Информационное
агентство России
7°C
19 октября, 11:53

В ЧЕМ СОСТОЯТ ПРИОРИТЕТЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА МЕЖДУ РОССИЕЙ И ИСЛАМСКИ

art_dev

Дисбаланс в международной системе отношений – явление временное:

Состояние дисбаланса, которое переживает сегодня современная система международных отношений, предоставляет Соединенным Штатам возможность устанавливать в мире свою гегемонию и свой исключительный индивидуализм. Однако подобное состояние это временное явление, срок существования которого может сокращаться или удлиняться под действием внутренних и внешних американских факторов, имеющих связь с вероятностями появления на международной арене равноценной конкурентной силы или международного альянса, который будет руководствоваться необходимостью отстаивания общих интересов нескольких основных фигурантов этого союза, которые стремятся к созданию альтернативной, многополюсной международной системы, которая бы могла предоставить соответствующим международным институтам жизненноважную функцию по решению судьбоносных проблем, интересующих все человечество, таких, как разрешение кризисных ситуаций, сохранение мира и безопасности во всем мире, противостояние сложнейшим и труднейшим задачам, которые волнуют человечество, как бедность, голод, невежество, неграмотность, болезни, загрязнение окружающей среды, природные катаклизмы.
Со времени окончания холодной войны стало крепнуть понимание необходимости стремиться к осуществлению экономической безопасности стран и регионов. Появилась идея формирования механизмов обеспечения национальной безопасности государств и народов, в особенности тех из них, которые занимают влиятельные позиции в международной системе, или которые имеют заветное желание достичь таких позиций, или восстановить их. Представляется, что Соединенные Штаты не испытывают желание создавать и упрочивать систему, которая бы была основана на соучастии стран, – даже если те будут играть второстепенную роль в ней, – поскольку американцы предпочитают иметь дело с теми, кого они называют иногда «партнерами» на том основании, что те являются для них слугами или агентами.

Экономическая безопасность или военное превосходство?
В мире, который сформировался после холодной войны, концепции безопасности, основанной на ее военной составляющей, перестали быть надежной гарантией для охраны и защиты от внутренних рецидивов и расстройств, или гарантией для эффективного воздействия на ход мировых событий. И самым убедительным и красноречивым доказательством тому является Россия и ее пример. Очевидно, что России не принес пользы ее огромный военный арсенал, в том числе ее ядерный потенциал, поскольку военное превосходство не может сочетаться с экономическим превосходством, или отражать культурную и духовную роль государства на международной арене. И это при всем том, что бывший Советский Союз оставил России эффективное политическое наследство. После распада и краха Советского Союза и выхода из его состава многих республик некоторые аналитики и наблюдатели стали давать крайне негативные характеристики России, которая унаследовала эту «советскую империю», и которая, – по их оценкам, – стала чуть ли не отсталым государством. Дело дошло до того, что кое-кто стал рассказывать анекдоты о том, что Россия может сегодня выставить свое ядерное оружие на аукцион для его продажи или экспонировать его в музеях.
Нет сомнения в том, что российский президент Владимир Путин, который пришел к власти после «родовых схваток» трудного переходного периода, прилагает усилия, чтобы воссоздать элементы и факторы внутренней силы российского государства, с целью восстановления или конструкции новой, эффективной и достойной для России роли на международной арене, которая бы отвечала ее потенциальным и реальным человеческим и природным ресурсам и возможностям. Президент Путин, пришедший к власти по милости одной из виднейших и элитных организаций бывшего СССР, – т.е. Федеральной Службы Безопасности (ФСБ), – прекрасно понимает, насколько велико то промежуточное пространство, которое отделяет Россию от возможности реализации ее честолюбивых устремлений, и насколько трудно и сложно использовать сегодня прежние, советские методы и приемы в политике.

Формирование новой российской национальной концепции:
Многие специалисты по международным проблемам из числа тех, чьи взгляды и мнения я отслеживал в последнее время, убеждены в том, что развитие политической ситуации в России с момента развала Советского Союза зависит от сложностей, связанных с постоянным поиском формата новой национальной постсоветской концепции. Президент Путин все больше и больше заботится о том, как возбудить сегодня российские национальные чувства. При этом он иногда преувеличивает образ внешнего врага с той целью, чтобы зарядить и пробудить у россиян исторические российские национальные чувства. Некоторые эксперты США и Европы выражают опасение, что Путин, или тот, кто станет в будущем его преемником, будет продолжать пытаться сформулировать новую российскую национальную концепцию, апеллируя к славе и величию российского императорского и советского прошлого, а также к эпохе гегемонии и распространения своего влияния на соседние государства. Однако эти опасения возникают иногда со стороны определенных кругов в Вашингтоне и в Европе без определенных логических доводов и аргументов, с тем чтобы оказать давление на Россию и на самого Путина, чтобы тот проводил взвешенную, гибкую политику, отвечающую концептуальным установкам Вашингтона и Евросоюза.

Силы восходящие и силы, подающие надежды:
Однако возможности достижения Россией взлета и ускорения ее экономического роста продолжают оставаться реальной проблемой по крайней мере на ближайшие два десятилетия, несмотря на то, что по классификации и оценкам экспертов Россия не занимает лидирующих позиций, подобно восходящим международным силам, как это имеет место в отношении Китая и Индии, которые, – по прогнозам тех же экспертов, – станут в течение двух ближайших десятилетий главными, ключевыми государствами в вопросе формирования международной системы. В этой связи эксперты указывают иногда на Бразилию, Южную Африку и Индонезию как на силы, подающие надежды. При этом Россию относят к этой группе стран, а не отдают ей предпочтение и не относят ее к группе Китай–Индия. Возможно, что основной причиной здесь является демографическое положение, которым отличаются Индия и Китай, где в каждой из этих стран численность населения составляет более одного миллиарда человек. Вместе с тем продолжает существовать геополитический фактор, и все страны используют процесс бурного восхождения Китая и Индии, поскольку оба эти государства испытывают крайнюю потребность в энергоресурсах. У России же может быть свой интерес в укреплении партнерства и взаимного обмена с Евросоюзом. Обильные источники энергоресурсов, которыми обладает Россия, могут предоставить ей реальный шанс для достижения экономического роста. И это при том, что Россия сталкивается с жестокими демографическими вызовами, возникшими в результате снижения рождаемости и уровня здравоохранения и медицинского обслуживания. Кроме того, существует вероятность того, что Россия может подвергнуться широкому распространению на ее территории эпидемий и иммунодефицита. Ее также могут обвинить в коррупции административного аппарата и в бюрократизме. А многие люди будут задаваться вопросом о том, насколько в России уважается политический плюрализм.
Существуют также опасения, что Россия уже в недалеком будущем столкнется с острой проблемой дефицита молодой рабочей силы. Вместе с тем, сужение атмосферы уверенности в стабильности власти и ее демократических механизмов неизбежно приведет к сокращению возможностей привлекать иностранные инвестиции в российскую экономику, – не считая сектора энергоресурсов, – что существенно ограничит способность России создать сбалансированную многоотраслевую экономику.

Россия и факультативное сотоварищество:
Нет сомнения в том, что России угрожает продолжающийся военный кризис в Чечне и многочисленные проблемы, возникающие на ее южных рубежах, где находятся зоны, в которых иногда наблюдается всплеск исламского экстремизма. Пояс новых государств, возникших там, стал объектом внутренних конфликтов и угрозой развала правящих там структур. А автономные республики Северного Кавказа находятся в состоянии перманентного напряжения, угрожающего дестабилизировать весь регион. Естественно, что все эти внутренние и внешние факторы ограничивают возможности России выйти на уровень высокоэффективного международного фактора. Однако отсутствие стабильности на международной арене оставляет для России дверь открытой, для того чтобы сохранять для себя, – как и прежде, – важную роль в системе международных отношений, поскольку она всегда готова вступить в полезное и отвечающее ее интересам факультативное сотоварищество с другими главными мировыми игроками (США, Евросоюзом, Китаем, Индией). Кроме того, у России сохраняется возможность упрочить свои отношения с другими ключевыми региональными государствами, что увеличивает степень ее мощи и маневренности в своем поведении, поскольку она пользуется своим положением как одного из главных источников экспорта нефти и газа в мире.
Однако, стремясь достичь высоких темпов в развитии экономики, Россия должна использовать в большом объеме рабочую силу, прибывающую на ее территорию из-за границы, в том числе из стран ближнего зарубежья. А это означает, что Россия смирилась с фактом эмиграции из различных соседних государств представителей многих рас и религий и, прежде всего, из числа мусульман. Ежегодные потребности России в иностранной рабочей силе оцениваются примерно в один миллион человек по причине ее демографического состояния, о чем уже шла речь выше.

Россия и восстановление ее активной роли на международной арене:
В последние недели произошли важные перемены, имеющие непосредственную связь с позицией России на международной арене, которая стала придавать особое значение установлению качественно новых и целенаправленных отношений между ею, с одной стороны, и исламским миром, с другой. На встрече с высшим командным составом российских вооруженных сил президент Путин заявил, что Россия приступила к разработке качественно нового ядерного оружия, обладающего уникальными боевыми и техническими характеристиками. А российский министр иностранных дел заявил, что сильная Россия служит интересам всего мира. Визит президента Сирии Бишара аль-Асада в Россию с целью восстановления двусторонних стратегических отношений, свидетельствует о том, что Россия в состоянии восстановить свою эффективную роль на международной и региональной аренах, в том числе на Ближнем Востоке. Визит сирийского президента в Москву протекал в обстановке информационной шумихи, умышленно создаваемой сионистскими кругами, чтобы дезорганизовать визит сирийского главы государства еще до его начала. И это обстоятельство стало выражением столь глубокого кризиса в российско-израильских отношениях, что президент России Владимир Путин в жесткой и открытой форме сделал беспрецедентные критические замечания в адрес той негативной роли, которую играют сионисты в самой России и на Украине, – приведя в качестве примера грубое сионистское вмешательство в процесс выборов украинского президента. Решение российского правительства о восстановлении государственного контроля над деятельностью крупнейших компаний, которыми владеют русские евреи, вынудило ряд евреев покинуть Россию и уехать в Израиль, чтобы избежать негативных последствий российского правосудия. Кроме того, девятнадцать членов российской Думы (нижней палаты российского парламента) выступили с публичным докладом, содержащим очень жесткие критические замечания в адрес российских еврейских организаций и их деятельности на территории России.

Благоприятная возможность сделать качественный ход:
Все факторы и показатели свидетельствуют о том, что сохраняется возможность закрепить этот политический климат, который предоставляет исламскому миру уникальную и благоприятную возможность проявить смелую, серьезную и эффективную геополитическую инициативу, которая может иметь те же последствия, что и инициатива ныне покойного американского президента Никсона, предпринятая им в 1972 году и направленная на нормализацию межгосударственных отношений с Китаем. Подобная инициатива могла бы привести к качественной подвижке во всей системе международных отношений, поскольку представляется необходимым совершить переход из атмосферы существующих сегодня так называемых «сезонных», осторожных и осмотрительных отношений между Россией, – и даже Китаем, – с одной стороны, и исламским миром, с другой, – в состояние взаимопонимания и сотрудничества, с тем чтобы выйти на этап формирования на международной арене органического союза.
Что касается Соединенных Штатов, то, несмотря на их гегемонистские устремления, они, – вместе с тем, – находятся в состоянии экономического спада. Поэтому США пытаются остановить этот спад, опираясь на последнюю козырную карту, оставшуюся у них и воплощенную в военной силе. Однако война, которую открыто ведут США против так называемого международного террора, практически вовлекает их на длительную «войну на истощение» в самом центре исламского мира. Оказавшись в столь сложной ситуации, США стремятся вовлечь в эту войну другие международные силы, в том числе Россию, в надежде, что она поддержит Америку, которая, используя трудное положение, в котором оказалась Россия в Чечне, измышляет так называемую тему «антагонистической вражды с исламским миром». Однако все данные свидетельствуют о том, что США, пытаясь найти спасительный выход из того положения, в которое они сами себя поставили, впутавшись в войну в Ираке и Афганистане, терпят на этом направлении полный провал.

Необходимо избегать конфронтации и столкновений в напряженных точках:
На основании вышесказанного следует, что элита исламских государств должна осознавать необходимость всячески препятствовать столкновению между субъектами исламского мира, с одной стороны, и Россией и Китаем, с другой. Необходимо в срочном порядке искать выход для мирного и окончательного разрешения этих конфликтов, особенно, в Чечне. Три субъекта: Россия, Китай и исламский мир находятся по различным причинам «под прицелом» США. Вашингтон пытается препятствовать влиянию России в регионах, как это произошло в зоне Прибалтики, а теперь на Украине, а еще раньше – в Грузии. США хотели бы апробировать на территории России «молдавский сценарий», а затем оторвать от нее исламские автономные республики: Татарстан, Башкирию и Дагестан, – под предлогом «защиты прав мусульман и их права на самоопределение». После всего этого США намерены лишить оставшуюся часть Российской Федерации ядерного оружия. Что же касается чеченского конфликта, то Вашингтон хотел бы, чтобы он не затухал, а продолжался, превратившись таким образом в постоянный и пылающий источник напряженности внутри России, что привело бы в конечном итоге к ее истощению, ослаблению и окончательному уничтожению.
Предполагается, что одним из приоритетов Исламской Конференции является поддержание постоянной и взаимной связи с Россией и серьезное реагирование на инициативу Владимира Путина, что должно выражаться в поисках близости, взаимопонимания и сотрудничества с Российской Федерацией вплоть до установления шефства над решением всего комплекса проблем, связанных с немедленным и окончательным урегулированием чеченского кризиса, что означало бы завершение реализации соглашения, которое было подписано в 1966 году между чеченскими властями и федеральным правительством, и которое было нарушено в 1999 году при активном содействии израильско-сионистского финансиста Бориса Березовского, надежного исполнителя американских желаний.
Диалог, взаимопонимание и союз:
Создание научно-исследовательских центров, а также реализация крупномасштабных целевых инвестиционных проектов, способствующих углублению диалога и взаимопонимания и упрочению взаимных интересов продолжают оставаться весьма важными и желательными направлениями. Однако все они находятся в плоскости временных категорий. В принципе же должны быть заложены прочные основы долгосрочной стратегии, реализация которой должна начинаться с прекращения противостояния и столкновений на пути создания подлинного союза. А это предполагает необходимость инициирования усилий мусульман России в направлении достижения взаимопонимания и согласия с Центром, – как это в определенной степени имеет отношение к Татарстану и другим автономным образованиям, где гарантировано право на сохранение национальных языков, национальных культур и правящих автономных структур. Однако важнейшим достижением, которое могла бы достичь Исламская Конференция, – помимо увеличения числа стипендий, предоставляемых администрацией университета «Аль-Азхар» учащимся из числа мусульман России и Средней Азии, а также вложения инвестиций в сферу образования, инфраструктуры, энергетики, торгового взаимообмена и т.п., – стал бы немедленный переход к конструированию альянса по следующей формуле: «мусульманин–русский–конфуцианец (т.е. китаец)». Альянс должен быть открытым для вступления в него индусов. Задачей альянса будет противостояние тому союзу, который возглавляют Соединенные Штаты, и который направлен против всех. «Русско-исламский» альянс призван стать прочным фундаментом того огромного межгосударственного объединения, которое должно сформироваться в процессе восстановления баланса в системе международных отношений.

Действия в направлении реализации идеи:
К вышесказанному можно добавить лишь один момент, а именно: следует всячески избегать одной опасности, когда речь идет об установлении в ближайшем будущем российско-исламских отношений. Она заключается в том, что кое-кто из исламских лидеров будет призывать к тому, чтобы отдавать предпочтение развитию двусторонних отношений каждого исламского государства с Россией, что противоречит принципу формирования объединенных, коллективных отношений всего исламского мира с Россией в целях обеспечения общих, – а не только двусторонних, – интересов.
Представляется полезной идея создания по инициативе Организации Исламская Конференция Совета по российско-исламским отношениям. Этот Совет будет заниматься разработкой всеобъемлющего, фундаментального проекта развития российско-исламских отношений и распределением ролей и функций среди исламских государств. В соответствии с проектом планируется определение приоритетов и недопущение проявления отрицательной конкуренции в процессе разработки соответствующих программ развития. Кроме того, зондирование мнений представителей исламских землячеств и колоний в российских регионах относительно предпочтения тех или иных программ и способов их реализации будет способствовать разработке таких программ, которые будут учитывать общие интересы исламских землячеств (колоний), России и исламского мира. Существует также идея организации и проведения целого ряда симпозиумов в форме диалога и дискуссий между экспертами, представляющими исламский мир, с одной стороны, и российскими экспертами, с другой. При этом предполагаемые симпозиумы не будут иметь ничего общего с официальными формальностями. Они призваны рассматривать все аспекты стратегических отношений между Россией и исламским миром в предварительном и обязательном порядке до того, как приступить к разработке конкретных планов и программ развития этих отношений. Поскольку существует объективная потребность устранения многих опасений, сомнений и неправильного понимания ряда моментов, которые отразились в этих отношениях в предшествующий период.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: