Информационное
агентство России
2°C
20 ноября, 16:50

ЗАКОН О ВАХХАБИЗМЕ: СИГНАЛ К «ОХОТЕ НА ВЕДЬМ»?

art_dev

После падения коммунизма мусульмане России получили возможность развивать связи со своими единоверцами за рубежом. Очевидно, что в условиях религиозной безграмотности подавляющего большинства российских мусульман, явившейся закономерным результатом семидесяти лет существования под атеистическим прессом, возрождение Ислама в России было бы невозможно без активной духовной и материальной поддержки мусульман "дальнего зарубежья". Возрождение традиционных связей российских мусульман с остальной исламской уммой не представляло никакой угрозы для государственных интересов России. Более того, российская мусульманская община могла бы стать мощным локомотивом взаимовыгодного духовного, политического и экономического сближения России с исламским миром. Такая перспектива, разумеется, никак не устраивала Запад и прозападные силы в России. Чтобы в корне пресечь возможность такого развития событий и задушить пока еще слабые ростки исламского возрождения в России, необходимо было снова изолировать российских мусульман от остальной уммы. Поэтому определенные круги стали внушать населению — как мусульманам, так и немусульманам — страх и подозрительность по отношению к "чужому", "закордонному" Исламу.

Этому "чужому Исламу" приклеили ярлык "ваххабизм" и противопоставили его "традиционному Исламу народов России". "Антиваххабитская" истерия достигла своего апогея после начала второй чеченской войны, причины которой многим удобнее искать в зловещих происках внешних сил, чем в отсутствии внятной национальной и экономической политике политики федерального Центра на Кавказе.
Теперь, когда благодаря стараниям телевидения каждый ребенок в России знает, что "ваххабизм" — это что-то вроде фашизма, только еще хуже, некоторые политики вознамерились окончательно искоренить "зеленую чуму". Госсовет Дагестана внес в Государственную Думу России проект закона о запрещении ваххабизма. Этот документ наводит на весьма тревожные размышления. Оставим пока в стороне вопрос о том, что в нормальном демократическом государстве основанием для уголовного преследования могут служить только конкретные действия, а никак не мысли, взгляды и убеждения, какими бы они ни были. Необходимо обратить особое внимание на следующее обстоятельство: в законопроекте отсутствует ясное определение понятия "ваххабизм". На практике это означает, что любой мусульманин, чем-либо не понравившийся тому или иному чиновнику, может быть объявлен "ваххабитом", и, соответственно, привлечен к ответственности.
Определение ваххабизма отсутствует в законопроекте не просто из-за небрежности или некомпетентности дагестанских чиновников. Дело в том, что сколько-нибудь удовлетворительного определения этого понятия вообще не существует. Все определения, имеющиеся в востоковедческой литературе, настолько аморфны, что при желании под них можно подвести практически любого мусульманина. Ваххабиты — это те, кто проповедует возврат к изначальной чистоте Ислама и отвергает нововведения? Это так, но было бы любопытно посмотреть на мусульманина, выступающего против чистоты Ислама! Ваххабиты — это те, кто отрицает национальные границы между мусульманами, проповедует равенство и братство верующих? Да, но, во-первых, что в этом такого уж плохого и антигосударственного, а во-вторых, разве этого нельзя сказать о любом мусульманине (разумеется, достойном называться таковым)? Точно так же обстоит дело и со всеми другими определениями ваххабизма.
Получается, что "ваххабизм" — это весьма любопытное словечко: никто не знает, что оно значит, но все его боятся. Это слово-кистень, которым можно "мочить" любых оппонентов. К сожалению, российские муфтии успешно используют это "оружие" в борьбе друг с другом. Кажется, в России уже не осталось ни одного мало-мальски известного муфтия, который не был бы обвинен в ваххабизме своими коллегами-муфтиями. Поскольку средства на строительство мечетей и на нужды исламского просвещения поступали главным образом из нефтедобывающих арабских стран Залива, практически все исламские деятели в России "запятнаны" связями с "ваххабитами", и муфтии могут безо всякого труда собирать компромат друг на друга. Если же кто-то "имел несчастье" изучать исламские науки в арабских странах (неважно каких), ему тем более не уйти от обвинений в "ваххабизме". Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Тем самым люди, которые вроде бы должны быть главными защитниками интересов мусульман, способствуют раздуванию "антиваххабитской", а по сути — антиисламской истерии.
Открыто проповедовать ненависть к религии, которую исповедуют полтора миллиарда человек во всем мире, в том числе многие миллионы россиян, в приличном обществе не принято. Поэтому необходимо придумывать различные эвфемизмы. Долгое время очень популярным было словечко "фундаментализм", но оно поистерлось от частого употребления и перестало производить желаемый эффект. Течения, которые можно назвать "фундаменталистскими", есть во всех мировых религиях, а отнюдь не только в Исламе. "Фундаментализм" — это производное от слова "фундамент", а без фундамента никакой дом — материальный или духовный — построить невозможно. Что плохого в возвращении к духовным корням, к исконным ценностям? К тому же на фоне активной "православизации" российской государственной власти уж слишком очевидным становится двойной стандарт: получается, что когда православные возвращаются к своим духовным корням, это прекрасно, а когда то же самое делают мусульмане, это несет угрозу обществу.
Словечко "ваххабизм" экзотично для русского уха, непонятно и уже поэтому вызывает страх. Много ли найдется в России мусульман (не говоря уже о немусульманах), знающих, что богослов Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб, живший в XVIII веке в Аравии, ничего "экстремистского" и "террористического" не проповедовал, что и до него были богословы, столь же или еще более последовательно отстаивавшие принцип чистоты единобожия? Таких наберется немного даже среди мусульман, носящих бороды — главный атрибут образа "ваххабита", созданного СМИ.
Любители словечка "ваххабизм" всегда могут уклониться от обвинений в исламофобии, сказав: "Ваххабизм не имеет ничего общего с "традиционным Исламом"; мы обеими руками за "традиционный Ислам", мы всего лишь против ваххабизма." Правда, понятие "традиционный Ислам" не менее аморфно, чем понятие "ваххабизм". Какие такие "традиции" продолжает этот "традиционный Ислам"? По всей вероятности, "славные традиции" недавнего прошлого — традиции безропотного обслуживания коррумпированных феодально-коммунистических князьков мусульманских регионов России. Такой "традиционный Ислам" — это единственная форма Ислама, устраивающая власть предержащих этих регионов. Если же кто-то говорит о социальной справедливости в Исламе, о том, что положение человека в обществе должно определяться исключительно его личными качествами, а не принадлежностью к тем или иным мафиозным кланам, это, несомненно, зловредный ваххабит и потенциальный террорист.
Ислам един, он не может быть "отечественным" или "импортным". Может быть, поборники "традиционного Ислама" думают, что у татар и кавказцев есть один Коран, а у арабов или, скажем, пакистанцев — другой? Может быть, они молятся не на "ваххабитском" арабском языке, а на каком-то другом, и обращаются при этом не к Мекке, находящейся на "ваххабитской" территории, а куда-то еще? Деление Ислама на "свой" и "чужой" может лишь позабавать любого, кто хоть мало-мальски разбирается в Исламе. Проблема, однако, в том, что таких людей в России катастрофически мало, причем далеко не все из них используют свои знания во благо Ислама.
Еще одна немаловажная деталь. Если одиозный закон, не дай Бог, будет принят, в неизбежных при этом злоупотреблениях и произволе будут обвинять отнюдь не Госсовет Дагестана — во всех грехах, как всегда, будут обвинять Россию и русских. Так почему же российская центральная власть должна становиться заложницей интересов коррумпированных родоплеменных элит, чья любовь к России основывается на любви к дотациям из федерального бюджета?
Не надо быть провидцем или особо тонким психологом, чтобы предсказать, что принятие закона, якобы призванного бороться с экстремизмом, приведет к обратному результату: усилению радикальных, экстремистских настроений среди российских мусульман. Ведь мусульманам в очередной раз продемонстрируют, что власть считает их гражданами России второго сорта, чья благонадежность вызывает сомнения.
Чтобы сохранить мир и стабильность в мусульманских регионах России, власть не должна указывать мусульманам, как можно и как нельзя поклоняться Аллаху. Она должна не на словах, а на деле обеспечить равноправие всех конфессий. Мусульмане должны почувствовать, что власть смотрит на них не как на подозрительных иноверцев в православной державе, а как на полноправных граждан России. Тогда исчезнет почва для экстремизма и сепаратизма, и не нужно будет гоняться за призраком ваххабизма.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: