Информационное
агентство России
2°C
20 октября, 06:14

Братья Фаизхани – классики татарской религиозной и гуманитарной мысли

art_dev
Братья Фаизхани – классики татарской религиозной и гуманитарной мысли
1012_faiz

К 155-летию со дня рождения Габдельгалляма Фаизханова

Личность и труды Габдельгалляма Фаизхани (1850-1910) во многом остались в тени его старшего брата Хусаина. Будучи уроженцами с. Сафарджай Нижегородской обл., они оба учились в медресе «Марджания» в Казани.

Сегодня Хусаин признан одним из выдающихся татарских мусульманских деятелей. Он учился у самого Шихабутдина Марджани. Но пытливый, начитанный молодой человек для дальнейшего усовершенствования образования выбирает Санкт-Петербург, куда незадолго до этого сместился центр востоковедения. С 1858 года Фаизханов получает возможность преподавать в университете тюркские языки (татарский и турецкий), а также арабский. Кроме этих языков он знал русский, чувашский, казахский, киргизский, марийский, староузбекский и фарси.

Его деятельность не ограничилась только педагогикой, он занимался и сравнительной лингвистикой. В 1862 году появилась в литографированном виде его "Краткая грамматика татарского языка". Хусаин Фаизханов одним из первых татарских просветителей осознал необходимость усвоения современных достижений русской и западноевропейских культур, не отказываясь от мусульманских ценностей. Для реализации этой высокой цели он составил "Школьную реформу", фактически ставшую прообразом татарского новометодного медресе конца XIX века.

Габдельгаллям, получивший свидетельство учителя русского языка, окончив Казанский университет, однако, несмотря на это, занявшийся коммерцией, во многом развивал мысли брата, но уже в новых условиях, углублял и дополнял их. Отличие в том, что если Хусаин Фаизхани сконцентрировал свои интересы на истории, языкознании и проектах просвещения, то Габдельгаллям, помимо предпринимательства, значительную часть времени уделявший науке, во многом заложил у татар основы экономической теории.

Как истинный ученик великого улема Шихабутдина Марджани (1818-1889) Габдельгаллям исходит не только из идеи существования Бога, но и из необходимости для человека приумножать богатства этого мира. В рамках теории великого экономиста Адама Смита, который тоже был глубоко верующим человеком, Г. Фаизхани пишет: «Мир природы, окружающие условия учат, каким образом люди могут облегчить добывание средств существования».

Но люди, получившие от Бога землю, согласно Фаизхани, сами должны преумножать свои богатства: «Если бы земля не родила хлеба или же она была плодородной, но народы, ее населяющие, не умели бы вести земледелие, то люди не могли бы существовать».

Габдельгаллям Фаизхани отразил в своем труде реалии эпохи промышленного переворота в России в 1880-1890-е гг. Он резко критиковал гигантоманию и монополизм производства. Ученый справедливо указывал на опасность положения, когда немногочисленные крупнейшие капиталисты навязывают рабочим низкую зарплату, что, в свою очередь, не позволяет пролетариату вести достойную жизнь и толкает их к радикальному недовольству.

Но Г. Фаизхани не был и наивным утопистом по примеру русских и татарских трудовиков и деревенщиков, которые идеализировали жизнь на селе. В его труде четко отразились условия Поволжья и особенно Нижегородчины, где население увеличивалось в то время из года в год.

Он писал: «В конечном счете для выращивания зерна будут вспаханы все годные земли, в том числе клинья, участки, на которых имеется чернозем. Это приведет к износу земли, снижению урожайности и удорожанию производства хлеба и его цены». Вспомните плодороднейший чернозем Казахстана, который тысячелетиями удобрялся скотом кочевников и был уничтожен целинниками за несколько лет.

Выход Фаизхани видел в росте промышленности. Основу городской экономики, по Фаизхани, должны составить мелкие производители, то есть средний класс, который в России власти безуспешно пытаются сформировать уже который век.

Другие высказывания Фаизхани заставляют вспомнить годы перестройки и дефолт 1998 г.: «чем выше предложение бумажных денег, тем ниже падает на них цена», то есть тем меньше товаров на них можно купить.

Фаизхани был горячим сторонником внешней торговли: «Население каждого края на деньги, полученные в обмен на производимую и продаваемую продукцию, покупает товары, которые оно не создает, но в которых нуждается». Он дал определение таким новым для татар и России в целом формам рыночной экономики как кредит, вексель, акционерное предпринимательство, акции, облигации и банковская прибыль. Здесь опять чувствуется влияние нижегородских реалий, так как Нижний Новгород был тогда сердцем российской торговли.

Вторым выдающимся трудом Г. Фаизхани является "Мухаррик аль-афкар" ("Возбудитель мысли"), опубликованный в Казани в 1893 г. Здесь он развивает идеи труда Хусаина "Ислах ал-мадарис" ("Школьная реформа").

Г. Фаизхани резко критикует систему преподавания в современных ему медресе. Ректора-мударрисы этих учебных заведений никем не контролируются и зачастую не имеют педагогических способностей. Так как медресе финансово зависят от городских и сельских баев, последние определяют на пост ректора своих людей, не заинтересованных в каких-либо изменениях и преподающих по учебникам многовековой давности.

В книге Г. Фаизхани чувствуется влияние «Правил» 1870 г. (они обязывали преподавать русский язык в медресе, но были отменены в 1882 г.) и закона об обязательности знания русского языка работниками Оренбургского магометанского духовного собрания (ОМДС) 1892 года.

Габдельгаллям Фаизхани считает, что неквалифицированных мударрисов может сменить молодое, более образованное поколение шакирдов. При этом здесь свою роль должно сыграть ОМДС, определяя на руководящие посты наиболее квалифицированные кадры. Стоит отметить, что подчинение медресе Духовным собраниям стало ключевым пунктом в решениях мусульманских съездов в 1905-1917 г.

Экономическая квалификация Г. Фаизхани наиболее явно проявляется в проектах материального обеспечения системы образования. Подобно Хусаину, он ставит вопрос о создании элитарных медресе, где преподавались бы религиозные и светские дисциплины. По его мнению, нужно открыть по одному медресе в Казани, Оренбурге и в Сибири. Он оценивает затраты на одно медресе в 60 тысяч рублей.

Наряду с покупкой земли и здания сразу должны быть выделены средства на создание вакфов, то есть движимого и недвижимого имуществ, переданного или завещанного на религиозные и благотворительные цели. При этом Габдельгаллям опять использует опыт Марджани.

Самый первый официально зарегистрированный доходный вакф в Казани был оговорен в 1830 г. в завещании первой гильдии купца Губайдуллы Мухаметрахимовича Юнусова, который передал в пользу Первой соборной мечети («Аль-Марджани») две каменные лавки на Сенной площади. Одна из них работала на нужды служащих мечети, другая на «покупку дров для отопления и свечей на освещение, на починку стекол и прочие поправки». Это решало финансовые проблемы, но ставило медресе под жесткий диктат бая.

Зачинателем процесса перевода вакуфных средств из-под контроля отдельных богатых жертвователей и их семей в совместное ведение всех членов общины стал имам-хатыб первой Соборной мечети Казани Ш. Марджани, который в 1870 г. при безоговорочной поддержке членов общины сумел ограничить огромную единоличную власть бессменных попечителей махалли «коммерции советников» братьев Юнусовых. Создание им особого попечительства, целенаправленно и подотчетно обеспечивавшего экономическую самостоятельность общины, ознаменовало начало процесса коренной ломки прежних взаимоотношений в махалле.

По инициативе Ш. Марджани, через кардинальное решение вопроса о прямом предназначении вакфа и его истинном собственнике происходило строительство коллективной системы самоуправления в отдельно взятом мусульманском приходе.

Габдельгаллям по примеру Хусаина считал, что в медресе, наряду с тюркским и арабским, нужно изучать русский и один из европейских языков и общеобразовательные дисциплины. Кадры в элитарные медресе нужно набирать из шакирдов старометодных медресе после экзаменов. Завершение процесса обучения по Г. Фаизхани совпадает с самыми последними проектами обучения бывших шакирдов в ИССА при МГУ и Нижегородском университете. Он предлагал отправлять своих лучших шакирдов на три-четыре года в европейские или русские учебные заведения.

Г. Фаизхани очень четко определил лиц, способных повлиять на просвещение татар в этом направлении. В его списке петербургский ахун и первый защитник постулатов Ислама перед европейской и русской публикой Гатаулла Баязитов, просветитель Каюм Насыри, автор первой истории тюрок Хасан-Гата Габяши, великий улем и будущий муфтий Риза Фахретдин, романист и первый аналитик причин победы схоластики Закир Биги, автор учебников по татарскому и арабскому языкам и воспитатель будущих выдающихся деятелей (Садри Максуди, Гаяза Исхаки, Хусаина Ямашева) Шакирджан Тагири.

В рамках одной статьи трудно осветить весь спектр интеллектуального наследия Г. Фаизхани, но уже из вышесказанного видно, что многие его идеи актуальны и сегодня, чем, собственно, и отличаются истинные классики. А Габдельгаллям несомненно принадлежит к числу выдающихся мыслителей татарского народа.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: