Информационное
агентство России
7°C
17 октября, 07:01

КАПЕЛЛАНЫ В РОССИЙСКОЙ АРМИИ

art_dev
КАПЕЛЛАНЫ В РОССИЙСКОЙ АРМИИ
11110000

Одной из самых актуальных тем для обсуждения, в равной степени волнующих всех граждан нашей страны, независимо от убеждений и отношения к религии, является тема религиозного присутствия в армии. По-другому говоря, это тема «армейских капелланов».

Эту проблему обсуждают мусульмане и христиане, иудеи и буддисты, армейские чины и публицисты, люди верующие, убежденные атеисты и политики от религии. Во многом резюмировал мнения по этой проблематике президент Российской Федерации В.Путин, сказав: «Государство никому из своих граждан, в том числе и тем, которые носят военную форму, не должно навязывать никаких убеждений, в том числе религиозных». В то же время, подчеркнул президент, «государство должно обеспечить условия для отправления религиозного культа тем, кто это хочет делать». Для претворения в жизнь подобной позиции «можно использовать и зарубежный опыт, и вспомнить наш опыт, который был неплохим и эффективно всегда работал».  

А каков он был, этот «неплохой» и «эффективно работающий» опыт?

Опыт советских времен, естественно, не годится — по нескольким причинам. Первая из них заключается в том, что никакого отправления религиозных потребностей в вооруженных силах страны, где религия, любая религия была объявлена «опиумом для народа», просто не существовало. По крайней мере, не существовало его официально. Хотя, конечно, в годы Великой Отечественной войны многие солдаты, будучи верующими людьми, и совершали те или иные акты поклонения, но самый факт этого поклонения являлся секретом Полишинеля. Все знали, но никто не говорил вслух. Доказательством того, что все знали, является тот факт, что в переломный момент войны Сталин дал немалые послабления религиозным конфессиям России, а бывший семинарист Иосиф Джугашвили ничего не делал без определенного расчета. Но при этом, подчеркиваю, официально, мы были «страной победившего социализма», в которой нет места таким «пережиткам прошлого», как следование религиозным нормам и их соблюдение.

Брать за основу институт комиссаров-политруков-замполитов тоже, мягко говоря, бессмысленно. Вся огромная армия политработников силовых ведомств, воспитанная многолетними усилиями КПСС, не только молча взирала на происходящий в начале 1990-х процесс развала страны и ее политической системы, а, напротив, при этом процессе стремилась урвать кусок пожирнее из того, что обязались охранять.

Так о каком же отечественном опыте можно говорить? Богатый опыт имелся в Российской империи, о следовании традициям которой сегодня так много говорят. Но что это был за опыт, и всегда ли стоит его копировать?

Историю мусульман царской России можно с уверенностью разделить на три периода — до начала кампании по массовому насильственному крещению, во время этой кампании, и после ее прекращения. До начала кампании по насильственному крещению ударные части российской армии состояла преимущественно из конницы, в значительной части мусульманской. Платой за службу личному составу этой конницы служили помещичьи владения с дворовыми крестьянами. Армия формировалась по поместному типу, и все религиозные нужды военнослужащих удовлетворялись усилиями мулл и ахунов, содержавшихся самими мусульманскими феодалами.

Кампания по крещению российских мусульман фактически привела к ликвидации сословия мусульманских феодалов («мурзы и татары и угланы и казаки») и состоянию вялотекущей гражданской войны на значительной части территории  страны. Всерьез говорить об использовании потенциала мусульман в общероссийских проектах говорить не приходится.

После знаменитого указа Екатерины, легализовавшего ислам в Российской империи, но отнюдь не уровнявшего его в правах с доминирующим православием, широкие массы мусульман вместо участия в актах гражданского неповиновения и регулярно возникающих восстаниях стали участвовать в государственном строительстве.

В российской армии появились армейские ахуны и муллы. Причем не только в сугубо мусульманских частях. Вопреки распространенному мнению, таковых было весьма немало — башкиро-мещеряцкое войско, позже тептярские полки, Туземная дивизия (Дикая дивизия), мусульманские части различных казачьих войск, такие подразделения лейб-гвардии, как  Текинский полк, Кавказский эскадрон.  Также существовали многочисленные местные формирования — лезгинская и лазская милиция, бекская дружина и т.д.

Кроме того, мусульманские ахуны и муллы присутствовали в обычных частях и гарнизонах, если там служили мусульмане. Красноречивым примером служит случай, когда в гарнизоне Николаевского порта должность мусульманского ахуна была упразднена лишь тогда, когда в гарнизоне остался всего 1(!) мусульманский нижний чин. Введена она была, когда в гарнизоне служило 12 мусульман. Существовали специальные правила в отношении мусульман, обучавшихся в кадетских корпусах. В свое время такой кадетский корпус закончил Исмаил Гаспринский — видный российский мусульманский общественный деятель и просветитель.

Результатом всего этого было в том числе и  то, что к весне 1917 года, по оценке исследователей, единственными боеспособными частями российской армии были казачьи войска и части, подчинившиеся Харби Шуро (Военный Совет, орган самоуправления мусульман российской армии, созданный после февральской революции). Во время корниловского мятежа мусульмане участвовали в рядах обеих противоборствующих сторонах конфликта.

Однако гораздо больше дали свободы, в том числе и в армии, мусульманам большевики, чем и привлекли широкие мусульманские массы на свою сторону. В конечном итоге именно это обстоятельство обеспечило перевес сил и дало победу изначально небольшой маргинальной группе (РСДРП (б)).

Тем важнее изучение этого опыта сегодня, когда напряженность в обществе растет, недоверие к власти и крупному бизнесу признается на самом высоком уровне. В этих условиях еще более необходимым представляется поиск опоры в собственном народе. Кроме того, есть еще одно важное обстоятельство —  к 2008-2010 годах призыв в армию будет сформирован примерно на половину из мусульман. Уже сегодня одними из лидеров по количеству призываемой молодежи являются республики Дагестан и Башкортостан. Республика Башкортостан, например, дает призыв в 4(!) раза больше, чем Москва, при населении в 2 раза меньше.

И если сегодня не обеспечить присутствие в вооруженных силах страны религиозного просвещения согласно существующих конфессиональных пропорций, то подобное пренебрежение одних и выделение других просто взорвет армию, а вместе с ней и страну.

Ахмад ДАВЛЕТШИН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: