Информационное
агентство России
2°C
13 декабря, 21:28

Где я нашел Иисуса. А также Моисея, Авраама, и других пророков

art_dev
Где я нашел Иисуса. А также Моисея, Авраама, и других пророков

Мое обращение в ислам встревожило многих друзей и домочадцев. Им показалось странным, что я – латиноамериканец – стал мусульманином. Католицизм и протестантство – ведущие религии Латинской Америки, поэтому для любого латиноамериканца вполне резонным было бы быть последователем одной из них. Среди моей родни были либо католики, либо протестанты. Почему же я стал мусульманином?

Путь к исламу для меня не был следствием слепого подражания родственникам, как это произошло с большинством моих домашних, которым жизненные принципы и идеи достались от родителей «по наследству», и они изначально приняли их как истину без духовного поиска. Для меня же путь к Богу стал прекрасной дорогой, указанной Господом через пророков, наших верных и надежных провожатых. Я всего лишь последовал за ними.

Моя история началась в родном Сальвадоре – прекрасной тропической стране, расположенной в Центральной Америке и изобилующей восхитительными на вкус экзотическими плодами. Жители Сальвадора отличаются своей теплотой и радушием, а также многообразием культурных традиций. Наша культура представляет собой симбиоз различных и богатых культур. Если вы смешаете испанский темперамент и арабский интеллект, добавите к этому острые африканские рифмы и самозабвенную индийскую любовь к родной земле, то получите вполне объективное представление о прекрасных людях, живущих в Сальвадоре.

Я родился в 1975 г. в среднестатистической бедной семье. Да, мы были бедны, но у нас в доме всегда было благословение. Мой отец был фермером. Его семья в свое время купила много дешевой земли, и поэтому считалось зажиточной. Моя мать происходила из очень скромной и бедной семьи, которая жила за счет рыбной ловли и работы на других. И семья моего отца, и семья матери была против их брака, поскольку одни были бедны, а другие еще беднее. Поэтому отец поступил так, как обычно поступают в подобной ситуации, – сбежал с моей матерью в дом своего деда, несмотря на недовольство последнего. Позже обе семьи смирились с этим, и дед подарил моему отцу свой дом, в котором я появился на свет. Это был старый саманный домик.

Отец приехал в Соединенные Штаты в 1978 г. в надежде быстро и хорошо заработать. В течение 4 лет он то приезжал в США, то возвращался на родину. Затем они с братом купили грузовой трейлер, на котором проработали некоторое время. Когда началась война, отец предпочел вернуться домой, чтобы быть со своей семьей. Однако в 1983 г. он снова уехал в США с намерением надолго обосноваться там и перевезти семью. Я остался в Сальвадоре с дедушкой. Будучи ревностным протестантом, он начал приобщать меня к Библии. Рассматривая библейские картинки, я часто задавал ему вопрос: неужели кто-то еще одевается как люди с библейских иллюстраций в длинные халаты, тюрбаны и отращивает бороды. На что старик отвечал: «Нет, малыш, – так поступали очень давно». Я был очарован Ноем, Моисеем, Авраамом и особенно Иисусом. Я горел огромным желанием встретить людей подобных Иисусу, которые бы говорили и одевались как он, носили бы такие же прекрасные бороды, придававшие таинственность и указывавшие на мудрость их обладателей. Я никогда не видел ничего подобного ни в своей семье, которая считалась очень религиозной, ни среди последователей двух распространенных в стране направлений христианства.

В 1984 г. отец написал письмо, в котором вызывал нас с матерью в США. Когда мать сказала мне об этом, я очень расстроился. Мне не хотелось уезжать, поскольку дома с дедушкой я чувствовал себя будто в раю. Каждый день я плакал, умоляя мать оставить меня с дедом, но мои причитания не были услышаны.

Мы покинули Сальвадор в августе. Две мои сестры остались с теткой в Сан-Сальвадоре, столице Сальвадора. Поездка была очень трудной для матери, хотя мне она показалась занимательной. Мы прибыли в Национальный аэропорт Вашингтона лишь спустя три недели после начала своего длительного путешествия.

В США я через некоторое время обнаружил, что религия выброшена здешним обществом на обочину и лишь для очень немногих американцев она служит жизненным руководством. У меня пропало то чувство любви к Господу, которое я испытывал в Сальвадоре, но я отчаянно старался сохранить Бога в своем сердце. Большинство моих желаний, связанных с Богом, исчезли в Америке. Я пошел в начальную школу. Однако потребность в вере пробудилась во мне позже.

Осенью 1990 г. я испытывал огромную радость в связи с началом своего первого учебного года в высшей школе. Моя кузина Анна предостерегла меня, что старшеклассники имеют обыкновение запирать новичков в шкафах, предварительно основательно отдубасив их, но я не придал этому значения. Вскоре я выяснил, что новичков избивали и запирали в шкафах не старшеклассники, а футболисты, возмущенные тем, что большинство новеньких не являлись фанатами школьной команды. Меньше других к американскому футболу проявляли интерес латиноамериканцы, из-за чего нам доставалось вдвойне. Мы были настолько запуганы, что прятались в душевой, когда видели, что кто-то из футболистов приближался. И неудивительно, ведь эти ребята были 6,5 футов ростом, в то время как большинство латиноамериканцев имели рост около 5,6 футов. Мы были уверены, что так продолжаться не должно, и, чтобы защитить себя от футбольной команды, в середине учебного года организовали свою «банду». В конечном итоге мы настолько вошли в роль «гангстеров», что футболисты попытались принести нам извинения, однако мы, почувствовав свою силу, не захотели останавливаться.

Мы начали ходить в клубы, пить спиртные напитки и принимать наркотики. И, конечно, женщины не стали исключением. Этот период моей жизни был наиболее опасным. Любой пустяк мог спровоцировать драку, мы дрались по совершенно глупым не стоящим выделанного гроша причинам. Однажды я чуть было не использовал оружие прямо в метро из-за дурацкого спора между моим другом и группой подростков. Неожиданно дети, которым, видимо, не понравились доводы моего спутника, вытащили пистолет и начали палить в нас. Пули просвистели рядом с моей головой, едва не коснувшись волос. Мы побежали за подростками и, догнав, хорошенько наказали их. Двадцать минут спустя я чувствовал себя настоящим сверхчеловеком. Я грезил, что буду известным, признанным и уважаемым своими домочадцами и друзьями. На следующий день мы рассказали о случившемся друзьям, но никто из них не поверил нашему рассказу.

Другой случай произошел в ночном клубе, где была устроена самая большая за всю историю нашей группировки потасовка. Драка была настолько серьезной, что после нее многие из моих друзей предпочли оставить банду. Когда трое наших ребят получили серьезные ножевые ранения, мы выбежали на улицу, чтобы позвать кого-нибудь на помощь. В этот момент перед нами остановился пикап с молодыми людьми. Мы сказали, что нам нужна помощь. Из пикапа вышли крепкие парни и стали подозрительно оглядывать нас. Затем один из них спросил, к какой группировке мы принадлежим. После того как мы представились, молодые люди назвали имя своей «организации». К нашему ужасу это были как раз та банда, члены которой ранили наших приятелей. Некоторые из них вытащили оружие и направили его на нас. Тогда я дал товарищам команду бежать, и мы бросились в разные стороны. Будучи сильно пьяным, я не смог убежать далеко. Меня настигли шесть человек, повалили на землю и начали избивать, нанося сильные удары ногами по лицу и телу. Полицейские подоспели вовремя: опоздай они ненадолго, и я бы распрощался с жизнью. Тогда я посмотрел на небо и прошептал: «Мой Господь, за то, что Ты сохранил меня, я сохраню Тебя». Между тем, один из моих друзей бросился с моста и сломал себе руку, другим удалось убежать.

Случившееся заставило моего друга, с которым я был во время стрельбы в метро и в ночном клубе, всерьез задуматься над смыслом бытия. Он принялся изучать различные доктрины. Мне показалось, что он запутался в своих мыслях: его философом был Карл Маркс, его общественным строем был коммунизм, а его богословием был ислам. И я занялся самостоятельным духовным поиском, обратившись к протестантской вере. Я почувствовал, что снова возвращаюсь к религии, и стал просить у Господа руководства. Однако я не собирался становиться слишком религиозным человеком, зная, что мои родственники будут осмеивать меня за это. Мой друг стал проповедовать мне, рассказывая о своем вероубеждении, но я отвечал, что люблю только протестантскую церковь, и поэтому ему не стоит тратить время попусту. Я дал ему понять, что моим учителем является Иисус, а не какой-то чернокожий по имени Елиджах Мухаммад или Фаррахан.

В то время мой приятель находился в замешательстве относительно того, что представляет собой ислам на самом деле. Его ислам казался мне странным. Он полагал, что «Нация Ислама» (организация афроамериканцев, возглавляемая Луисом Фарраханом) являла собой истинный ислам, не понимая, что настоящий ислам не мог быть расистским по своей сути.

Я принимал его социалистические убеждения, веру в коммунизм и восхищение Че Геварой и Фиделем Кастро, но в то же время не испытывал особого восторга по поводу отрицания коммунистами идеи существования Бога. В конечном итоге покоренный упорством своего друга, я решил прочитать Коран. Каково же было мое изумление, когда в Священной книге мусульман я увидел Иисуса, Моисея, Авраама и многих других библейских пророков.

«Мы верим, что Иисус является посланником Бога, но не сыном Бога и не самим Богом», — пояснил мой друг. Я тотчас ответил, что верю в то же самое. Он сказал: «Ваша церковь почитает Троицу, полагая, что Иисус является и Богом, и сыном Бога». Я сказал, что это не соответствует моим убеждениям об Иисусе и Господе. Это заставило меня глубже задуматься о догматах протестантской церкви и христианстве в целом с его учением о «Триедином Боге», потому что, несмотря на посещение церкви, я никак не представлял, что Иисус рассматривался в таком качестве. Я чувствовал растерянность, но в то же время был очень рад тому, что существует религия, которая соответствует моим представлениям о Боге. Тем не менее, я пока был не готов принять ее.

В 1995 г. – через год после окончания высшей школы – я устроился кассиром в кафе при университете. Работая там, я увидел представителей многих культур и религий. Я все еще продолжал испытывать неприязнь ко всем нелатиноамериканцам, когда в кафетерий зашла группа студентов, и между ними возникла настоящая борьба за то, кто будет платить. Этот случай растрогал меня почти до слез, потому что я сам любил щедрость, и, признаться, приятели частенько пользовались этим моим качеством. А здесь, наоборот, – каждый из них пытался расплатиться за остальных товарищей. Через неделю я спросил одного из них, почему выходцы из Ближнего Востока так щедры в отношении друг друга? Он ответил: «Этим мы обязаны исламу, потому что ислам учит нас быть великодушными. Некоторые мусульмане не до конца соблюдают свою религию, однако исламские манеры продолжают оставаться крепкими в наших сердцах». Эти слова поразили меня. Я сказал, что из политических соображений начал было изучать ислам. Мой собеседник спросил, почему я остановился. Я ответил, что не знаю, где можно получить больше информации об этой религии. Он посмотрел на меня и, улыбнувшись, сказал, что хочет познакомить меня со своим другом – американцем, недавно принявшим ислам.

На следующий день они вмести пришли ко мне. Я увидел белого мужчину с аккуратной и красивой бородой, который был одет, как те люди из Библии, которые с детства запомнились и полюбились мне, и даже чем-то очень напоминал Иисуса. Меня охватило чувство спокойствия и умиротворенности, которое и по сей день продолжает оставаться со мной. Он стал спрашивать меня о здоровье, семье и работе. Он ничего не говорил о религии. Я был настолько счастлив этому общению, что попросил его приходить сюда и обучать меня как можно чаще. В течение двух месяцев мои новые знакомые и их единоверцы заходили ко мне, приносили литературу.

Постепенно я стал чувствовать вину и дискомфорт, употребляя спиртное. Однажды я пошел с приятелями на вечеринку. Изрядно выпив, я чуть было не затеял драку, однако мой друг напомнил мне, что я изучаю ислам, и предложил уйти домой. На следующее день я проснулся в девятом часу утра. Состояние было ужасным. Вдруг раздался телефонный звонок. Звонил мой знакомый из университета. Я попросил его отвести меня в мечеть. Он принесся ко мне домой подобно вспышке света.

Мы направились в прекрасную мечеть «Даруль-Хиджра» на севере Виржинии в десяти минутах от моего дома. Я и нервничал, и радовался одновременно. В 10 часов пришел шейх и очень спокойно без всякого давления спросил, верю ли я в то, что Бог Един. Я ответил: «Да». Он спросил, верю ли я в то, что Иисус является пророком и сыном Марии. Я повторил свой ответ. Он спросил, верю ли я в то, что Мухаммад является последним пророком и посланником Бога. «Да», – немного сомневаясь, ответил я. В тот момент меня еще мучили сомнения в отношении пророчества Мухаммада, но я сказал себе: «Если я верю в учение ислама, то я должен быть глупцом, чтобы отвергать того, кто его принес». Я ответил шейху, что я готов стать мусульманином с божьей помощью. Он попросил меня повторить:

«Ашхаду алла илаха иллалаху, ва ашхаду анна Мухаммадан расулуллах».
«Свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха, и что Мухаммад посланник Аллаха».
«Yo atestiguo que no hay nada digno de adoracion que Alah y Atestiguo que Mujammad es el Profeta de Alah».

В тот же момент я почувствовал милость и благоволение Небес, я ощутил присутствие Бога в моем израненном и уставшем сердце. Я увидел чистый свет, озарявший мой новый жизненный путь. Моя жизнь была готова к предстоящему путешествию – путешествию в рай.

Хвала Аллаху, Господу миров, который привел меня в ислам, выбрав из миллиардов людей, живущих на Земле. Я благодарю Всемогущего Аллаха за возможность посетить Его дом — Мекку в 1997 г.

Ассаламу алейкум ва рахматуллахи ва баракатух.

Уолтер Абдул Вали Гомез

Перевод из Ислам онлайн

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: