Информационное
агентство России
5°C
23 сентября, 05:13

Время работать сообща

art_dev

Челябинск — город трудовой изначально, «опорный край державы», как называли его в советские времена. Сейчас заводы, фабрики, промышленные кормильцы Южного Урала не столь производительны как прежде, меньше дымят, но по образу жизни, мышления, внутреннему облику город остался преимущественно суровым, рабочим. По улицам и дворам фланируют подростки с бутылками, банками пива в руках. На лицах — скука, в глазах — пустота. Как-то я услышала замечание восточного гостя: «У вас даже дети серьезные, не улыбаются, а красивые девушки шествуют подобно манекенам с неживой мимикой лица».

Да, создается впечатление, что золушка отправилась на бал, надев роскошное платье поверх грязного; забыв помыться, подрумянилась и оставила на лице выражение кухарки. Только в сказках бедные сироты превращаются в принцесс. В реальной жизни приходится долго и мучительно трудиться физически и духовно, чтобы измениться и изменить окружающих. В духовном плане людям в наше время стало и легче, и труднее одновременно. Легче из-за отмены цензуры, относительной доступности религиозной информации, открытие храмов, духовных школ. Трудности заключаются в более извращенной подаче информации об Исламе, двусмысленности ее. Журналисты с помощью лжи и клеветы, прикрываемых острыми соусами измышлений, стремятся дезориентировать людей и вызвать вражду к исламу и мусульманам, что им часто удается. Живя среди немусульман, ощущаются на себе недоброжелательные взгляды, когда одеваешься по требованиям своей веры и лишь совершаешь намаз в вынужденных обстоятельствах. «Ненормальная», фанатичка — приходится слышать — и это в, так называемой, цивилизованной стране.
А сколько юношей и девушек из традиционно мусульманских семей спиваются, становятся наркоманами. Если юные татарки открыто курят, пьют, не ответственны ли мы все — мусульмане перед Аллахом за это?
Отталкивая молодых да и не молодых, не владеющих татарским языком, мы льем воду на мельницу противников Ислама, мы теряем будущее. Сейчас у нас самая важная задача — привлекать в свои ряды молодежь разных национальностей, создавать библиотеки, мусульманские центры, которые могли бы посещать и верующие, и неверующие для общения, знакомства с Исламом, образом жизни, мышления мусульман. Имея такую веру, нам не простительно искать оправдания своим ошибкам, слабостям, кивая на недругов, на отсутствие денег и т.д. Когда люди солидарны во имя Бога, появляются все: и силы, и деньги, и связи, и поддержка Свыше. Это доказал нам своей жизнью наш Пророк.
В наше время — пору исламского ренессанса, Аллах дает нам шанс оправдать свое существование на земле не столько личными намазами, зикрами, садакой в форме еды, но самым главным — подвижничеством личности. Я знаю очень много татар и башкир, совершающих днем и ночью намазы, различающих халяль и харам, но отказывающихся помочь своим близким в нужде и беде, заблуждающихся в гордыне, называя других неверными… Но знаю и много прекрасных, бескорыстных, благородных, молодых мусульман и потенциальных мусульман, готовых сеять, творить доброе, вечное ради Аллаха и своей Родины, но связанных по рукам и ногам условностями национального самосознания.
В Челябинске, более чем миллионном городе, действует всего четыре мечети (из семи районов — в трех). Добираться до них из дальних районов весьма сложно, поэтому пятничные службы собирают только из близлежащих и наиболее ретивых мусульман. Наиболее активно работает мечеть Исмаила в Калининском районе на северо-западе города, самая молодая и красивая, построена в 1995г. Медресе при ней прекрасно оборудовано: просторные и светлые классы, образованные молодые преподаватели привлекают сюда с каждым годом все больше желающих учиться. Сюда едут в основном молодые.
Белая мечеть находится в центре города, она самая старая, реставрирована в 1989 г. Была вновь открыта после советского запрета на религию. При ней находится муфтият. Медресе плохо оборудовано, тесное, нет условий для женщин, например, для совершения омовения. Вся мебель в классе ветхая, динамики хрипят, скрипят. Учатся здесь преимущественно пожилые женщины. В городе нет ни одной исламской библиотеки. Купить хорошие книги — проблема. Литературу в киосках при мечетях приобрести трудно, все сразу раскупается, хоть по баснословным ценам остаются брошюры, календари казанских издательств.
Да и к чему покупать все необходимые книги, это невозможно и не нужно, если бы была общественная исламская библиотека. Была и есть попытка организовать начальный библиотечный фонд, лично автор этой статьи занимается этим, будучи в прошлом профессиональным библиотекарем. Но проблема помещения, отсутствие поддержки властей, неодобрение любых действий, направленных на развитие Ислама, — все это создает большие трудности в решении назревшей необходимости в организации исламских, культурных центров.
Муфтият в этом не заинтересован. В первую очередь муллы не дают проходу более образованным молодым людям, преградив им дорогу барьером татарского языка. Во всех мечетях кроме мечети Исмаила хутбы читаются на татарском языке, а посещают их и таджики, и узбеки, казахи, чеченцы, ингуши, дагестанцы, русские и много других мусульман. Во время проповеди они вынуждены хлопать глазами, догадываясь о чем идет речь в ней. Многие из них годами посещают Белую мечеть, платят закят, садака, почему же они не имеют право слушать хутбу на понятном для всех русском языке? Служба в современных условиях, где смешанные национальности, должна вестись на двух языках. Но в мечети, старшие делают молодым замечания, если последние разговаривают на русском языке. Можно услышать и такой вывод: «Какой же ты мусульманин, если не знаешь татарского языка?» Создается впечатление, что аксакалы не помнят откуда и для чего пришел к нам Ислам. Парадокс в том, что дети и тем более внуки борцов за родной язык говорят на русском. Такова наша история, что этот язык стал для всех россиян и бывших советских людей межнациональным. Должен ведь быть один язык связующим, почему же не русский, исторически подтвердивший свою состоятельность? Пора понять это и простить истории ее выбор. Но сие никак не означает, что нам не нужен свой родной язык. Татарский литературный язык прекрасен, возвышен и благозвучен, в нем, как в тюркском, соединились время, история, наша вера, тоска по свободе. Но знание и владение родным языком приходят с осознанием и пониманием веры в Аллаха, а не наоборот. Мы — братья и сестры по вере прежде всего, и только потом по крови. Вера играет фундаментальную роль в становлении человека, а национальная культура придает ей только оттенок. Стремление сделать Ислам татарским, называя его традиционным, значит не понимать сути и смысла его. Традиционными могут быть обычаи, нравы, порядки, кушанья и даже их пороки и слабости. Традиция Ислама — это прежде всего закон Аллаха, призывающий к поклонению Ему ради блага всех мусульман, не зависимо от нации, расы, сословия.
А я благодарна русскому языку, на котором я изучала и читала труды греческих, римских, китайских, арабских и персидских историков, философов, писателей, поэтов. Благодарна Валерии Пороховой за перевод смыслов Корана и непревзойденные богатейшие комментарии к книге. Благодарна Вячеславу Полосину за его статьи, книги, написанные на высочайшем уровне, доступно о сложном. Благодарна всем переводчикам исламской литературы, в частности Владимиру (Абдулле) Нирше, Гончаровой Т.В., Наумкину В.В., Эльмиру Кулиеву и многим другим, которые донесли до русскоязычного читателя понимание, суть исламского вероучения, глубочайшие, тончайшие мысли божественного писания.
Татарская богословская литература до революции была очень богатой, но сейчас ее очень мало, она доступна не всем по причине раритетности, изобилия в ней старотатарской, арабской, персидской лексики. Словарей же нет и в помине. Инша Аллах, все будет, если мусульмане осознают силу своего единства и необходимость создания общими усилиями библиотек, исламских центров.
Хотелось бы знать, как решаются проблемы мусульман вне мечети в других городах, кто им оказывает помощь в организации библиотек, центров, где они есть. В Челябинске эта задача является острой. Все чувствуют, что пришло время объединяться и работать сообща. Библиотека, магазин, кафе, ателье мусульманской одежды — все объединилось бы в этом центре. Кто это поддержит?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: