Информационное
агентство России
0°C
14 декабря, 03:46

ВОЕННО — ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИИ С ПАКИСТАНОМ

art_dev
ВОЕННО — ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИИ С ПАКИСТАНОМ
Российский вертолет КА-60 (Касатка)

Самой сложной сферой российско-пакистанских отношений, несомненно, является военно-техническое сотрудничество (ВТС). Сложность взаимоотношений в этой области обусловлена тем, что на протяжении ряда лет в ответ на настойчивость Исламабада Москва старается уходить от обсуждения такого рода вопросов, либо открыто говорит о том, что пока «время для подобного сотрудничества не пришло», и необходимо сначала наладить нормальные торгово-экономические связи, а уж затем говорить о столь «сложной сфере как ВТС». Тем не менее, как говорил автору этих строк бывший посол Пакистана в РФ Ифтихар Муршед, отказываясь от ВТС или же всячески замедляя его, «Россия теряет реальную возможность хорошо заработать», — роскошь, которую мало кто может себе позволить.

Как бы там ни было, сегодня остается практически нерешенным все тот же вопрос: возможно ли вообще ВТС между нашими странами? И если да, то почему оно не осуществляется до сих пор? На эти вопросы подробно и с поистине научной обстоятельностью отвечает заведующий сектором Пакистана Института Востоковедения РАН С. Н. Каменев.

По нашему мнению, для России необходимо осуществлять реальное военно-техническое сотрудничество с Пакистаном, не взирая на свое стратегическое партнерство с Индией, поскольку расширение контактов в этой области с Исламабадом, как нам представляется, лежит в основе национальных интересов Москвы. Нельзя забывать и о том, что российская оборонная промышленность относится к тем немногим отраслям, продукция которых пока что еще конкурентноспособна на мировом рынке, и ее функционирование (включая возможность обеспечения занятости немалой части трудоспособного населения нашей страны) дает возможность расширить приток валюты в страну не только за счет экспорта сырья, а путем продажи за рубеж готовой высокотехнологичной продукции.

Все разговоры о том, что продажа оружия Пакистану нанесет непоправимый ущерб российско-индийским отношениям, не имеют под собой реальной почвы. Во-первых, Москва просто обязана исходить из своих собственных интересов, а не подчинять свою национальную политику интересам других государств, пусть даже и таким стратегически важным партнерам как Индия.

Во-вторых, крайне целесообразно существенно диверсифицировать наши связи в области ВТС на азиатском направлении, а не замыкаться преимущественно на Индии. Процесс диверсификации в этой сфере идет, но все же довольно медленно. Да, действительно, были подписаны контракты о поставках российских истребителей и вертолетов в такие страны, как, например, Малайзия, Индонезия и Таиланд. Но полное выполнение их из-за катастрофических природных катаклизмов, обрушившихся на эти страны, сомнительно. Кстати говоря, все названные страны, заключая соглашения о ВТС с Россией, вовсе не отказываются от сотрудничества в той же сфере с Соединенными Штатами.

В-третьих, не следует забывать, что Индия, имея широкие связи с РФ в военно-технической сфере, тем не менее, активно развивает военно-техническое сотрудничество и с другими странами, в том числе и с США. Так, можно вспомнить, что в ходе визита Рамсфельда в Индию, тогдашний американский министр обороны заявил, что Вашингтон «намерен установить более тесные связи с Индией в военной сфере, даже несмотря на обеспокоенность Дели американскими военными поставками Пакистану».

Кроме того, Индия подписала широкомасштабное соглашение с Израилем о создании системы слежения АВКС, где базовыми самолетами служат российские самолеты дальнего радиолокационного дозора, обнаружения и наведения А-50, а также ИЛ-76 (используемый примитивно — в качестве «носильщика»), а вся электронная «начинка» поступит из Тель-Авива. Очевидно, что основная часть платы за АВАКСы достанется Израилю. Здесь же следует упомянуть о крупной военной сделке между этими двумя странами (на сумму в 1,1 млрд. долл.), в соответствии с которой Израиль поставил в Индию системы раннего воздушного обнаружения, которые будут размещены вдоль всей границы с Пакистаном.

Говоря о зарубежных военных поставках России, нынешних (и будущих) закупках вооружения Индией (причем не только у России), о реакции Москвы на запросы Пакистана о продаже российского оружия нельзя не привести высказывание опытного российского дипломата, бывшего посла СССР и России в Пакистане В. П. Якунина, который еще в 1997 г. отметил: «Что касается просьб Исламабада о продаже ему некоторых видов вооружений, то со стороны Москвы к этой проблеме в нынешней обстановке мог бы быть более сбалансированный подход, нежели полностью отрицательный, как это имеет место в настоящее время. При рассмотрении вопросов о возможном военно-техническом сотрудничестве с Пакистаном РФ не без пользы для себя как материальной, так и, само собой разумеется, политико-дипломатической, могла бы проявлять больший прагматизм». И далее: «Примечательно, что военно-техническое сотрудничество с Пакистаном США и других западных стран не мешает Индии продолжать аналогичное и иное сотрудничество с ними. В этой связи неубедительно звучат ссылки на то, что Индия-де откажется от закупок вооружений у России, если мы будем развивать военно-техническое сотрудничество с Пакистаном. Кроме того, даже если Россия удовлетворила бы все просьбы Пакистана о поставках вооружений, их масштабы и качественный характер ни в коей мере не шли бы в сравнение с уже ставшим традиционным военно-техническим сотрудничеством РФ с Индией, которая, думается, заинтересована в закупках российских вооружений не в меньшей степени, чем Россия в их продаже».

Возвращаясь к Пакистану следует отметить, что в своем военном (равно как и экономическом) сотрудничестве он традиционно ориентировался и продолжает ориентироваться на США. Естественно, это не исключало связей Исламабада и с европейскими государствами, в первую очередь Великобританией и Францией, а также с азиатскими странами (Китай).

Действительно, в 80-е годы Пакистан входил в пятерку крупнейших получателей американского вооружения (после Египта, Саудовской Аравии, Израиля и Тайваня). Планировалось и дальше наращивать объемы пакистано-американского военно-технического сотрудничества, чему в немалой степени способствовала тогдашняя резко антисоветская позиция Исламабада относительно ситуации в Афганистане. Однако начиная с 1990 года контакты в военной области между Вашингтоном и Исламабадом начали резко сокращаться из-за принятия Конгрессом США «поправки Пресслера», запрещающей сотрудничество со странами, ведущими разработки в области оружия массового уничтожения и введения в этой связи эмбарго на оказание широкомасштабной военно-экономической помощи Пакистану и, в конечном итоге, были сведены практически к нулю. Лишь после событий 11 сентября 2001 г. и последующего присоединения к антитеррористической коалиции военная (и экономическая) помощь была возобновлена, хотя и не в прежних размерах; поставлялись преимущественно техника и вооружение, которые могли быть использованы в первую очередь при проведении антитеррористических акций.

При всем благоволении Вашингтона к Исламабаду в последние годы (списание большой суммы внешнего долга в 2005 г. и выделении крупной экономической помощи в 2006 г.) американцы довольно осторожно подходят к продаже Пакистану современных видов вооружения. Так, известный пакистанский политолог, руководитель Института политических исследований Первез Икбал Чима после завершения переговоров военных делегаций Пакистана и США в 2005 г. заявил, что и «этот раунд не привел к заметному прогрессу (в поставках вооружения), несмотря на сделанные ранее позитивные обещания сотрудничества в этой сфере… и несмотря на то, что Пакистан, по словам США, является основным не НАТОвским союзником».

Неудивительно, что в подобных условиях Пакистан обращает свой взор на Россию, вооружение которой по своим техническим характеристикам не уступает американскому, но при этом заметно дешевле.

Стремление Исламабада импортировать российскую военную технику и вооружение более или менее наметилось еще в 90-е годы. Обозначился зондаж с пакистанской стороны возможностей закупки у России современных танков, бронетранспортеров, боевых машин пехоты и запасных частей к ним, самолетов МИГ-29, СУ-25, СУ-27, АН-30, вертолетов МИ-8 и МИ -17 в военном исполнении, а также различного электронного оборудования и боеприпасов.

К сожалению, отсутствие у России четкой политической концепции по одновременному развитию отношений с Пакистаном и Индией, в том числе и в военной области, вялый, а порой и откровенно незаинтересованный диалог между Москвой и Исламабадом, и самое главное — патологическая боязнь окрика со стороны Дели лишали (и лишают!) российскую сторону инициативы в столь деликатной сфере как российско-пакистанское ВТС. Хотя справедливости ради следует отметить поставки в 90-е годы Россией техники двойного назначения; речь идет о поставках 10 вертолетов МИ-17 в гражданском исполнении, а также тяжелых грузовиков.

По информации российских СМИ, летом 2004 г. власти Пакистана подписали контракт о поставке российских танков Т-90С производства Уралвагонзавода. Однако такого рода «поставки» (если, конечно, информация СМИ соответствует истине) — это лишь капля в море пакистанских военных потребностей. Поэтому естественно, что Исламабад в условиях конфронтации с Дели, даже несмотря на происходящие позитивные подвижки в их двусторонних отношениях, и под давлением острой необходимости обновления и наращивания своего военно-технического потенциала (в целом соотношение конвенциальных видов вооружения между Пакистаном и Индией составляет на протяжении многих лет как 1:3, и изменить этот параметр в свою пользу пока что Пакистану не удается), ищет (и находит!) других партнеров, располагающих вооружением советского и российского производства и готовых продать его Пакистану. Так, Исламабадом был подписан контракт с Украиной на поставку 320 танков Т-82УД общей стоимостью 550 млн. долларов. Велись переговоры на закупку 125 мм снарядов, других видов продукции военного назначения, которые были реализованы лишь частично.

Предложение, сделанное российской стороне во второй половине 90-х годов о продаже Исламабаду двух эскадрилий самолетов СУ-27, включая запасные части и наземное оборудование, могло принести Москве, как полагали пакистанские эксперты, не менее 1,5 млрд. долларов. Более того, как считали в Пакистане, импорт военной техники из России (самолеты, танки, боеприпасы, ракетные комплексы и др.) уже к концу 90-х годов мог бы реально превысить 4 млрд. долларов.

К сожалению, такого рода возможности не были реализованы. В конечном итоге, инициативу здесь вновь перехватила Украина. Так, Киев поставил в Пакистан 320 танков Т-84УД на общую сумму 615 млн. долларов. Цены такого уровня мировые производители ВПК считают демпинговыми. Для сравнения, контракт по поставкам в Индию 310 российских танков Т-90С составил около 800 млн. долларов. Правда, корректно сравнить технические характеристики украинских и российских танков весьма трудно, поскольку, по некоторым данным, 125-миллиметровые пушки были поставлены на пакистанские танки со снятых советских боевых машин Т-80, которые остались на Украине после распада СССР.

Еще одним шагом в этом направлении стало подписание с Украиной и Китаем контракта на производство собственного танка «Аль-Халид». Его производство уже начато на заводе тяжелой промышленности в Таксиле, недалеко от Исламабада. Украинский контракт на сумму 150 млн. долларов предусматривал поставки двигателей для 300 танков «Аль-Халид» в течение трех лет. Кроме того, украинский завод им. Малышева также планирует принять участие в совместном с Пакистаном и Китае проекте «Аль-Зара» по модернизации находящихся на вооружении пакистанской армии 1200 китайских танков Т-59.

В свою очередь Китай поставил в Пакистан партию истребителей Ф-7МГ (аналог МИГ-21) и усилил его противоракетную оборону. В настоящее время налаживаются связи по производству пакистано-китайского военного самолета «Супер-7». Имеется информация, почерпнутая из пакистанских СМИ, что Китай намерен участвовать в ракетно-ядерных программах Пакистана; правда, при этом делается оговорка, что сотрудничество в атомной сфере ограничится исключительно мирными программами. Общая сумма уже заключенных с КНР и Украиной контрактов на поставку вооружения и военной техники приближается к 1 млрд. долларов. В условиях крайней осторожности США по продажам оружия Пакистану и явном нежелании России участвовать в оборонном экспорте в Пакистан следует ожидать в обозримом будущем расширения военных связей Исламабада с Китаем и Украиной.

Таков прогноз известного российского эксперта по Пакистану Сергея Каменева. Однако, несмотря на заметное и впечатляющее наращивание российско-индийских связей, особо проявившееся и в ходе последнего визита президента Путина в Индию, хотелось бы все же надеяться, что произойдут положительные сдвиги и в российских отношениях с Пакистаном, в том числе и по вопросу ВТС. Представляется очевидным, что давние и широкомасштабные узы, связывающие Россию и Индию настолько прочны, что им уже не способны навредить какие-либо поставки российского вооружения Пакистану. И еще: несомненно, что налаживание полноценного российско-пакистанского торгово-экономического и военного сотрудничества будет полностью соответствовать духу и букве той политики России в отношении исламского мира, о которой неоднократно заявлял в последние месяцы российский президент, в частности, и во время своего исторического визита в Саудовскую Аравию. В связи с этим не так уж безосновательно и вполне логично предположить, что вскоре будет открыта новая страница в наших отношениях с Пакистаном — страной, которой непозволительно пренебрегать всем тем, кто не только декларирует, но и на самом деле всерьез стремится к установлению стратегического партнерства с многомиллионным мусульманским миром.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментирование закрыто.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Генерация пароля

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: