Информационное
агентство России
1°C
21 октября, 20:52

КОЛОНИАЛЬНЫЙ СИНДРОМ

art_dev
КОЛОНИАЛЬНЫЙ СИНДРОМ
1315_bahn

Попытки некоторых мусульманских стран противостоять негативным тенденциям в сфере морально-нравственного состояния общества, вызванных агрессивной пропагандой западной масс-культуры и образа жизни, натыкаются на шквал критики со стороны ряда ангажированных публицистов, обвиняющих власти в отсталости и консерватизме. По мнению западников, по-видимому, страдающих тяжелым комплексом неполноценности, проекты по внедрению предусмотренных шариатом санкций в систему законодательства ряда мусульманских стан несет в себе угрозу демократическим свободам, гарантированным конституцией.

Псевдолиберальная демагогия группы прозападных газетчиков не остается незамеченной независимыми аналитиками — материалы, отвечающие на их нападки, появляются в периодических изданиях Турции, Кувейта, Саудовской Аравии, Сирии, Египта, Иордании и целого ряда других стран.

Спор западников с традиционалистами, разгоревшийся в мусульманском обществе, стал продолжением конфликта идеологии эпохи Возрождения с христианской церковью и феодальной системой, который передался мусульманскому миру в период английской и французской оккупации. Колониальные власти проводили активную политику вестернизации мусульманского общества, стремясь лишить его идентичности, традиционных ценностей, заставить принять европейский образ жизни. В сознании мусульманской интеллигенции, сформировавшейся в западной системе координат, были посеяны западные ценности. Европейской пропаганде удалось убедить часть национальной элиты, что социально-экономическая отсталость исламского мира связана с его приверженностью средневековым религиозным ценностям, а дорогой прогресса является европейская цивилизация со всеми ее достоинствами и недостатками. Оппонентами этого течения выступили происламские силы; однако борьба была неравной: иностранные захватчики всячески поддерживали прозападную интеллигенцию, щедро награждая ее представителей регалиями в сфере культуры, искусства, литературы, политики и т.д. С другой стороны многие представители исламской интеллигенции были не в состоянии на должном уровне представить ислам, а некоторые — просто не понимали его.
Поборники европейской цивилизации, с восторгом отзывающиеся о научно-техническом прогрессе, развитии технологий в Европе, полагают, что отставание арабов и мусульман в этой области связано с системой религиозных ценностей, которых они придерживаются. Однако они упускают из виду, что ислам не только не препятствует использованию чужих достижений, но и побуждает мусульман перенимать у других все хорошее и полезное. Посланник Аллаха сказал: "Мудрость — предмет исканий мусульманина. Если он найдет ее, будет достойнее других". Из истории мы знаем, что сподвижники посланника Аллаха активно перенимали у Персии и Византии передовые технологии, считая это требованием своей религии.
В слепом преклонении перед чужой цивилизацией западники не замечают и того, что у европейских народов имелись веские причины выступать против своей религии, которую им навязывала каста священнослужителей и которая под страхом смерти на костре инквизиции запрещала занятие медициной, инженерными специальностями, астрономией и другими науками, считавшимися в христианстве колдовством и ересью.
Эта причина отсутствует в исламе, поскольку Священный Коран, ниспосланный в седьмом веке — когда Европа пребывала во тьме средневековья, — повелел выводить людей из этой самой тьмы к свету ислама и разрешил то, что запрещала церковь. Характеризуя Послание и Пророка, Всевышний говорит: "Которые следуют за посланником, неграмотным пророком, запись о котором они найдут в Торе и в Евангелии. Он велит им творить добрые деяния и запрещает предосудительное, разрешает им блага и запрещает им мерзости, освобождает от бремени и оков, которые были наложены на них [прежними религиями]" (Коран, 7:157).
Уил Дюрант в своем сборнике "История цивилизаций" писал, что никейский церковный собор 325 г. ввел в христианскую веру институт индульгенций, наделивший церковных иерархов правом связывать и запрещать по своему усмотрению, а также монополией на занятие науками. Священники стали единственным источником духовных и мирских знаний, что дало им полномочия привлекать к суду всех, кто занимался экспериментальными научными изысканиями. Так, Галилей за свою гелиоцентричную теорию, которая утверждала, что земля вращается вокруг солнца, предстал перед судом семи кардиналов, которые осудили семидесятилетнего старца к пожизненному заключению, несмотря на то, что ученый отрекся от своих воззрений и пал ниц перед председателем суда.
Церковь была одним из крупнейших феодалов: ей принадлежало более 15 тысяч замков, в собственности отдельных священнослужителей находилось до 20 тысяч душ крепостных. Ничего подобного не было в исламском мире, поэтому слепое подражание процессам, характерным для эпохи Просвещения, как раз и является проявлением отсталости и невежества.
Противостояние западников и традиционалистов в мусульманском, а особенно, арабском мире — явление отнюдь не новое. Оно есть прямое продолжение проблемы, поднятой еще в начале XX века борцом за права всех угнетенных арабских женщин — Касимом Амином. После чего события покатились по наклонной с такой ужасающей скоростью, что уже через несколько лет сбылась мечта поборников арабского феминизма: женщины-мусульманки с гордостью скинули хиджабы, а затем интенсивно заработали ножницы, отхватывая от женской одежды все больше и больше ткани. Все закончилось тем, что представительницы прекрасного пола, проникшись "прогрессивными" западными идеями, отправились на пляжи в убранствах, которые назвать одеждой не поворачивается язык. Покровительство над мусульманской женщиной перешло из рук ее мужа в руки парижских кутюрье.
…В 1919 г. демонстрация женщин из 300 человек с требованиями свободы проследовала по улицам Каира к британской дипломатической миссии. Возглавляли шествие супруга Саада Заглюля — Сафия Заглюль, супруга Фахми паши — Карима Мустафа и супруга Шаарави паши — Худа Шаарави.
Худа Шаарави, возглавившая женское движение, сделала то, что до нее не решалась сделать ни одна мусульманка, — она отправилась во Францию и США для изучения положения женщины, после чего стала публично выступать против хиджаба.
Свою негативную роль сыграла и арабская националистическая пресса, занявшаяся пропагандой феминистских идей и организаций. Излюбленной темой СМИ того времени стали социальные "достижения" кемалистской Турции. Так, в египетском политическом еженедельнике "Аль-кахира" за 17 июля 1926 года с восхищением рассказывалось о морском круизе, который, несмотря на глубокий экономический кризис, был организован и щедро оплачен турецким правительством. Лайнер, на котором разместили турчанок с весьма привлекательной внешностью, одетых в откровенные даже по европейским меркам того времени одежды, прошел через все известные порты Европы, демонстрируя передовые нравы, царящие в кемалистской Турции. Девушки, не обделенные во время своего показательного круиза вниманием прессы, охотно делились с журналистами своими мыслями по поводу прелестей феминистского образа жизни, как то: путешествие без мужей, курение, распитие спиртного, танцы, свободное общение с представителями противоположного пола и т.п. По мнению корреспондента "Аль-кахира", все это указывало на прогресс в жизни турецких женщин и их близость к своим "европейским сестрам". Арабской женщине, заключал египетский журналист, остается лишь завидовать невиданной свободе турчанок.
Другое египетское издание — журнал "Аль-муктатаф" в апреле 1926 г. в одной из статей воспевал Мустафу Кемаля, характеризуя его как величайшего лидера современности. Причем главными причинами столь восторженных отзывов об Ататюрке послужили проведенные им религиозная реформа, отделившая религию от государства, и насильственная деисламизация страны, в ходе которой были репрессированы десятки тысяч ни в чем не повинных людей.
Еще один глашатай культурной революции — египетский журнал "Хиляль" из номера в номер приводил мнения прозападной творческой интеллигенции, политиков и общественных деятелей, которые оказывали большое влияние на читателей. Например, в декабрьском номере журнала за 1922 г. известный писатель Рифки Бек, пользовавшийся покровительством турецкого губернатора Сирии Джемаля-паши, утверждал, что пока турецкая девушка не получит возможность выходить замуж за кого пожелает, даже за немусульманина, более того, не будет стремиться строить отношения с мужчиной — мусульманином или нет — как она того хочет, Турция не сможет выйти на дорогу прогресса!
В феврале 1928 г. на страницах "Хиляля" выступил Ибрахим аль-Масри, ратовавший за необходимость разрешить бесконтрольное смешение полов. По словам аль-Масри, "восточное мировоззрение, согласно которому мужчина и женщина, если встретились, то между ними обязательно появится шайтан, который будет подталкивать их к греху, и есть тайная причина отставания арабского общества и пережиток эпохи невежества, боязни и тьмы".
Жизнь показала, что социальные последствия "ихтилата" (смешения полов) были поистине катастрофическими: человек лишился своего человеческого достоинства, моральная деградация общества достигла невиданной доселе степени. Ответной реакцией на это стало совместное обращение студентов и преподавателей целого ряда факультетов Каирского университета в 1937 году с требованием ввести в учебную программу религиозное обучение, вернуть раздельное обучение для студенток и студентов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: