Информационное
агентство России
-1°C
12 декабря, 01:56

Чему Моссад научил марокканских чекистов

art_dev
Чему Моссад научил марокканских чекистов
1012_kollaj5

Недавно две марокканские группы по правам человека потребовали от американской разведывательной службы ЦРУ опубликовать информацию, касающуюся политических репрессий в стране, сообщает агентство Reuters. В открытом письме, адресованном президенту Бушу, организации AMDH (The Association Mauritanienne des Droits de l’Homme) и OMDH (Organisation Marocaine des Droits Humains) заявили, что данные ЦРУ могли бы пролить свет на “темное прошлое” Марокко. “Кадры ЦРУ несут ответственность за деятельность секретных служб Марокко с 1960 года. Они не только располагают информацией о планах и программах тайной полиции Марокко, но и причастны к ее самым тяжелым преступлениям – таким, как похищения, пытки, убийства и уничтожение тел убитых”.

Такие данные изначально привел агент тайной полиции Марокко Ахмад Бухари, который в интервью французской газете Le Monde упомянул об участии ЦРУ в нашумевшем деле оппозиционного лидера левых сил Марокко Мехди Бен Барки. В октябре 1965 года этот популярный политический деятель бежал из страны и бесследно исчез. По словам Бухари, Бен Барка был схвачен в латинском квартале Парижа и после мучительных пыток убит. Его тело спецслужбы Марокко растворили в серной кислоте. В этот период, по информации Le Monde, в стране как раз работали три сотрудника ЦРУ, известные под именами полковник Мартин, Стив и Скотт.

Марокканские правозащитники убеждены,что в распоряжении ЦРУ находятся “тысячи важных документов, свидетельствующих о страшном периоде истории Марокко”.

В своей книге “Секретные службы Марокко” Ахмад Бухари раскрыл шокирующие факты из архивов спецслужб. Его рассказ позволяет получить представление о деятельности иностранный секретных служб, поставивших под свой тотальный контроль целый ряд государств арабского мира.

Об этом и многом другом – в статье известного египетского публициста Фахми Хувейди.

Читая книгу “Секретные службы Марокко”, то и дело чувствуешь, как по телу пробегает холодная дрожь. Зверства, которые на протяжении долгих лет негласно практиковались тайной полицией Марокко, разрабатывались, направлялись и координировались спецслужбами других стран. Под ударом иностранных спецслужб оказались оппозиционные политические силы, в том числе и политики, приверженные исламу.

В арабской публицистике еще не случалось подобных признаний. Воистину, случай беспрецедентный: человек, который более 40 лет проработал в службе, от одного упоминания которой в жилах простых марокканцев стынет кровь, в итоге выступил с сенсационными разоблачениями, снявшими завесу секретности с преступной деятельности агентов иностранных держав, фактически вставших у кормила государственной власти сразу после провозглашения в Марокко независимости. Хотя в мировой практике известно немало случаев исповеди бывших чекистов, признавшихся в кровавых преступлениях против собственных народов, их откровения обычно лишь частично проливали свет на трагические события, связанные с деятельностью спецслужб. Многие из этих людей больше рассказывали о личном опыте, нежели о службах безопасности в целом, хотя именно деятельность последних как одна из наиболее деструктивных функций государственной машины представляет наибольшую общественную опасность.

Книга, о которой пойдет речь, рассматривает данную проблему более обстоятельно. Ее автор – Ахмад Бухари на протяжении сорока лет проработал в марокканской службе безопасности, известной еще под названием “Эль-каб 1”. С высоты своей должности он нарисовал панорамную картину деятельности этой, не побоюсь этого выражения, государственной террористической организации.

Большую достоверность этой книге как неопровержимому свидетельству преступной деятельности тайной полиции придает то, что изложенные в ней многочисленные факты не были опровергнуты или хотя бы подвергнуты критике. Все, на что сподобились марокканские чекисты, были попытки запугать, очернить автора, вызывать недоверие к нему как к непосредственному участнику и свидетелю описываемых событий. Будучи бессильны опровергнуть приведенные в книге факты и ответить на выдвинутые обвинения, они попытались уничтожить автора: как морально, так и физически.

Читая книгу “Секретные службы Марокко”, нельзя упускать из виду те условия, в которых она была написана. Руководствуясь принципами справедливости и беспристрастия, автор попытался перевернуть страницу темного прошлого, сорвав с него завесу секретности, и тем самым открыть новую страницу истории, не связанную с описанным этапом. Насколько ему удалось это сделать – судить читателю. По мнению Ахмада Бухари, его повествование отличает высокая степень смелости и откровенности.

С первых же страниц читателю открываются неизвестные стороны деятельности секретных служб. К примеру, он узнает, что марокканская тайная полиция – Эль-каб 1 была создана в 1956 году – сразу после провозглашения в стране независимости. Ее непосредственным руководителем стал наследный принц Хасан – будущий король Марокко. У истоков создания Эль-каб 1 стояли десять офицеров французских спецслужб, служивших при колониальной администрации. Используя богатый опыт агентурной работы и обширные связи в кругах политиков и бизнесменов, они создали на территории Марокко мощную агентурную сеть, поставив под контроль всю общественно-политическую активность.

Впоследствии формированием марокканской тайной полиции занялась известная израильская разведывательная служба – Моссад. Ее специалисты, накопившие в ходе борьбы с палестинским сопротивлением богатый опыт, создавали структурные подразделения марокканских спецслужб, в числе которых была и Эль-каб, осуществляли планирование и разработку оперативных мероприятий, готовили группы головорезов, киллеров, похитителей и террористов. Вскоре к этой работе подключились американцы: в 1960 году в структуры Эль-каб вошли офицеры американских спецслужб с большим опытом работы в Иране, Турции, Израиле, Латинской Америке.

В книге рассказывается, что ряд ключевых фигур из движения Сопротивления, включая руководство освободительной армии Марокко, оказавшихся после объявления независимости в стане оппозиции королю Мухаммаду V, были похищены (многие – из собственных домов) и впоследствии исчезли. Другие были уничтожены в результате организованных спецслужбами покушений и терактов. Автор отмечает, что согласно попавшим в поле его зрения данным из архивов спецслужб только за первые четыре года независимости – с 1956 по 1960 – было физически ликвидировано 800 человек из числа “героев борьбы за независимость”.

С первых дней провозглашения суверенитета иностранные спецслужбы получили полный контроль над Марокко. Агентурная сеть французской разведки проникла во все стороны общественно-политической жизни страны. Под ее постоянным пристальным наблюдением находился наследный принц Марокко – Хасан. Спецслужбы Франции сыграли решающую роль в определении состава марокканской делегации на переговорах по вопросу независимости. В результате от переговорного процесса были отстранены наиболее независимые лидеры, такие как Мехди Бен Барка и Абдель Хамид Буабид.

“Французы, – пишет Ахмад Бухари, – предпочли вести переговоры с людьми, которые были готовы беспрекословно защищать интересы колониального режима. В их число, в частности, входили финансисты, бизнесмены, банкиры, крупные землевладельцы. Многие из них контролировали сети сутенеров, были владельцами питейных заведений и публичных домов” (“Секретные службы Марокко”, стр.39).

Ознакомившись с архивами спецслужб, Ахмад Бухари обнаружил, что две крупнейшие партии Марокко – “Независимость” и “Совет” были представлены на переговорах сотрудниками французских спецслужб. Согласно архивным данным глава королевской службы безопасности генерал Мухаммад Уфкир был сотрудником французской разведки. В его задачи входила слежка за вернувшимся из изгнания королем Мухаммадом V и его сыном – Хасаном II. В официальных архивах Уфкир числился под агентурным именем Дьян Бьян Фу (город во Вьетнаме, последний оплот французских войск).

Наиболее важные отделы секретных служб Марокко – отдел борьбы против свержения монархического строя, отдел контрразведки и отдел технических операций – курировались американцами. В задачи первого входила борьба с оппозицией внутри страны; второй отслеживал перемещение по стране иностранцев; третий осуществлял необходимые оперативные мероприятия (прослушивание, наблюдение, похищения, убийства). Будучи сотрудником отдела борьбы против свержения монархического строя, Ахмад Бухари по роду своей деятельности был связан с различными политическими и профсоюзными силами Марокко.

Согласно его сведениям тайная полиция под видом защиты государственной безопасности осуществила проникновение во все политические и профсоюзные структуры Марокко, которые спецслужбы взяли под полный контроль, склонив их руководство к сотрудничеству. О тотальном характере этого контроля говорит тот факт, что абсолютно все политические и профсоюзные собрания фиксировались с помощью записывающих устройств агентами, завербованными Эль-каб из числа членов партий и профсоюзов. Время от времени спецслужбы давали “своим” людям задание выносить на обсуждение определенные вопросы с целью исследования мнений. После того как каждый завербованный сдавал заключение своему куратору из спецслужб, проводился их обобщающий анализ, на основании которого составлялся итоговый отсчет, содержащий ответы на 150 вопросов по различным аспектам политической деятельности. Эта работа велась, несмотря на то, что часть руководящего состава партий и профсоюзов Марокко сотрудничала с секретными службами.

В целях вербовки проводилась активная работа по выявлению слабостей политических деятелей, будь то деньги, женщины, пристрастие к спиртным напиткам и наркотикам. Практика показала, что наиболее эффективным механизмом вербовки служили так называемые тайные квартиры. Таким образом спецслужбы посадили на крючок Абдель Мути Буабида, известного в городе Дар эль-Байда адвоката, члена политического отдела Национального союза народных сил и президента футбольного клуба “Байдави”. Его разработкой занимался Ахмад Бухари.

В Эль-кабе прекрасно знали об увлечении Буабида футболом. Став посетителем излюбленных мест досуга Буабида – ночных клубов и баров, агент Бухари – по легенде, бизнесмен и большой любитель футбола – быстро познакомился и сошелся с известным политиком. За бокалом вина знакомые обсуждали новости с футбольных полей, обменивались тостами. Когда их отношения стали достаточно доверительными, операция вступила в следующую стадию.

Марокканские чекисты установили, что Буабид любил небольшие вечеринки в узком кругу друзей, проходившие в атмосфере абсолютной секретности. Однажды Бухари пригласил его на квартиру, принадлежавшую Эль-каб, которая была оборудована специальной записывающей аппаратурой. Первый раз Буабид пришел один. Затем – после того, как Бухари отдал ему ключи, – спецквартира стала местом периодического отдыха Буабида и его приятелей, приятно проводивших время в обществе несовершеннолетних девочек. Все их развлечения тщательно фиксировались специальной аппаратурой. Таким образом чекистам удалось запечатлеть за неприглядными занятиями целый ряд политиков и сотрудников судебной системы Марокко, которые олицетворяли собой образ добропорядочных людей.

“В конечном итоге, мне поручили передать Абдель Мути Буабиду конверт с фотографиями, – пишет Бухари. – Он сильно покраснел и впредь стал выполнять все наши требования”. По словам автора, после шантажа Буабид стал исправно снабжать чекистов докладами обо всех партийных мероприятиях, в которых ему доводилось принимать участие.

В подобную ловушку попало много высокопоставленных госслужащих как марокканцев, так и граждан других стран, “засветившихся” на тайных квартирах Эль-каба. Тактика шантажа работала безотказно: достаточно было показать несколько компрометирующих фотографий, как люди покорно соглашались работать во благо Системы, что, впрочем, не мешало их продвижению по служебной лестнице: любители тайных квартир впоследствии становились министрами, парламентариями, руководителями органов правосудия и даже главами государств.

К тем, кого не удавалось шантажировать, но на кого необходимо было оказать давление, применялись другие методы, наиболее распространенным из которых было похищение. Этим занимались специально обученные группы, специализирующиеся на захватах и похищениях людей на улицах и в собственных домах. Как правило, жертв помещали в мешок и кидали в багажник автомобиля, предварительно связав им руки и ноги, завязав глаза, заткнув уши, вставив в рот кляп. В таком виде их доставляли на допрос в Эль-каб. После этого прекращались все контакты похищенных с внешним миром. Ни друзья, ни близкие не знали ровным счетом ничего об их местонахождении. В течение всего пребывания в тайной полиции люди находились в мешке. “Они справляли нужду под себя, в результате чего стоял невыносимый смрад. Некоторые несчастные умирали от ужаса и невыносимых условий. Открыв мешок, мы находили человека уже бездыханным”, – пишет А. Бухари.

Одно из наиболее зловещих отделений Эль-каба расположилось в неприметном здании в Швейцарском районе Рабата. Здесь узников размещали в так называемой “спальне” (“бэдрум”). На протяжении всего времени с них не снимали наручников и глазных повязок. Некоторым приковывали на ноги тяжелые предметы. Спустя некоторое время люди, доведенные до полного истощения, становились похожими на призраков.

В своей книге Ахмад Бухари описывает механизм работы карательной машины. Каждое утро начальник королевской службы безопасности выбирал четыре-пять человек из спецгруппы и вручал им список с именами тех, кого нужно было “отработать”. По пути в “спальню” чекисты покупали спиртные напитки, мясо, зелень и другие продукты. Наиболее безобидная пытка, описанная Бухари, выглядела следующим образом: “Человека раздевали догола и подвешивали за ноги. Внизу ставили ведро с нечистотами, в которое жертву периодически опускали головой. Так продолжалось до тех пор, пока человеку не начинало казаться, что он задыхается. Когда несчастный пытался согнуться и обхватить руками колени, ему фиксировали руки при помощи палки. При этом его жестоко били кнутом по ногам. Между делом инквизиторы спокойно распивали спиртные напитки”.

Непосредственное участие в пытках принимали руководитель Эль-каба Ахмад Далими и Мухаммад Уфкир. По словам автора, последний лично выдирал жертвам зубы плоскогубцами. Уфкир научился этой пытке во время Второй мировой войны, развязывая язык пленным немецким солдатам. После изощренных экзекуций узникам обычно рассекали кожу, на рану насыпали соль и завязывали повязкой.

Многие узники “спальни”, не выдержав пыток, сходили с ума или умирали. Согласно инструкции трупы закапывали или выбрасывали в океан. Тех, кому довелось выжить, отвозили за десятки километров от места пыток и, не вытаскивая из мешка, выбрасывали из машины.

Книга Ахмада Бухари оставляет у читателя чувство глубокого внутреннего беспокойства. Порочная практика убийств, шантажей, похищений, терактов, провокаций, санкционированная во многих государствах, получила широкое распространение после событий 11 сентября, и с каждым годом принимает все более угрожающие масштабы. Государственный терроризм, став одним из главных средств ведения неоколониальных войн, все чаще используется правящими кругами многих стран в борьбе с мусульманским миром.

P.S. Официально Белый дом против пыток. В 1994 году американский сенат ратифицировал соответствующий международный договор, запрещающий применение методов воздействия, вызывающих “сильную боль или сильные страдания”. Однако степень страдания понимается в разных странах по-разному. Как заявил в этой связи шеф контртеррористического центра ЦРУ Кофер Блэк, “после 11 сентября мы отказались работать в шелковых перчатках”. Результаты работы “без перчаток” уже сказались. Журналистам стали доподлинно известны случаи смерти от побоев во время допросов заключенных в Афганистане и Ираке. Однако расследование этих “инцидентов” затягивается военными, поскольку по американским законам применение пыток с летальным исходом карается двадцатью годами заключения или даже смертной казнью.

Чтобы избежать дальнейших скандалов, ЦРУ разработало новую тактику. Теперь наиболее “перспективных” с точки зрения американской разведки арестованных передают вместе со списком вопросов дружественным спецслужбам других стран – таких, как Иордания, Египет и Марокко, которых всего два года назад сами США резко критиковали за нарушение прав человека и применение пыток. По данным “Вашингтон пост”, из 3000 человек, арестованных по подозрению в причастности к “Аль-Каиде” после 11 сентября 2001 года, уже более ста были переданы американцами для допроса с пристрастием зарубежным коллегам. Официально это оправдывается тем, что в мусульманских странах лучше знают культурные особенности, обычаи и язык арестованных. Впрочем, один из сотрудников марокканской секретной службы в беседе с журналистами “Вашингтон пост” был гораздо откровеннее. “Мы ломаем их сопротивление любыми средствами, – сказал он. – А когда допрашиваемый слабеет, он начинает понимать, что был неправ”.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: