Информационное
агентство России
1°C
14 декабря, 01:41

Ш. СУЛТАНОВ: ДОСРОЧНЫЕ ВЫБОРЫ РЕЗКО ОБОСТРЯТ СИТУАЦИЮ В ПАЛЕСТИНЕ

art_dev
Ш. СУЛТАНОВ: ДОСРОЧНЫЕ ВЫБОРЫ РЕЗКО ОБОСТРЯТ СИТУАЦИЮ В ПАЛЕСТИНЕ
9983320

В Палестине разразился острый политический кризис. Лидер проигравшего на выборах движения ФАТХ Махмуд Аббас призвал провести в стране досрочные выборы. Этот шаг, поддержанный Вашингтоном и Тель-Авивом, привел к вооруженным столкновениям между сторонниками ХАМАС и ФАТХ. Ситуацию в Палестине мы попросили прокомментировать известного политического аналитика Шамиля Султанова.

— Шамиль Загитович, в Палестине происходят тревожные события. Что, по вашему мнению, стоит за попыткой Махмуда Аббаса провести досрочные выборы?

— Объективно, начиная с конца 1990-х годов, в Палестине сложилась классическая схема двоевластия. Если посмотреть на социальный разрез палестинского общества, можно выделить две приблизительно равные группы, численностью от 35 до 40%. Первая представлена той частью населения, которая так или иначе взаимодействует с израильской экономикой и выгадывает от такого взаимодействия. В основном это население Западного берега реки Иордан. Она составляла социальную базу Ясира Арафата, проводившего свою политическую линию. Вторая группа не интегрирована и не желает интегрироваться в израильскую экономику. В основном это обездоленные жители сектора Газа. Оставшиеся 20% населения Палестины периодически поддерживала то ту, то другую сторону. Это с социально-экономической точки зрения. Что касается социально-политического разреза, то чистых коллаборационистов в палестинском обществе не более 5%. Подавляющая часть населения – 95% – выступает за сохранение и развитие палестинского национального очага, за возвращение беженцев, за создание полноценного независимого палестинского государства. Эти две тенденции: национально-освободительная и социально-экономическая, и их переплетение создает очень сложную картину развития палестинского общества за последние 10-15 лет. Победа движения ХАМАС на выборах прошлого года еще раз показала, что палестинское общество расколото. Де-факто сложилась такая ситуация, при которой интересы одной части населения выражает президент Аббас, а другой – правительство ХАМАС.

Существует еще и региональная составляющая. На протяжении последних нескольких лет в ближневосточном регионе идет процесс формирования двух широких внешнеполитических коалиций. С одной стороны – это коалиция тех региональных сил, которые поддерживают поглощение части палестинского общества Израилем. В нее входят правящие круги ряда прозападных арабских стран. С другой – коалиция, которая включает сегодня в себя Иран и Сирию. Появление этой коалиции способствовало укреплению позиций ХАМАС. То, что сейчас происходит в Ливане, служит показателем дальнейшего укрепления этой коалиции. При определенных обстоятельствах через 2 года к этой коалиции может присоединиться Ирак, а возможно, и Афганистан.

Нынешний переход Аббаса в наступление связан с тем, что силы, которые стоят за ним и внутри палестинского общества, и в региональном масштабе, пытаются переломить в целом негативную для них тенденцию.

— Насколько реальна угроза начала братоубийственной войны в Палестине?

— Де-факто все ответственные палестинские лидеры осознают опасность гражданской войны. Формально Аббас только предложил провести выборы, ибо он, как и его оппоненты из движения ХАМАС прекрасно понимают, что любая гражданская война в Палестине надолго похоронит значимость палестинского фактора как такового, отбросит чаяния народа на десятилетия назад.

Надо также учитывать, что в палестинском обществе, где еще не изжиты остатки родоплеменных отношений, существует скрытая клановая структура, кровная месть и т.д. Поэтому любая междоусобица может привести к самоубийству. Это объясняет осторожность того же Аббаса.

— Почему ХАМАС не устраивает вариант проведения одновременных президентских и парламентских выборов?

— Многие специалисты считают, что этот вариант в принципе устроил бы ХАМАС, если бы выборы проходили в нормальных, демократических условиях. В условиях же тотального давления на Палестину, ее политической изоляции, экономических санкций, провокационной деятельности иностранных спецслужб, постоянных «легитимных» нарушений законодательства, можно с большой долей уверенности предположить, что выборы будут сфальсифицированы и весьма существенно. С точки зрения административного ресурса, информационных возможностей, взаимодействия спецслужб Израиля и ряда арабских стран эта фальсификация представляется вполне возможной. Более того, Запад поддержит и признает эту фальсификацию. Поэтому ХАМАС и выступает против, исходя из того, что один незаконный акт вызовет серию незаконных актов.

— Если выборы все-таки состоятся, чем это может обернуться для Палестины?

— Это приведет к резкому обострению ситуации. Что касается результатов, то на западном берегу реки Иордан за исключением отдельных регионов, таких как Наблус, выиграет ФАТХ. Сектор Газа преимущество будет на стороне ХАМАС. Равновесие, которое установится в результате выборов, будет крайне зыбким.

Но главное заключается в том, что если произойдут перевыборы президента – а новым президентом, вероятно, вновь станет Махмуд Аббас, – то он, скорее всего, потребует расширения президентских полномочий. Это приведет де-факто к смене политического режима Аббаса. Аббас, который сильно уступает в популярности Ясиру Арафату, вероятно, попытается компенсировать это за счет законодательного укрепления своего статуса. Кроме того, у Аббаса есть личный мотив: ему на пятки наступает Дахлан.

— Какова роль внешних сил, и в первую очередь Запада, в сегодняшнем палестинском кризисе?

— США, ЕС, Израиль и некоторые арабские режимы вопреки всем демократическим принципам взяли курс на экономическое удушение Палестины. С точки зрения обывателя, американцы и европейцы давали деньги добровольно, а соответственно имели право приостановить финансирование. Однако такая постановка вопроса в корне неправильна. Сегодняшний кризис Палестины – это плод многолетних усилий Соединенных Штатов и Европы, стремящихся создать палестинское государство по израильским лекалам. Экономическая недееспособность нынешней Палестины – результат такой политики. Более того, сегодня во всем исламском мире идет сбор средств для Палестины, однако нет возможности переводить эти деньги. Дело дошло до того, что премьер-министр Хания привозил наличные, чтобы выплатить зарплаты врачам и учителям.

— Почему Запад питает такую ненависть к ХАМАС?

— Приход правительства ХАМАС к власти фактически завершил очень важную политическую фазу – попытку так называемой демократизации Большого Ближнего Востока, которая лежала в основе внешней политики администрации Буша. Победа ХАМАС полностью обанкротила этот эксперимент. Оказалось, что Запад, столкнувшись с настоящими патриотами ислама, у которых есть твердая вера и четкие принципы, начинает проигрывать.

В 2004 году крупный американский исследовательский центр RAND подготовил доклад, в котором в качестве одной из стратегических задач указал на необходимость «приручения радикалов». Однако ХАМАС, пришедший к власти демократическим путем, показал, что на практике это сделать невозможно.

— Неужели ХАМАС настолько бескомпромиссен?

— На самом деле ХАМАС проявил готовность к компромиссу. Но его позиция всегда заключалась в том, что любой компромисс – не за счет принципов. Движение пошло на компромисс, предложив заключить долгосрочное перемирие, вернувшись к границам 1967 года. Несмотря на то, что ХАМАС считает потенциальное палестинское государство в границах 1967 года неполноценным, движение было готово к перемирию, в ходе которого можно было бы начать переговоры по множеству вопросов, которые до сих пор в повестку дня не вставали. Однако такая позиция не устраивает Израиль. Почему Запад требует от ХАМАС признания Израиля? Это сродни тому, что тебя ограбили бандиты, а потом тебе говорят: «Ты должен помириться с этими бандитами, потому что такова ситуация». Поэтому сохранение базовых принципов – важная составляющая политики ХАМАС – стала полной неожиданностью для его оппонентов, привыкших вести продажные и беспринципные игры.

— Какую роль в сегодняшних палестинских событиях играет Иран?

— На сегодняшний день Иран оказывает самую мощную поддержку ХАМАС. Хания недавно ездил в Иран, где получил средства на выплату зарплат бюджетникам. Примечательно, что этот визит возмутил руководителей ряда богатых арабских стран, по мнению которых Хания должен был обратиться к ним, а не к Ирану. Однако только иранцы пригласили палестинского премьера, а остальные ждали указаний из вашингтонского обкома.

Очень важно, что на примере контактов ХАМАС с Ираном складывается практика революционного суннитско-шиитского альянса, где преодолеваются теологические, догматические и иные противоречия между суннитами и шиитами. То же самое происходит и в Ливане. Но это абсолютно не устраивает Запад, который в своей ближневосточной политике в ближайшие 5-10 лет будет делать ставку на форсированное усиление противоречий между суннитами и шиитами.

— Сегодня США сталкиваются в Палестине и на всем Ближнем Востоке с большими проблемами. Многие видят причиной тому целый ряд стратегических ошибок Вашингтона, наподобие односторонней и безоговорочной поддержки Израиля, вторжения в Ирак и т.п. Как вы считаете, способны ли Соединенные Штаты пересмотреть или хотя бы скорректировать свою ближневосточную политику?

— Думаю, что нет. Особенно сейчас. Давайте посмотрим правде в глаза. Во всем мире, и прежде всего в исламском, усиливается ненависть к США. В целом ряде стран, в том числе и мусульманских, самыми непопулярными политиками являются Буш и Блэр. В силу недоверия к США все попытки американцев решить какие-то вопросы оказываются неудачными. Пример тому — провал таких стратегий, как «дорожная карта», демократизация Большого Ближнего Востока, формирование единого экономического сообщества на Ближнем Востоке и т.д. Таким образом, у США на Ближнем Востоке остается один верный союзник – Израиль, и в ближайшие 7-8 лет американцы не откажутся от его однозначной поддержки. Поэтому говорить о сбалансированной политике США в регионе не приходится в принципе.

— Как вы оцениваете ближневосточную политику России?

— За последние несколько лет мы постепенно возвращаемся к ситуации, которая была до 1990-х годов. В 1990-е годы в российской политике произошел однозначный крен в сторону Израиля. Приводились разного рода аргументы — большое число «наших» людей в Израиле, новые технологий, которые это государство могло бы поставлять в Россию и т.п. Однако геополитические реалии таковы, что в последние 3 года наметился кардинальный поворот в сторону сближения с арабскими странами, с исламским миром. Причем путинский прагматизм проявляется в том, что это сближение происходит и с радикальной Сирией, и с менее радикальным Алжиром, и с такими странами как Египет и Саудовская Аравия, которые имеют близкие отношения с Соединенными Штатами. Несмотря на давление Запада, Путин пригласил делегацию ХАМАС в Москву, тем самым оказав Движению большую моральную и психологическую поддержку.

В настоящее время политика России определятся двумя основными факторами: во-первых, Россия это не Советский Союз, который в силу своей мощи мог проводить свою однозначную стратегическую линию на Ближнем Востоке, а во-вторых, Россия, исходя из соображений прагматизма, пытается играть роль посредника между движениями ФАТХ и ХАМАС, между Синьорой и Насруллой и т.д., тем самым повышая свой авторитет и влияние на Ближнем Востоке и на мировой арене.

— Это удачная политика?

— Политика – искусство возможного. С учетом сил, которые сегодня реально имеются у России, это достаточно эффективно. Тягаться на равных с Западом на Ближнем Востоке мы пока не можем.

— Ваш прогноз относительно сценария развития ситуации в Палестине?

— Я думаю, что и ФАТХ и ХАМАС будут стараться не довести дело до братоубийственной войны. В свою очередь Израиль будет делать все возможное, чтобы эта война началась, но при этом не вышла за пределы сектора Газа. Потому что объективно Израилю тоже не выгодна гражданская война в Палестине, ибо она создает радикалов, которые способны резко обострить ситуацию в самом Израиле. Весьма вероятен вялотекущий политический торг, но в любом случае, двоевластие не будет долгосрочным фактором.

— А что касается выборов?

— Что касается досрочных выборов в Палестине, думаю, что они – рано или поздно – все равно состоятся, потому что теоретически состояние – не война, не мир при наличии двух центров отличается крайней неустойчивостью. Все будет зависеть от гарантий проведения честных выборов. ХАМАС должен будет решить две основные задачи: не допустить или, по крайней мере, минимизировать фальсификации и провести выборы в выгодной для себя политической ситуации.

Султанов Шамиль Загитович — политолог, депутат Государственной Думы Российской Федерации, член комитета по международным делам ГД, директор «Центра стратегических исследований Россия – Исламский мир: стратегический диалог», глава одноименного межфракционного депутатского объединения в Госдуме.


Беседовал Анвар ШАРИПОВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: