Информационное
агентство России
8°C
18 октября, 06:48

«МЫ ДОЛЖНЫ СТРЕМИТЬСЯ К СОГЛАСИЮ С ИНОВЕРЦАМИ»

art_dev
«МЫ ДОЛЖНЫ СТРЕМИТЬСЯ К СОГЛАСИЮ С ИНОВЕРЦАМИ»
Hofman

Интервью Мурада Хофмана — известного немецкого дипломата, мыслителя, политического и общественного деятеля. С 1961 по 1994 года Мурад Хофман работал в аппарате НАТО, ОБСЕ, как посол служил в Алжире (1987-1990) и Марокко (1990-1994).

— Доктор Хофман, какова, на ваш взгляд, самая актуальная проблема, стоящая перед мусульманами Европы сегодня?

— Выделить какую-то общую проблему невозможно. В этом плане нельзя говорить о каком-то единстве среди европейских мусульман. Взаимоотношения с Исламом у каждого европейского государства развивались по-своему, поэтому проблемы, стоящие перед мусульманским населением этих стран сегодня, очень разные.

История отношений с мусульманским миром у таких великих колониальных держав, каковыми являлись Россия, Великобритания, Франция и Австрия, насчитывает несколько столетий, поэтому сегодня опыт этих государств и их знания об Исламе намного обширнее и глубже, чем у других европейских государств, лишь недавно соприкоснувшихся с исламским миром, — например, у Германии, Нидерландов и скандинавских стран.

Вне всякого сомнения, все европейские мусульмане сегодня в одинаковой степени испытывают на себе проявления исламофобских настроений в обществе, получивших зловещий разгул после трагических событий 11 сентября. Чувство страха сводит на нет готовность принять мусульман в обществе такими, какие они есть — с их вероисповеданием и традициями, — и заставляет требовать от них полной ассимиляции. Поэтому в большинстве европейских государств (за исключением Австрии и Испании) мусульмане все еще вынуждены бороться с дискриминацией и доказывать, что они имеют право на такое же признание в государстве, каким пользуются христиане.

— Недавний «карикатурный скандал» показал, что мусульмане всего мира не станут терпеть такие оскорбления, но ответы на подобную провокацию были разными. Какие действия вы считаете наиболее удачными и действенными?

— Со стороны средств массовой информации публикация карикатур, бесспорно, была оскорблением. Но если бы все мусульмане в своей реакции на этот вызов могли руководствоваться здравым смыслом, то они не стали бы создавать ажиотаж вокруг этой ситуации. Дело в том, что массовая реакция и агрессия со стороны мусульман на подобные вызовы лишь спровоцирует дальнейшие оскорбительные выпады уже общемирового масштаба со стороны СМИ.

Конечно, мусульмане проявили здесь свою эмоциональность, но эта реакция свойственна всем людям. Мусульмане на себе прочувствовали, до какой степени неверующим стал Запад, растеряв свою религиозность, и столь резкой реакцией на оскорбление своих религиозных чувств напомнили всему западному миру о его христианском прошлом. Сложившаяся ситуация — результат не только конфликта цивилизаций, но и столкновения разных систем ценностей.

— Насколько широко в европейских странах распространены такие процессы, как ассимиляция и потеря религиозного самосознания мусульман? Как этому противостоять?

— Глубоко верующие, беззаветно преданные своей вере люди всегда находятся в меньшинстве, и это можно сказать не только об Исламе, но и о любой доктрине — о христианстве, о коммунизме. Иммиграция мусульман в западные страны открывает для них новые горизонты, но вместе с тем она связана с колоссальными рисками и искушениями. В числе последних можно назвать притягательность потребительского общества с материалистическими ценностями во главе угла, которые представляют собой Соединенные Штаты, Германия, Швейцария и скандинавские страны. Наши дети предпочитают ценностям Ислама гламур, вседозволенность и декаданс западного образца поведения. Но те, кто остаются верными Исламу, становятся истинной элитой.

— Какими примерами должны руководствоваться мусульмане, живущие в инорелигиозном окружении и составляющие меньшинство? В какой мере должны они подчиняться законам страны в случае, если государство игнорирует или притесняет своих граждан мусульманского вероисповедания?

— С тех пор, как миру была дарована религия Ислам, мусульмане, как правило, стремились жить в мире и согласии с иноверцами, как этого требует Коран. Мы должны гордиться этим и стремиться жить в соответствии с этими добрыми традициями, сложившимися за эти столетия.

Исламский закон предписывает нам подчиняться местным законам так, как если бы мы заключили письменный договор с местными жителями. Но подобная лояльность ни в коем случае не должна идти вразрез с законами шариата. Если вопрос встает именно так, то, может быть, стоит прибегнуть даже к эмиграции. Что же касается пренебрежения со стороны государства по отношению к правам своего мусульманского населения, то здесь стоит пробовать прилагать больше усилий для того, чтобы быть услышанными.

— В какой мере могут мусульмане выступать в защиту своих ущемленных прав в немусульманском государстве? Какие способы наиболее предпочтительны?

— Грань, которую нельзя переступать, — это пять столпов Ислама плюс определенные ограничения (такие, например, как запрет на употребление свинины и алкоголя). До тех пор, пока обстоятельства не вынуждают нас употреблять свинину и алкоголь, не лишают нас возможности молиться, соблюдать посты и совершать хадж, мы должны строго придерживаться их и вместе с тем отстаивать свои права через судебную систему (если таковая функционирует в месте переселения), а также посредством налаживания более тесных контактов внутри уммы. Но я должен сказать, что мы не должны рассчитывать на то, что где-то нас будут ждать с распростертыми объятиями.

— Как вы относитесь к джихаду и в чем его цели? Не считаете ли вы, что он может быть как обычным, так и «информационным», «экономическим» или каким-либо другим в зависимости от конкретной ситуации?

— Само арабское слово «джи­хад» означает не более чем «старание», усердие на пути Аллаха. В своем исконном смысле это слово используется в тех случаях, когда речь идет о приложении усилий для внутреннего совершенствования, о помощи другим людям — финансовой и, конечно, военной, если умма находится под угрозой атаки — как это было, например, в Палестине или Чечне.

— В последнее время часть мусульман, не обладая достаточными знаниями, пытается усовершенствовать те положения Ислама, которые кажутся устаревшими. Как вы считаете, все ли мусульмане могут выступать с подобного рода инициативами?

— В последнее время определенно назрела необходимость прибегнуть к иджтихаду для того, чтобы определить, как Коран и Сунна применимы в современных реалиях. Для этого необходимо объединить усилия многих, потому что ни один человек не может быть одинаково компетентен и в современной медицине, и в биологии, и в химии. То, что нам нужно сейчас, можно было бы назвать коллективным иджтихадом, смысл которого заключается не в том, чтобы изменить или модернизировать источники Ислама, а в том, чтобы заменить устаревшие нормы мусульманских законов, которые ведут свою историю из средневековья, новым фикхом, который сможет дать ответы на вопросы современного мира, непременно оставаясь при этом в почтении к Корану и Сунне.

— Что известно европейским мусульманам о проблемах, которые стоят перед российской уммой? В частности, насколько известно в Европе о проекте православно-церковной клерикализации светских институтов в России — светской школы, армии, чиновничества?

— Европейские мусульмане не осознают, что возрождение православной церкви в России после многих десятилетий советского атеизма может как-то негативно сказываться на мусульманах. Я считаю, что об этом непременно нужно говорить, эту проблему нужно донести до западных СМИ.

— Не считаете ли вы нужным создание общеевропейской организации, которая бы рассматривала жалобы мусульманских общин на различного рода притеснения, а также предлагала бы свои рекомендации по разрешению подобных проблем?

— К сожалению, мусульмане, проживающие в крупных европейских странах, до сих пор не осознали необходимости создания единой мусульманской организации. Причиной тому служит разнообразие этнического состава уммы, а также многообразие течений Ислама, исповедуемых европейскими мусульманами. К примеру, в Германии, как бы нелепо это ни звучало, действуют четыре крупные турецкие мусульманские организации, которые находятся в состоянии конфронтации по отношению друг к другу.

— С учетом многовекового совместного проживания мусульман и христиан в России в нашей стране накоплен богатый опыт толерантного взаимодействия между представителями различных общин. В связи с этим не считаете ли вы возможным создание постоянно действующего специального органа по обмену опытом между западноевропейскими и российскими мусульманами?

— Я позволю себе усомниться в том, что создание какого бы то ни было специального института здесь целесообразно. Но осуществление обмена опытом с российскими мусульманами по части сосуществования представителей различных конфессий действительно очень актуально. Я считаю, что стоит провести конференцию при участии европейских мусульманских экспертов, которая еще раз обратила бы общественное внимание на необходимость сотрудничества между христианами, иудеями и мусульманами.

Беседовала Наиля ТАРДЖИМАНОВА

«Медина ал-Ислам»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: