Информационное
агентство России
0°C
21 октября, 22:36

СТАЛИНСКИЕ СРОКИ ЗА ПРАВОЗАЩИТНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

art_dev
СТАЛИНСКИЕ СРОКИ ЗА ПРАВОЗАЩИТНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
11279

Коллегия присяжных Верховного суда Татарстана признала двух бывших узников Гуантанамо — Тимура Ишмуратова и Равиля Гумарова, — а также их, если можно так выразиться, «подельника по правозащитной деятельности» Фаниса Шайхутдинова виновными во взрыве бытового газопровода в Бугульме.

В предыдущий раз суд присяжных всех троих единогласно оправдал. Прокуратура Татарстана добилась повторного суда на основании того, что муж одной из членов коллегии совершил в прошлом административное нарушение. На основании тех же самых следственных доказательств новая коллегия вынесла вердикт «виновны». Подсудимые были приговорены к 11, 13 и 15 годам заключения. Оглашение приговора в минувшую пятницу совпало с 30-й годовщиной работы Московской Хельсинской группы, которая широко отмечалась в Москве. Все трое в сентябре 2005 года были признаны невиновными и отпущены в зале суда из-под стражи. Присяжные сочли, что для обвинения в теракте следствие не представило доказательств. Все трое отсутствовали в Бугульме 8 января 2005 года, когда случилась авария на газопроводе (именно так первоначально милиция квалифицировала происшествие, в результате которого никто не пострадал). Однако за дело взялось местное отделение ФСБ. Уже на следующий день трактовка происшествия изменилась: бытовая авария превратилась в теракт.В ходе следствия адвокаты предъявили веские доказательства, что их подзащитные вообще не были в Бугульме в день происшествия. Адвокаты основывались на детализированных данных об их телефонных переговорах. Также они доказали, что результаты экспертизы о наличии гексогена на вещах их подопечных были сфабрикованы следствием, и в ходе первого судебного разбирательства суд принял эти доводы.«Очень плохо палачам по ночам»Коллегия присяжных вынесла оправдательный вердикт, не зная о том, что подследственных пытали (по закону о суде присяжных такие свидетельства предъявляются суду только в отсутствии присяжных). А пытали их так, что Гумаров и Ишмуратов, не выдержав издевательств, оговорили себя. Но им удалось отправить письма родным и правозащитникам из «Гражданского содействия» о том, кто и какие пытки к ним применял.После освобождения Ишмуратов, Гумаров и Шайхутдинов подтвердили «Газете», что следствие велось с применением насилия, и назвали имена тех, кто это делал. Так, Ишмуратова, по его словам, следователи обливали холодной водой на морозе, избивали и угрожали избиениями его беременной жене. Он назвал «Газете» имена своих мучителей — следователя Фарида Асылова, Дамира Галеева, Сергея Ломовцева и Равиля Енгалычева.Енгалычев, Асылов, Ибрагимов и «еще двое в масках», по свидетельству Гумарова, избивали его в две смены в течение шести суток. Гумаров также заявил, что Енгалычев влил ему в горло бутылку водки, а подполковник милиции Фаин Фатхуллин вырвал у него бороду, сломал коронки, надевал противогаз и бил.Фаниса Шайхутдинова, по его признанию, пять дней держали в подвешенном состоянии в клетке. При этом его били Енгалычев, Асылов, Николай Кузьмин, Алексей Федотов, майор Александр Верховых и майор из Альметьевского УБОП Ильяс Ибрагимов. Ему сломали ребра, надевали противогаз и перекрывали доступ воздуха.На оглашении приговора 5 мая Фанис Шайхутдинов потерял сознание. Судья не придал этому значения, подсудимый полчаса лежал с синим лицом, пока Равиль Гумаров делал ему искусственное дыхание. Все это происходило на глазах матерей подсудимых. Так что «жесткий подход» к обвиняемым в Татарстане — норма не только следствия, но и суда.СМИ свидетельствовали о случаях пыток, и правоохранительные органы Татарстана провели внутреннее расследование, после чего было объявлено: данные об издевательствах и истязаниях не подтвердились.«Второй комплект» бугульминских взрывателейПрокуратура Татарстана обжаловала оправдательный приговор на основании того, что у одной из членов коллегии муж некогда совершил административное нарушение. Не будучи уверенными, что Верховный суд России отнесется с пониманием к претензии Прокуратуры Татарстана, спецслужбы решили подстраховаться.Сразу после оправдательного приговора начальник Управления уголовного розыска Татарстана Владимир Иванов объявил о том, что задержаны трое новых подозреваемых в подрыве газопровода. Иванов тогда отрапортовал, что Вильсур Хайрулин (или Вильсор Хайруллин) и двое его подельников «уже сознались».В январе 2006 года Верховный суд РФ направил дело на повторное расследование с иным составом коллегии присяжных, постановив снова взять под стражу оправданных граждан. Так у силовиков Татарстана образовалось два комплекта обвиняемых по одному и тому же делу. Из этой ситуации, ясно любому, надо было искать выход.Дальше произошла загадочная история. Бывший гуантанамовец Айрат Вахитов сообщил «Газете», что, по его сведениям, в СИЗО Хайруллина стали уговаривать отказаться от «эпизода с газопроводом», в котором он уже сознался. Более того, Вахитов навел справки и выяснил, что этот Хайруллин исчез из Бугульминской тюрьмы с нижегородским этапом, но в Нижнем Новгороде в СИЗО так и не появился. Полностью исчезли и все упоминания о нем в Интернете.Дело было за малым — взять под стражу «первый комплект» подозреваемых, изрядно подпортивших репутацию спецслужб Татарстана.Мусульманин-правозащитник опасен вдвойнеДва месяца стражи порядка не присылали никаких повесток ни самим подозреваемым, ни их родственникам. При этом за каждым из них, как они неоднократно сообщали «Газете», круглосуточно велась слежка. Тимур Ишмуратов, в ужасе от грядущего хождения по кругам пыточного ада, решил попытаться сбежать. Его отловили украинские пограничники и передали российским коллегам. Гумаров и Шайхутдинов приняли решение «сдаваться» органам правосудия. Но предварительно они хотели сделать заявление для прессы о том, что гражданская активность и правозащитная деятельность мусульман не устраивает спецслужбы в Татарстане настолько, что они готовы участвовать в фабрикации уголовных дел.Равиль Гумаров заявил «Газете», что прокуратуру и УБОП раздражало именно то, чем он и его товарищи занимались открыто: «Следователь прокуратуры Набережных Челнов Викентьев вызвал меня и спросил, почему я вожу передачи в Бугульму? Я ответил, что вина этих людей не доказана и помогать их старикам — не преступление. Второй раз меня вызвали в УБОП МВД к замначальника 6-го отдела Рустаму Гарифуллину. Он тоже спрашивал, зачем я вожу и зачем мне это нужно. Я ответил, что вожу и буду возить. Мусульманину в тюрьме есть нечего — там дают свинину и гнилую капусту». Следователи требовали от Гумарова, чтобы тот докладывал им обо всех передачах и своих маршрутах заранее. Но снова встретиться с прессой ему уже не дали.7 марта отряд без опознавательных знаков увез Гумарова и Шайхутдинова, прихватив из квартиры, по свидетельству Айрата Вахитова, множество ценных вещей, включая ноутбук, кошелек, все деньги, фотоаппарат, памятное кольцо, дорогую ручку. Особенно поразило Вахитова даже не то, что его самого при этом сильно избили, а то, что неизвестные унесли с собой официальный доклад ООН о положении бывших гуантанамовцев, свидетельствовавших о пытках в американской тюрьме. Татарстанские спецслужбы против московскихУдивительно и то, что татарским спецслужбам грезилось раскрытие масштабного заговора под названием «Московская ФСБ взрывает Татарстан».Фанису Шайхутдинову, по его словам, во время следствия не раз говорили, что он тут лишний, что к делу «должны» быть причастны только бывшие гуантанамовцы. При этом от него требовали показаний против Рафката Алтынбаева, бывшего мэра Набережных Челнов и сенатора от Татарстана, а ныне заместителя Миронова по «Партии жизни». Алтынбаев, по мнению следователей, будто бы установил еще в 1995 году связь с чеченскими боевиками, через него якобы идет доставка взрывчатки и оружия в Татарстан. Тимура Ишмуратова, по его словам, старший лейтенант Фарид Асылов просто обвинил в том, что взрыв в Бугульме ему поручили из Москвы, из центрального отделения ФСБ. Асылов, утверждал Ишмуратов, был убежден, что бывших «гуантанамовцев» освободили после возвращения на родину за то, что они все «работают на ФСБ». А начальник УБОП Кузьмин дал ему понять, что взрыв газопровода произведен по заданию московской ФСБ. Но этому фантастическому «разоблачению» помешало масштабное празднование 1000-летия Казани. Прибывшие из Москвы коллеги утихомирили аппетиты местных пинкертонов. А состоявшийся вскоре первый суд присяжных оправдал «опасных террористов».Адвокаты подсудимых в 10-дневный срок обжалуют решение суда и подадут жалобу. Правда, в отличие от спецслужб, адвокаты не обладают столь полезной информацией о мелких провинностях родственников присяжных до седьмого колена. Одна из защитниц Лилия Гадрахманова убеждена, что и без этого у нее и ее коллег наберется достаточно оснований для подачи жалобы.Даже в советские годы людей, занимавшихся правозащитой и помощью зекам, к террористам не приравнивали и не пытали. 11, 13 и 15 лет — просто сталинские сроки. А пытки — норма сталинского следствия.Надежда КЕВОРКОВА«Газета»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: