Информационное
агентство России
0°C
12 декабря, 17:14

НА ПОРОГЕ НОВОГО СМУТНОГО ВРЕМЕНИ

art_dev
НА ПОРОГЕ НОВОГО СМУТНОГО ВРЕМЕНИ
unia

О попытках альянса РПЦ с Ватиканом

Шум, поднятый в результате мюнхенских высказываний Папы, заставил понтифика многократно объясняться пред мусульманами. На встрече с послами мусульманских стран, прошедшей 25 сентября в летней резиденции Бенедикта XVI, глава Римско-католической церкви выразил надежду на установление мостов дружбы между христианами и мусульманами и выразил «глубокое почтение» к мусульманской религии. Он пообещал сделать все возможное для укрепления связей между исламом и христианством и установления диалога между двумя мировыми религиями, что, по его словам, является жизненной необходимостью.

Эта риторика Папы, который, говоря о диалоге и укреплении связей с исламом, выступил от лица всех христиан, поставила перед аналитиками ряд вопросов, главные из которых: Почему Папа фактически монополизировал тему диалога с исламом? Как отреагирует на это православный мир и особенно Русская православная церковь? Тем более что в экспертных кругах все чаще высказывается точка зрения, согласно которой цитата православного правителя Мануила II, прослывшего ярым борцом с исламом, предназначалась не только и не столько мусульманам, сколько православным. Об этом говорит тот факт, что Ватикан явно не ожидал такой резкой реакции мусульманского мира на цитату православного императора, поскольку основное недовольство по логике вещей должно было обрушиться на православную церковь, которая — в отличие от католиков — не принимала новых соборных документов в духе «Nostra Aetate». Однако кто-то сумел подать цитату не в пользу Папы!

Кроме того, все содержание скандальной лекции Папы в Регенсбурге 12 сентября 2006 г. насквозь пронизано духом величия и торжества Римско-католической церкви как главного оплота христианства во всем мире. Даже наследие древнегреческой философии, территориально относящейся к области греко-православного влияния, было объявлено состоявшимся только в границах католической миссии в Западной Европе. Как следует из контекста выступления понтифика в Регенсбурге, никакого паритета между католицизмом и православием быть не может! Если ищете защиты от мусульман, ищите ее так, как искал ее Мануил, придя ко мне за помощью. Его преемник признал мое верховенство и заключил со мной унию!

Ранее эту идею озвучил еще один католический идеолог новой унии — глава Папского Совета по содействию христианскому единству, кардинал Вальтер Каспер. На Евхаристическом конгрессе в Бари в мае 2005 года он призвал к созданию так называемого православно-католического «собора». Эта инициатива получила неоднозначный отклик в православной среде, поскольку слово «собор» в данном контексте имеет для православных весьма специфические коннотации: оно напоминает о Ферраро-Флорентийском и других подобных соборах, на которых католики навязывали православным унию.

Между тем, крамольная с точки зрения классического православия идея унии с Римско-католической церковью неожиданно приобрела своих сторонников в лице отдельных иерархов РПЦ. В Отделе внешних связей РПЦ (ОВЦС) уже давно готовится план сближения с Римско-католической церковью, публично озвученный епископом Венским и Австрийским Иларионом (Алфеевым), представителем РПЦ в международных организациях в Европе. До этого назначения Алфеев был выдвиженцем и заместителем председателя ОВЦС митрополита Кирилла (Гундяева). На вопрос: против кого будем дружить? — был дан однозначный ответ: против исламизации Европы, против светской государственности и против протестантов.

Выступая с докладом на прошедшей в мае 2006 г. в Вене конференции «Дать душу Европе. Миссия и ответственность Церквей», организованной Ватиканом и ОВЦС, второй по рангу дипломат РПЦ, епископ Иларион, нарисовал мрачную для христианства картину в нынешней Европе: «Тревожные процессы происходят в Европе — колыбели западного христианства. Во многих странах Западной Европы катастрофически не хватает кандидатов на священство… Резко падает число молодых людей, считающих себя христианами и посещающих церковь. В Вене, согласно статистике, впервые за многие столетия число людей, принадлежащих к католической церкви, упало ниже 50 процентов. Демонстративный выход из церкви стал обычным явлением; некоторые бывшие верующие даже просят, чтобы им дали сертификат о том, что совершенное над ними таинство крещения аннулируется… Христианское население Европы неуклонно сокращается; одновременно стремительно растет число европейских мусульман».

Таким образом, сегодня у православных вырисовываются два стратегических варианта: неоконсерватизм в союзе с исламом против влияния Запада в целом, либо союз с западными консерваторами-католиками против ислама и западного же протестантизма. В ОВЦС, судя по докладу Алфеева, решили отработать второй вариант. Епископ Иларион дал в своем концептуальном докладе следующую характеристику исламу: «Исламский фундаментализм представляет еще один вызов для традиционного христианства. Правила политкорректности, навязанные большинству европейцев, не позволяют говорить об «исламской угрозе». Чаще всего мы слышим о том, что ислам — это мирная религия, и лишь отдельные экстремисты и террористы пытаются использовать ее в своих антигуманных целях. На фоне этих разговоров, однако, в Афганистане выносится смертный приговор за переход в христианство, в Индонезии мусульмане сжигают христианские храмы, а в Косово — на глазах у всего мирового сообщества и в присутствии так называемых «миротворческих сил» — происходит систематическое и варварское разрушение древних христианских святынь. Либеральные политики призывают мусульман интегрироваться в западное общество, но многие мусульмане к этому вовсе не стремятся, а от отдельных наиболее воинственных имамов исходят призывы объявить джихад всей западной цивилизации и захватить Европу».

Из всего сказанного Алфеев делает следующий вывод: «И православным, и католикам сегодня необходимо ответить на следующий вопрос: не будучи единой Церковью, можем ли мы научиться действовать как единая структура, как союз единомышленников, как стратегические партнеры перед лицом внешнего мира? Многие православные убеждены в том, что можем, и это убеждение, насколько мне известно, разделяется и значительным числом католиков. Структуру, которая позволила бы католикам и православным в Европе выступать единым фронтом, можно назвать по-разному».

«Единый фронт» — употребленный военный термин явно не является оговоркой, что видно из доклада. Но оказывается, этот план ОВЦС РПЦ родился тогда, когда будущий Папа еще только подсчитывал голоса, отданные за него кардиналами. «Когда чуть больше года назад, в день избрания папы Римского Бенедикта XVI, я впервые предложил создать такую структуру, я назвал ее «православно-католическим альянсом». За прошедшее время на эту идею поступило множество откликов, в основном, положительных. Некоторых, однако, смущало слово «альянс», в котором усматривали милитаристские или политические коннотации», — говорит епископ Иларион.

Видимо, были основания для этого! Но Алфеев готов поступиться адекватным названием ради сохранения смысла этого стратегического варианта: «Суть, конечно, не в терминологии, а в самой идее. Для меня было важно найти такой термин, который… не наводил бы на мысль о том, что православным предлагается новая уния с католиками для достижения вероучительного единства. Предлагаемую структуру можно назвать, например, Православно-Католическим комитетом по сотрудничеству в Европе, или Консультативным Советом».

Действительно, когда создается то ли «фронт», то ли «альянс», то до богословских ли премудростей?

Как видно, план второго дипломата РПЦ более гибкий и далеко идущий, чем идея «собора» упомянутого выше Вальтера Каспера. По мнению Алфеева, не нужно афишировать то, что можно на первых порах скрыть: «Мне представляется, что на данном этапе преждевременно говорить о каком-либо «соборе» с целью достижения вероучительного или экклезиологического единства. …организация могла бы в качестве авторитетного партнера вести диалог с европейскими международными организациями, такими как Европейская Комиссия, Европейский Парламент и Совет Европы. При обсуждении тех же вопросов организация могла бы представлять традиционное христианство в диалоге с исламом, иудаизмом и другими мировыми религиями…»

Согласно экспертным оценкам, план ОВЦС, озвученный епископом Иларионом, явно идет вразрез с политическим курсом Владимира Путина, грозя России новым «смутным временем». Фактическая уния с Римско-католической церковью с перспективой вероучительного единства, да и еще направленная против ислама, угрожает расколоть не только многоконфессиональное российское общество по религиозному признаку, но и саму Русскую православную церковь.

В этой ситуации обнадеживает, что в Русской православной церкви доминирует все-таки иной подход к межрелигиозным отношениям, что выражается на самом высоком уровне. Так, 20 сентября 2006 года Патриарх Московский и всея Руси Алексий II на встрече с мусульманскими духовными лидерами России, в частности, сказал: «Мы должны вместе противостоять межнациональной вражде, которая поднимается в разных регионах. Сам факт нашей встречи должен стать примиряющим фактором. Люди привыкли к тому, что если духовные лидеры встречаются в братской атмосфере, то их примеру должны следовать и верующие».

По убеждению Патриарха, «необходимо твердо встать на пути тех, кто пытается разжечь вражду и насилие между религиозными организациями. Осуждение этих разрушительных сил — наш постоянный долг».

Евгений АНИСИМОВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: