Информационное
агентство России
1°C
15 декабря, 03:50

ШКОЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ

art_dev
ШКОЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ
1011_schl

В то время как президент Путин пытается преодолеть образ России как государства, где процветают ксенофобия и национальная нетерпимость, во всеуслышание заявляя о многонациональном и поликонфессиональном характере нашей страны, на уровне отдельных должностных лиц и ксенофобия, и национальная нетерпимость продолжают успешно процветать.

Алия Жиронкина, работавшая в общеобразовательной школе 189 заместителем директора по социальной защите и учительницей английского языка, 7 июня была уволена с занимаемой должности. Позднее, 30 июня, та же участь постигла заместителя директора по административно-хозяйственной работе Майнур Адиатуллину, проработавшую в этой школе 18 лет. Как указано в приказах, и в том, и в другом случае основанием для увольнения послужил прогул. Жиронкина и Адиатуллина посчитали свое увольнение незаконным и обратились в суд с иском о восстановлении на работе.
Этот трудовой спор, как и саму школу 189, нельзя назвать заурядными уже потому, что в данном учебном заведении с 1989 года функционирует татарский этнокультурный факультатив, а уволенные с работы Жиронкина и Адиатуллина осуществляли как педагогическую, так и организационную деятельность по его реализации. Именно данными обстоятельствами был обусловлен мой интерес к этой истории, который и привел меня сначала в Тверской районный суд, где слушалось дело, а затем в кабинет директора школы Рыбаковой Н.А.
Сразу оговорюсь, что обстоятельного диалога с директором у меня не получилось. Госпожа Рабакова производила впечатление очень беспокойного человека — она то выбегала из кабинета, то ненадолго возвращалась обратно, говорила по телефону, предоставив удовлетворять мой журналистский интерес своему представителю в этом деле, адвокату Светлане Безчинской. Светлана Владимировна — личность весьма колоритная, в зале суда старается вести себя уверенно, даже не располагая вескими аргументами. Еще в суде Светлана Владимировна, которая не без гордости называет себя убежденной атеисткой, посетовала, что обе истицы не соответствуют ее представлению о мусульманской женщине, которая, по мнению юриста, должна не сутяжничать, а стойко переносить выпавшие на ее долю невзгоды. В беседе со мной адвокат выразила пожелание, чтобы мусульмане учились исламским манерам у героев телесериала "Клон", который, по ее мнению наиболее ярко демонстрирует все достоинства личности правоверного мусульманина. Если очистить эти оригинальные мысли от высокопарной шелухи, то в сухом остатке получается — тебя выгнали с работы, принимай это как должное и даже не думай сопротивляться.
В свою очередь директор школы за непродолжительное время нашего общения успела рассказать о своем заме по хозяйственной работе с десяток леденящих кровь историй. Оказывается уволенная Майнур Касымовна Адиатуллина просто чудовище, никому не дает спокойно работать, систематически избивает преподавателей, вмешивается в учебно-воспитательный процесс, и — о, ужас! — однажды имела дерзость назвать ее, директора, "антисемиткой". По словам Рыбаковой, все ее предшественники почему-то очень боялись уволить Адиатуллину, видимо, не желая быть избитыми Майнур Касымовной до полусмерти. Это, несмотря на то, что Майнур-ханум очень хрупкая женщина, к тому же имеет тяжелое заболевание сердца. Но сама Рыбакова — надо полагать, пересиливая жуткий страх, — все же решилась это сделать.
Признаться, выслушав обе стороны конфликта, у меня создалось впечатление, что причиной увольнений послужили не только и не столько банальные прогулы, сколько другие факторы. Откуда такая уверенность?
Во-первых, как мне удалось выяснить, все предшествующие руководители школы 189 отзываются об Адиатуллиной и Жиронкиной исключительно позитивно. Экс-директор школы Мазуркевич Е.Ю. даже написал Представление на М. Адиатуллину, в котором, в частности, говорится: "Адиатуллину М.К. отличает профессиональная компетентность, коммуникабельность, требовательность и доброжелательность. Благодаря этим качествам Адиатуллина М.К. снискала заслуженное уважение и авторитет. Обслуживающий персонал, находящийся в подчинении, работает многие годы в постоянном составе, обеспечивая чистоту и уют в атмосфере слаженности и взаимопонимания…". Возможно, излишняя ответственность Майнур Касымовны и сыграла роковую роль в ее взаимоотношениях с новым директором, которые поначалу складывались довольно хорошо — достаточно отметить, что занять место директора Рыбаковой помогла именно Майнур-ханум, которая как заслуженный работник сказала свое веское слово в поддержку ее кандидатуры. Дело в том, что, по словам Адиатуллиной, в школе часто нарушаются права учащихся, распространена порочная практика оскорблений детей со стороны педсостава, чему имеются документальные свидетельства в форме родительских жалоб. Майнур-ханум как глубоко верующий человек была не согласна с таким положением дел и сделала замечание директору. В этом ее поддержала Жиронкина. "Директор восприняла наш поступок как личное оскорбление", — утверждает М. Адиатуллина.
Отношения между директором школы и его замом испортились окончательно, когда в сентябре прошлого года Н. Рыбакова заключила договор на осуществление охранно-пропускного режима с фирмой "Радамант", сотрудники которой даже не имели регистрации на проживание в Москве, а главное — документов на осуществление частной охранной деятельности на территории России. Как следует из слов М. Адиатуллиной, она, будучи материально-ответственным лицом, поставила об этом в известность милицию, вскоре после чего деятельностью "Радаманта" заинтересовалась ФСБ. Это жутко не понравилось директору, что в конечном итоге и привело к конфликтной ситуации.
Что касается Жиронкиной, то школьный руководитель объяснила, что вина Алии заключается в невыполнении ее приказов и крайне неуважительном отношении к другим учителям. В довершение ко всему Н. Рыбакова сказала, что Жиронкина смущали всех своей строгой, длинной одеждой.
Во-вторых, Адиатуллина и Жиронкина утверждают, что никаких прогулов не было и в помине. 22 апреля Жиронкина действительно отсутствовала на работе, так как находилась на курсах повышения квалификации в Московском институте открытого образования (МИОО), куда ее направила сама директор Рыбакова, о чем свидетельствует подписанный ею соответствующий приказ за номером 63. В администрации МИОО факт присутствия Жиронкиной на занятиях 22 апреля подтверждают. Майнур Касымовна же в указанные дни "прогула", отлучалась из школы для участия в судебном слушании, на котором она выступала в качестве участника процесса, что уже само по себе является законным основанием для отсутствия на работе. К тому же Майнур-ханум отсутствовала на рабочем менее 4 часов, что, согласно Трудовому кодексу, не может быть квалифицированно как прогул.
В-третьих, незадолго до увольнения в школе 189 была приостановлена работа этнокультурного татарского компонента, успешно функционировавшего на протяжении 15 лет, поборниками и вдохновителями которого являлись Адиатуллина и Жиронкина. Ни для кого не секрет, что Правительство Москвы содействует инициативам по открытию этнокультурных компонентов в столичных школах, видя в их деятельности залог развития здоровых национальных отношений. Татарский класс в школе 189 был организован при непосредственном участии председателя департамента образования, госпожи Кезиной Л.П и бывшего директора школы Денисовой О.А. По этому случаю даже была опубликована статья в "Учительской газете".
Причиной к закрытию факультатива, по словам директора, послужили с одной стороны отсутствие у детей интереса к занятиям татарским языком и культурой, — хотя фотодокументы говорят об обратном, — а с другой — отсутствие отвечающей соответствующим требованиям программы. Сами ученики-татары, которых в школе насчитывается 40 человек (что составляет 12% от общего числа учащихся), и их родители преподавание родного языка и культуры только приветствуют. Факультатив посещали и другие тюркоязычные школьники, которые в общей сложности с татарскими детьми составляют почти 1/3 учащихся; а праздники и другие мероприятия, являющиеся традиционными для мусульманских народов России, проводимые в рамках культурной программы факультатива, пользовались популярностью у школьников всех национальностей, традиционно исповедующих ислам. После приостановления работы факультатива родители обратились в администрацию школы и Правительство Москвы с просьбой возобновить занятия. Столичное руководство всецело поддержало эту просьбу, что получило отражение в рекомендации Департамента образования г. Москвы за номером 4-19-19533/3, адресованной директору школы №189 Рыбаковой Н.А., продолжить работу по реализации татарского этнокультурного компонента. Что касается программы, на отсутствие которой ссылается директор, то таковая была составлена в полном соответствии с Федеральным законом об образовании и с требованиями учащихся и родителей и утверждена научно-методическим центром Департамента образования г. Москвы, на основании чего собственно и была представлена упомянутая выше рекомендация. Почему директор не реализовала эту программу, остается только догадываться. "В конце концов, она — руководитель общеобразовательной школы, а не хозяйка частной торговой лавки, работающая по принципу: хочу — продаю, а не хочу — не продаю", — говорит М. Адиатуллина.
Во время нашей беседы госпожа Рыбакова призналась, что она категорически против ношения мусульманского платка в стенах своей школы. Согласно ее представлениям, в светских учебных заведениях должны быть единые стандарты обучения и одежды — правда, директор не уточнила, какие.
Представляется, что описанные выше обстоятельства в своей совокупности сыграли определяющую роль в этой истории. Само собой, А. Жиронкина и М. Адиатуллина посчитали увольнение необоснованным и сделали то, что на их месте сделал бы каждый цивилизованный человек, — обратились за защитой своих прав в суд, который, они надеются, должен разобраться во всех аспектах этого дела и вынести справедливое решение.
Со своей стороны татарская общественность Москвы надеется, что как бы ни сложились отношения между директором школы 189 и уволенными ею сотрудницами, это не должно негативно отразиться на будущем татарского этнокультурного компонента, само существование которого в такой многонациональной стране, как Россия, — вопрос не только культурный, но и политический.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: