Информационное
агентство России
0°C
14 декабря, 20:19

Скорбим в связи с кончиной выдающегося мусульманского деятеля В.Садура

art_dev
Скорбим в связи с кончиной выдающегося мусульманского деятеля В.Садура
Valiahmed-Sadur

18 октября на 68 году жизни скончался известный татарский ученый, лингвист и общественный деятель Валиахмет Садур.

На протяжении долгих лет Валиахмет Гареевич трудился на благо развития ислама в России. На заре религиозного возрождения в нашей стране он активно занимался политической деятельностью, возглавлял пресс-службу Исламской Партии Возрождения, одновременно являясь одним из идеологов ИПВ.

В. Садур также занимался проблемами сохранения и развития татарского народа. Его работы по литературе, истории, языковедению имеют большую ценность не только для татар, но и для фундаментальной науки в целом.

В последние 15 лет Валиахмет Садур являлся наставником и научным консультантом Исламского конгресса России и Ассоциации культурно-просветительских объединений «Собрание».

Валиахмед Гареевич Садур — известный исламский деятель, этнолог и публицист. С его смертью не только мусульмане России, но и вся интеллектуальная элита нашей страны понесли поистине невосполнимую утрату, ибо ушел из жизни Человек-энциклопедия, Шейх, великий исламский интеллектуал нашего времени.

Валиахмед-эфенди родился в 1939 г. в Новосибирске. В 1956 г. он поступил на индонезийское отделение Института восточных языков (ныне Институт стран Азии и Африки) при МГУ, и в начале 1960-х работал в Индонезии. Вновь вернуться в Юго-Восточную Азию он смог только в сер. 1990-х гг., когда, будучи сотрудником Исламского Конгресса России, посетил с двухнедельным визитом Малайзию. Шейх Валиахмед был одним из считанных в России специалистов по этому региону, владея малайским языком и хорошо понимая менталитет этого далекого от России народа. На протяжении более десятка лет В.Садур был единственным мусульманином в нашей стране, вхожим в любое время дня и ночи не только в рабочий офис, но и в домашнюю резиденцию посла Малайзии в РФ. Его личное обаяние и близкая дружба с послами Малайзии и Брунея могли сделать его богатейшим человеком, но он был не из тех, кто использует связи для личного благосостояния. Богатство шейха Валиахмеда проявлялось в его душе, в его мыслях и поступках.

В течение многих десятилетий он искренне переживал по поводу размывания татарской культуры и пытался по мере сил и возможностей поднять эту тему в среде интеллигенции, к числу которой относился и сам. Как вспоминал Григорий Померанц, в далеком 1966 г. Валиахмед Садур чувствовал и мыслил иначе, чем он; «мы», с которым соотносилось его «я», было наполнено этническим содержанием. В.Садур объяснял, что «современная система образования безо всякого насилия денационализирует татарина, превращает его в русского интеллигента татарского происхождения, думающего по-русски, пишущего стихи по-русски».

Эта тема красной нитью проходит через многие страницы его статей, и наглядно ощущалась при личных встречах с ним. Вообще, для Валиахмеда-эфенди было характерно поднятие животрепещущих, острых тем, которые никто не смел затронуть публично. Вместе с тем его подходы даже к самым болезненным проблемам отличались особым тактом и дипломатичностью — чего, к сожалению, не скажешь о его оппонентах. Так, относительно одного из самых актуальных вопросов, стоящих сегодня перед мусульманской уммой России — соотношения национального и религиозного в условиях потери этнической идентичности татарами и обращения в Ислам русских, В.Садур писал: «Было бы наивно полагать, что все попытки расколоть еще только формирующееся единство российских мусульман исходят извне. Как это ни прискорбно, слишком часто сами мусульмане из самых, казалось бы, лучших побуждений разводят нас в разные стороны. В Татарстане представители татарской светской интеллигенции почему-то вообразили, что знаний теоретической физики и отрывочных сведений об исламе, извлеченных из книг на русском языке, вполне достаточно для реформирования Веры Пророка — так, чтобы это не мешало вести если не неисламский, то хотя бы не вполне исламский образ жизни, и даже придумали для своего реформированного детища имя "евроислам". В Москве представители русской мусульманской интеллигенции, "защищая" интересы мусульман, не знающих татарского языка, изгоняют этот язык с минбаров мечетей. Обидно и печально, что у обеих общественных инициатив один общий источник — невежество и нежелание придерживаться неотъемлемой от человеческих качеств мусульманина терпимости к тому, что лично тебя в данный момент не устраивает.»

Всегда и везде, в любой ситуации и при любых обстоятельствах Валиахмед Садур был, в первую очередь, ученым. Его познания в различных отраслях гуманитарного знания были, поистине, удивительны — недаром его друзья и знакомые из мусульманских организаций всегда уважительно обращались к нему «Шейх». Он владел более чем десятью языками — помимо привычных английского и французского с немецким и испанским, еще и португальским, датским и шведским, греческим, индонезийским и малайским. Будучи этнологом и тюркологом, шейх Валиахмед глубоко переживал в связи с резко усиливающимися ассимиляционными процессами среди тюркских народов России. Именно поэтому он бывал на Алтае и в Хакасии, был хорошо знаком с лидерами чувашского и алтайского национальных движений, выступал на круглых столах и конференциях, посвященных сохранению социального, межэтнического и межрелигиозного мира. Особый интерес В.Садура к Сибири хорошо понятен: будучи сам по происхождению выходцем из этих краев, он прекрасно разбирался в чаяниях местных народов, в их стремлении к самоидентификации, к признанию своей отдельности, непохожести на других.

Валиахмед Гареевич Садур первым в российской науке проявил комплексный подход к вопросу появления и существования татарско-мусульманской общины Москвы, что воплотилось в 1987 г. как в статье самого Садура, так и в статье Л.И.Розенберга, для которой Валиахмед-эфенди собирал черновой материал.

Следует сказать, что друзьями и единомышленниками В.Садура были представители самых разных наций и религий и различных убеждений. Особое направление деятельности Валиахмеда-эфенди было связано с правозащитной деятельностью, где его близкими знакомыми выступали Виталий Пономарев, Валентин Гефтер и др. борцы за соблюдение прав человека повсеместно, за справедливость и равенство всех и каждого перед законом. Совместно с этими смелыми людьми В.Садур, организовавший Комитет защиты прав мусульман, поднимал вопросы о нарушении прав верующих в странах Средней Азии, где в наше время пропадают навечно в тюрьмах и концлагерях и крупнейшие исламские ученые, и тысячи рядовых дехкан.

Многие оригинальные находки и выводы ученого, к сожалению, были известны только изустно. Так, именно из уст шейха Валиахмеда в Духовном управлении мусульман Нижнего Новгорода услышали о существовании еще в сер. ХХ в. остатков татарского населения в Дальне-Константиновском районе Нижегородской области. Сохранилось значительное число статей, выступлений и интервью В.Садура, и сведение их воедино, наряду с изложением на бумаге всех важных сведений, которые он когда-либо произносил — наш долг перед Всевышним, перед мусульманской уммой России, перед наукой и историей.

Человек Знания, Валиахмед-эфенди постоянно призывал мусульман к повышению своей грамотности, к овладению разными науками и к умению грамотно пользоваться своими мыслительными способностями. «Тысячи мусульман России сейчас владеют арабским. Правда, как правило, они ограничиваются умением разговаривать и немного понимать Коран. И мне не известен ни один российский мусульманин, который мог бы писать религиозные трактаты по-арабски. Меня спросят: "А зачем их писать? Пусть пишут арабы. К тому же самое главное уже известно: Коран и Сунна Пророка. А рассуждения, кому они нужны? Какая от них практическая польза?" Отвечаю: "Очень большая. И для России очень важная"» — писал он. И далее добавлял, гордясь своей принадлежностью к российской культуре: «Российские мусульмане принадлежат к самым образованным мусульманам планеты».

Помимо научной, просветительской и правозащитной деятельности, шейх Валиахмед вошел в историю российского Ислама и как «романтик первой волны» исламского политического движения. Без его участия невозможно представить себе исламское возрождение в России начала 1990-х. В 1992 г. В.Садур совместно со своими друзьями и коллегами организовал в Саратове региональную конференцию для членов новообразованной Исламской партии Возрождения. Именно из слов Садура следовало, что «Ислам вновь открыто участвует в политической жизни». Тогда, во время той далекой пресс-конференции, никто не придал большого значения этим словам, но уже спустя несколько лет жизнь подтвердила правоту ученого. Второй попыткой установления подлинного политического Ислама В.Садур считал движение «Мусульмане России», созданное в Саратове в 1996 г., куда он вошел в состав политсовета.

Сегодня не многие могут объективно оценить роль и значение, которое сыграли эти политические движения в деле развития исламского фактора в нашей стране. Но идея о возрождении мусульманской фракции в парламенте, как это было в царской России в XX в., теоретиком которой выступил Валиахмед-эфенди, выросла, в том числе, и из проекта Исламской партии Возрождения, одним из создателей которой был Садур.

Шейх Валиахмед последовательно отстаивал исламские ценностные ориентиры, даже когда его пытались уличить в «нелюбви» к демократии в далеком 1991 г. При этом он и был настоящим демократом, борцом за справедливость и равенство. Не все могли понять соотношение политического и религиозного в Исламе, но для В.Садура такой проблемы не существовало вовсе. Более того, политическое представительство мусульман на общегосударственном уровне виделось ему не в качестве самоцели, не ради самого себя, а лишь исключительно для возможности эффективного отстаивания демократических принципов общества и соблюдения прав человека, в т.ч. — мусульман как конфессионального меньшинства, и малочисленных народов как этнических меньшинств. Необходимость участия новой волны мусульман в политике шейх Валиахмед объяснял тем, что «зависимость от нерелигиозной власти, зачастую, к тому же, антимусульмански настроенной, в условиях, когда некому на нее пожаловаться, порождает стремление внедриться в нее. Отсюда идет уже прямая дорога к собственно политической деятельности в ее обычном понимании».

Помимо этого политического завещания и научного наследия, Валиахмед-эфенди оставил после себя большое число материалов публицистического характера, в т.ч. художественные произведения. К сожалению, они так и не увидели свет при жизни этого выдающегося деятеля российской уммы современности, о котором говорили так: «Он не имеет в своем "подчинении" ни одного прихода, однако к его мнению прислушиваются не только мусульмане, и не только в России».

В одной из своих последних статей Валиахмед-эфенди написал следующие строки: «Есть веские доводы, позволяющие согласиться с тем, что навыки, усвоенные в раннем детстве, намного сильнее преобразуют нас, чем все, что мы приобретаем впоследствии, и это помогает мне понять глубокий смысл сказанного Пророком: «Вера в Бога Единого заложена в каждом ребенке отроду, и только родители делают его иудеем, христианином или язычником». И понять, почему по мере приближения момента встречи с Ним человека тянет в детство, где он впервые обрел чистую, незамутненную веру.» В этих словах чувствуется и ностальгия по далекому детству, и предчувствие встречи с Аллахом. Пусть Всевышний примет его душу «удовлетворенной и снискавшей довольство», и пусть Милостивый Господь скажет ему: «Войди в круг Моих рабов! Войди в Мой Рай!» (Св.Коран, сура «аль-Фаджр», 28-30).

У.Идрисов, Д.Мухетдинов, Д.Хайретдинов, А.Хабутдинов, Г.Хизриева, А.Озкарабюбер (Islamnn.Ru)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: