники много сделали для разрушения моей родины — Советского Союза, чтобы не допустить стратегического сближения связей между миром Ислама и СССР. А сейчас они же все делают для того, чтобы противопоставить Россию и мусульманский мир, разрушить Россию, расколоть исламский мир.

— Но можно ли списывать все проблемы ислама в России на происки Запада, который хочет столкнуть Россию и исламский мир; только ли в этом дело?
— Мы живем в мире, который приобретает принципиально новые черты. Скажем, такое явление, как усиление глобальных миграционных потоков, которое обусловлено различными обстоятельствами, в том числе происходящим сейчас переделом мира. На территории России появляется большое количество выходцев из Средней Азии, Афганистана, Пакистана и других стран. Конечно, это вызывает у русского народа определенный дискомфорт. Здесь нужно понять и русский народ, который веками жил в рамках определенных социально экономических и культурных традиций. Когда в стране обостряются социальные проблемы, когда с каждым годом растет число бедных, особенно в российской глубинке, реакция на происходящие сдвиги вполне предсказуема.
Поэтому определенный страх перед исламом, определенная исламофобия, и особенно целенаправленные спекуляции по поводу т.н. "исламского терроризма", к сожалению, присутствуют. Но Президент Российской Федерации В.В. Путин сделал принципиальное заявление по поводу того, что у нынешнего терроризма нет национального или конфессионального лица. Я считаю, что положительных моментов от сотрудничества и взаимодействия России с исламским миром для нашей страны гораздо больше, чем негативных. Все противоречия, можно и нужно решать посредством целенаправленного, стратегического диалога.

— У блока "Родина" есть свое видение решения этих проблем?
— Да, например, фракция "Родина" создала межфракционное депутатское объединение "Россия — исламский мир: стратегический диалог". На сегодняшний день туда уже записалось 40 депутатов из всех фракций, среди которых три вице-спикера. Плюс еще несколько десятков членов Государственной Думы изъявили желание работать в этом объединении.

— Можно ли сказать, что прообразом этого депутатского объединения является мусульманская фракция дореволюционной Государственной Думы?
— Нет. Дело в том, что по тогдашнему статусу мусульманская фракция в дореволюционной думе должна была решать исключительно вопросы мусульманского населения. Мы же исходим из того, что в нашем глобальном мире сегодня огромное количество проблем: и социальных, и политических, и культурологических, которые затрагивают всех граждан России, независимо от убеждений. И в рамках решения этих проблем мы намереваемся работать с представителями разных конфессий. Попытка решать проблемы каждой конфессии, каждой национальной группы по отдельности приведет только к дальнейшей фрагментации российского социума.

— В чем Вы видите общность интересов ислама и России?
— В конечном счете, главная проблема и для исламского мира, и для России — проблема выживания. Против нас идет целенаправленное, тотальное наступление. И здесь не должно быть места сантиментам. Мы присутствуем при формировании нового мирового порядка, в котором борьба за существование, за развитие в новых жестких условиях все больше обостряется. Прежде всего, это связано с глобальными климатическими, геополитическими, ресурсными и иными изменениями. Но самое главное — это происходящий процесс глобального ограничения ресурсной, прежде всего, энергетической базы. Невозобновляемые природные ресурсы, от которых зависит развитие человечества, и, прежде всего, нефть и газ, не беспредельны. Сокращение прироста геологических запасов в мировом масштабе уже началось. А это значит, что крупнейшие игроки на мировой геополитической арене все больше задумываются о том, как обеспечить свое стратегическое развитие и выживание. На территории России и исламского мира находятся свыше 80% мировых запасов нефти и газа. Кроме того, исламский мир и Россия, общее население которых достигает почти полтора миллиарда человек, — это огромный рынок. Прибавьте сюда мусульманскую пассионарность, сохраняющийся научно-технический потенциал России. Необходимо также учитывать тот новый геополитический баланс сил, который складывается в нынешнем моноцентричном мире. Глобальная моноцентричная система, по определению, весьма неустойчивая система. Динамика событий в Ираке и Афганистане сегодня подтверждает это достаточно определенно. В истории человечества относительно устойчивыми являлись именно бинарные системы. Например, взаимодействие Соединенных Штатов и Советского Союза во второй половине XX века. Но после разрушения СССР, с середины 1990-х гг. на самом верхнем этаже мировой иерархии расположились Соединенные Штаты. Под ними находятся объединенная Европа и Китай, еще ниже — исламский мир, Россия, Индия и Япония, причем первая ключевая тройка пытается подтянуть различные структуры к себе, чтобы укрепить свой потенциал. Многие догадываются, что рано или поздно (скорее всего в ближайшие 10-15 лет) международная система вновь станет бинарной. Кто будет вторым крупнейшим геополитическим игроком наряду с Соединенными Штатами? Сейчас борьба за это идет между Европой и Китаем.
Что интересно, с одной стороны мы говорим о росте некой глобальной исламофобии, о наступлении на ислам. Но с другой стороны, наблюдается и негласное внешнеполитическое соперничество за установление особых отношений с исламским миром, и в первую очередь с нефтедобывающими странами. Очень характерный пример — события вокруг убийства израильтянами шейха Ясина. Еще пять лет назад, скорее всего, в такой ситуации доминировали бы явно произраильские симпатии. А сейчас, за исключением США и еще нескольких держав, другие страны заняли более или менее пропалестинскую позицию. Россию и исламский мир, являющихся объектами жесткого прессинга, связывает то, что они объективно ограничены в рамках реализации своей долгосрочной политической стратегии. Россия и исламский мир могут стать более самостоятельными игроками, если будут координировать свою стратегию. О такой заинтересованности Владимир Путин заявил в Малайзии, что, как известно, вызвало резко отрицательную реакцию в США и Европе.
Создание нашего междепутатского объединения направлено на то, чтобы поддержать Президента Путина в направлении развития российско-исламского диалога. Хотя встречаются определенные проблемы. Например, террористический акт в Катаре, унесший жизнь экс-президента Чечни Зелимхана Яндарбиева, негативно отразился на этом процессе. Неслучайно, что активное участие в этой истории приняли американцы, которые, навели на след исполнителей катарскую контрразведку, для того чтобы попытаться столкнуть Россию и мир Ислама.
В отношениях России и исламского мира проблема терроризма, пожалуй, наиболее сложная. Специалисты по терроризму с большим опытом работы утверждают, что террористическая деятельность — это следствие определенной игры спецслужб. Созданные спецслужбами организации выходят из под их контроля на определенном этапе и начинают самостоятельную игру. Мы ратуем за то, чтобы решать проблему терроризма во взаимодействии с мусульманскими странами, некоторые из которых гораздо более активно, чем западные страны, борются с этим злом.

— Какова роль российской мусульманской уммы в стратегическом партнерстве России с исламским миром?
— Первое, что необходимо сделать российским мусульманам, — это сформулировать свои интересы. Я считаю, что сейчас в России нет уммы, потому что нет сформулированных общих интересов именно как уммы. Есть, условно говоря, экономические интересы дагестанской диаспоры, есть интересы татар, которые живут в Татарстане, есть интересы руководителей духовных управлений и т.д. А где общие интересы российских мусульман, которые были бы объединяющими для всех? Причем именно в нынешней конкретной ситуации, когда абсолютное большинство мусульман — патриоты своей Родины, когда идет жесткое давление на Россию, по целому ряду направлений. Как сформулировать интересы российской уммы в таких условиях, и кто должен выступить здесь инициатором?
На прошлогоднем саммите ОИК в Куала-Лумпур Путин назвал Россию мусульманской страной и заявил, что никто не должен препятствовать интеграции российских мусульман в мировую умму. Мусульмане России, как часть этой уммы, должны служить важным связующим звеном между интересами России и исламского мира, они должны стать мостом, с одной стороны помогая нашей стране, а с другой — исламу в целом. Ключевая проблема здесь, кто должен быть субъектом этого процесса. Уммы нет в стране, еще и потому, что отсутствует мусульманская элита. Если в России 20 миллионов мусульман, то минимум в стране должны быть 20 тысяч уважаемых, высоконравственных в исламском смысле авторитетов. Это значит, что в каждом городе, в каждом поселке, где компактно живут мусульмане, должны быть свой моральный и интеллектуальный авторитет. Своего рода образцы для подражания, которые бы походили на асхабов посланника Аллаха (мир ему), в способности к стратегическому мышлению, способные объединить основные ценности и принципы ислама с императивами современного мира. Движение в рамках стратегического диалога Россия — исламский мир должно способствовать появлению уммы, если мы будем последовательно привлекать людей в эту деятельность. Я знаю, что в российской глубинке есть высокообразованные и в религиозном, и в светском отношении люди, пользующиеся высоким авторитетом у мусульман. Задача, в том числе исламской прессы, заключается в том, что надо искать этих людей, показывать их как живой пример, оказывающий влияние на мусульман. Общество существует, пока в нем есть герои, которые дают примеры для подражания. Почему развалился Советский Союз? Потому, что там не стало героев, носителей пассионарности, с которых брали бы пример. Элита — эта та группа людей, которая соединяет прошлое с будущим. Элита — это и носительница такой ценности как ответственность. Сегодня в жизнь приходит новое поколение мусульманской молодежи; они образованны, у них есть энергия, у них есть пассионарность. Они должны быть вовлечены в созидательную, конструктивную деятельность — и на благо ислама, и на благо своей Родины: именно в молодом мусульманском поколении должны появиться лидеры, способные решать стратегические задачи.
Мусульмане именно как мусульмане должны быть заинтересованы в формировании и укреплении мировой уммы, налаживании дружеских, стратегических отношений нашей страны и исламского мира. Формирование и развитие уммы — это главная социальная обязанность мусульман. Мусульманин может делать намаз пять раз в день, соблюдать все остальные столпы ислама, но если он пренебрегает задачей укрепления уммы, он не может считаться истинным мусульманином. Укрепление уммы, должно привести к укреплению России. Мир Ислама заинтересован в сильной России, и российские мусульмане должны привнести в это свой вклад в укрепление своей страны.

— Среди мусульман преобладают две точки зрения на демократию, которые оказывают прямое влияние на их общественную активность: одни рассматривают демократию как средство, позволяющее хоть как-то повлиять на ситуацию, другие относятся враждебно как к выборам, так и в целом к концепции демократии, которую они приравнивают к куфру. Какая позиция сегодня наиболее актуальна?
— Я сейчас не буду углубляться, что такое демократия с точки зрения шариата. Это отдельный и особый разговор. Скажу лишь, что настоящий мусульманин — это принципиальный противник демократии, в ее западном, лицемерном варианте. Для истинного мусульманина ясно, что власть — от Аллаха. Этим все сказано. Лицемерная демократия сегодня — это на самом деле метод управления толпой. В рамках современной концепции демократии власть — не от народа, а от толпы. Сначала народ превращают в толпу, а потом используют определенные технологии для отчуждения власти от абсолютного большинства людей.
Я исхожу из того, что настоящий мусульманин должен быть ответственным за свою религию, за свою семью, за свою страну и за умму. В этом смысле любые возможности для того, чтобы реализовать эту ответственность, должны быть использованы. Демократия даже в нынешнем лицемерном виде полезна хотя бы потому, что она дает возможность объединяться сподвижникам. Поэтому, зная даже, что проигрыш на выборах неизбежен, надо использовать любые выборы для того, чтобы пропагандировать исламские ценности, найти и воодушевить своих сподвижников. Если удалось найти новых сподвижников, если удалось их объединить, то уже это благо. Это будет означать еще один шаг к формированию и развитию уммы. Социальный организм вызревает с появлением критической суммы организационных феноменов. Демократический процесс — это возможность объединять по интересам, взглядам и прочим признакам. Арабская мудрость гласит: "Филь харака аль-барака" (Благодать в действии). Просто сидя, ничего не достигнешь. Только двигаясь вперед, пусть совершая ошибки, ты можешь заслужить баракат. А если ты не проявляешь социальной активности, может быть, ты уже давно мертв.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: